Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Павел Валерьевич Волков. 4 страница



Были и другие ответы. Привожу высказывание ученика Вик­тора, приоткрывшего один из аспектов цифр: «За цифры надо су­меть взглянуть. За ними скрыта Тайна Жизни. Цифры - это зо­лотой ключик Буратино, открывающий чудесную дверь. Подобрал циферки - дверь открылась, и теперь не зевай!» Так вот оно что! Цифры - это золотой ключик! Им нужно уметь пользоваться, ина­че мы попадем в Страну Дураков, как неосторожно попал туда Буратино.

Вернемся к «здоровым» и «больным» цифрам. Самое удиви­тельное, что болезни людей и «болезни» цифр спроецированы друг на друга, точно так же, как «здоровые» цифры спроецирова­ны на здоровье и благополучие. Безусловно, «больные» цифры -одна из многих проекций болезни. Можно ли «полечить» «боль­ные» цифры и тем самым помочь больному?

Вспомним, что обозначают цифры в иррациональном мире. Они обозначают отношение. «Здоровая» цифра - здоровое отно­шение, «больная» цифра - больное отношение. Отношение - это всегда действие, у него четко выражен вектор, направление. Здо­ровое отношение показывает, что мы поступаем правильно, вектор поведения выбран верно. Больное отношение показывает, что дей-

194 Глава 8


ствия наши неправильные, вектор действия выбран неверно, по­этому мы болеем или терпим неудачу. Давайте попытаемся через образы цифр научиться выбирать верный вектор нашего действия, влиять на течение нашей жизни, в том числе и на болезнь.

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 195

Итак, «больные» или, иначе, ключевые цифры резко отлича­ются по написанию от непроблемных: форма цифры искажена, размер уменьшен или увеличен, при взгляде на цифру в теле рож­дается не чистый протяжный звук, а скрежет или хрип, у них иной наклон по сравнению с другими цифрами, иногда цифра выделе­на более сильным нажимом или обведена несколько раз (рис. 46).


ружена связь необычного написания цифры с определенным эпи­зодом или нет, психологическое напряжение должно быть умень­шено или сведено на нет.

Обнаружив цифру необычного вида, необходимо спросить у пациента, с чем связано такое необычное написание. В большин­стве случаев пациент вспоминает реальное событие или сон, в ко­тором необычная цифра и соответствующее ей число играли ка­кую-то роль. Иногда пациент утверждает, что с этой цифры начи­нается номер квартиры, телефона или это памятная дата.

Полезно предложить пациенту написать несколько серий любых цифр, но первой в серии должна стоять ключевая цифра. Он начнет писать произвольные серии из трех, четырех, пяти и больше цифр и вдруг напишет серию, в которой все цифры явля­ются ключевыми, то есть необычной формы и подобные первой цифре. Как правило, ключевая серия цифр обрамляется таин­ственными значками, цветочками или просто черточками. Сравне­ние написания цифр из этой серии и контрольными цифрами в самом начале сеанса показывает их различие. Контрольные изоли­рованные цифры не являются ключевыми. Но в этой удивитель­ной серии те же цифры являются ключевыми и подобными по на­писанию контрольной ключевой цифре.

Характерная особенность ключевой серии цифр состоит в том, что, написав ее, пациент шумно и облегченно вздыхает, а иногда даже утирает пот или слезы. Написание ключевой серии цифр часто сопровождается заметными вегетативными реакция­ми: покашливанием, чиханием, потливостью, ознобом и дрожью в теле, покраснением или побледнением лица, головокружением и, что особенно характерно, - «игрой зрачков». Зрачки глаз могут расшириться или сузиться до маленькой черной точки. Очень ха­рактерно движение глазных яблок: это могут быть и вращение, и горизонтальные перемещения и более сложные движения.

Нередко ключевая серия цифр высвобождает яркие психи­ческие проявления. Как правило, эти реакции негативны по содер­жанию и крайне разнообразны. Типичные последствия написания серии ключевых цифр - кратковременные атаки страха и паники. Пациент судорожно хватает воздух и смотрит на вас глазами, пол­ными ужаса и слез, руки его конвульсивно сжимаются. В тяжелых случаях пациент дрожит и скулит, как обиженный щенок. Внеш­не все выглядит так, будто он переживает животный (смертель­ный) страх или сильный холод, или и то и другое вместе.

196 Глава 8


Особых различий между реакциями мужчин и женщин нет. Можно лишь отметить, что вспышки непроизвольной агрессии бывают как у мужчин, так и у женщин. Различия существуют в качестве агрессии: женщины царапаются и кусаются, а мужчины стремятся перевернуть стол, за которым сидят, или схватить вас зa горло. Однако и мужчины и женщины могут внезапно ударить кулаком по столу так, что все, что стоит на нем, подпрыгивает. Эпизод агрессии может смениться атакой страха.

Еще одна характерная реакция - эпизод молчания и мрачно­сти с кратковременным расширением или сужением зрачков. В такие моменты пациент горбится, цепенеет и не откликается на вопросы - он их не слышит. Кожа лица приобретает легкий серо­ватый оттенок и даже чуть-чуть блестит. Пациент сидит рядом с вами и в то же время отсутствует. Создается впечатление, что сей­час он упадет, и непроизвольно хочется броситься к нему и удер­жать от падения. Однако на самом деле он не падает. Терапевт в это время часто испытывает спазмы в гортани и удушье, сопро­вождающиеся страхом, тяжестью в ногах или резким отяжелени-ем век. Подобный тип реакции нередко встречается у мужчин среднего возраста и у пожилых женщин.

При благоприятном течении сеанса приступ длится около минуты и благополучно разрешается изнеможением и затем пси­хологическим и физическим расслаблением. В это время неплохо предложить пациенту чай или кофе, чтобы продолжить расслабле­ние, или даже дать возможность заснуть. Успокоившийся и отдох­нувший минут пятнадцать, пациент выглядит вполне счастливым человеком без особых проблем. От него веет радостным детством. Это счастье лучше не разрушать вопросами о том, что же с ним было. Как показывает опыт, он ничего не помнит. Для пациента его сознание не прерывалось.

При неблагоприятном течении периода мрачности пациент застревает на этапе суженных зрачков и стремится сесть, прижав ноги к груди и положив подбородок на колени. Руками он обхва­тывает ноги и мрачнеет с каждой минутой. Напряжение начинает витать в воздухе. Вскоре пациент начинает атаковать терапевта дерзкими выходками и провоцировать его на скандал. Если заня­тие групповое, то немотивированная агрессия может быть направ­лена на одного из членов группы.

Один из вариантов выхода из подобной ситуации - прекра­тить сеанс, дав домашнее задание пациенту. Однако, как показал

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 197


опыт, такое решение не является позитивным. После расставания пациент жалуется родственникам и окружающим на обидное для него лечение. Члены группы начинают испытывать недоверие друг к другу и к тренеру. Отчасти они правы - тренер или тера­певт не справился с ситуацией.

Что произошло на сеансе? В подобных случаях осуществлен перенос вызванной в трансе проекции обиды на тренера (терапев­та) или одного из членов группы. Безусловно, это осложнение трансформационного процесса, которое грозит срывом не только сеанса, но и всего курса в целом. Что предпринять для спасения нормального течения сеанса?

Абсолютно необходимым средством преодоления кризисной ситуации зарекомендовала себя процедура энергетико-психологи-ческой «чистки» помещения. Как только вы уловили сужение или расширение зрачков у одного из членов группы и сопутствующее им психологическое напряжение, следует немедленно разбросать по полу зерна риса или чечевицы. Подойдут любые зерна, имею­щиеся в вашем распоряжении. Опытные ученики поймут все пра­вильно, а для неопытных процедуру лучше подать как один за­планированных трансов. Вовремя предпринятая «чистка» поме­щения не нарушает нормального хода событий на сеансе и позво­ляет избежать агрессии и обид, вызванных из далекого прошлого.

Если же вам не хватило опыта и вы упустили момент начала «сгущения» атмосферы, необходимо устроить перерыв в сеансе и предложить ученикам чай. Высвободившееся время следует посвя­тить ученику, ставшему источником психологического напряже­ния, и добиться снижения волны негативизма, спровоцированной сериями цифр. Естественно, что «чистка» помещения не отменяет­ся, и ее лучше всего проводить совместно с учеником, у которого обида выплеснулась наружу. После чая сеанс нужно продолжать так, будто ничего не произошло, и посвятить его другим темам. К цифрам необходимо вернуться через 2-3 недели. Как правило, воз­врат к цифрам бывает более успешен, чем первый сеанс.

Маршрут «Трансовый крик»

Иногда маршрут «Цифры» плавно перетекает в маршрут «Трансовый крик». Строго говоря, любой маршрут может спон-

198 Глава 8


танно перейти в маршрут «Трансовый крик» и к этому нужно быть готовым. Трансовый крик трудно предугадать, он всегда возникает неожиданно. Но особенно охотно пациенты кричат на сериях цифр.

Проиллюстрируем трансовый крик на примере цифровых се­рий. Пациент пишет цифры или текст или рисует картинку, все идет плавно и спокойно. Текст, рисунок или цифры возникают сами собой, и вслед за ними следует прыжок. Пациент неожидан­но и легко, одним прыжком вскакивает на стол и, запрокинув го­лову и подняв перед собой руки с расставленными пальцами, про­тяжно кричит очень красивым, чистым и сильным голосом. Крик естественно рождается из прыжка и является его продолжением. Он повторяется еще 2-3 раза и с каждым разом становится все мелодичнее и протяжнее.

После крика пациент замирает в той позе, в которой издал последний звук, и стоит неподвижно и не дыша. Пауза длится 10-30 секунд, но иногда затягивается почти до двух минут. Затем следуют шумный вздох и выход из транса. Иногда пациенты па­дают в изнеможении и очень тяжело и глубоко дышат. Затем про­исходит выход из транса.

После транса пациент выглядит слегка уставшим, но обнов­ленным и посветлевшим, в нем произошли важные перемены. По его словам, он как будто заново родился. Действительно, после трансового эпизода он вроде бы тот самый человек, но в то же вре­мя с него как бы сняли тяжелые цепи. В нем заговорила Жизнен­ная Сила. И двигается, и говорит он совсем по-другому. В каждом движении и в каждом слове появилось удовлетворение от осозна-вания того, что он живет.

Необычная серия ключевых цифр, текст или рисунок не ас­социируется у пациентов с тем или иным событием их жизни. Се­рия цифр для них является совершенно незнакомой и лишенной всякого смысла. Тем не менее два ее свойства - сцепленность с ве­гетативными и психическими реакциями, а также явное психоло­гическое улучшение после кратковременного кризиса - позволя­ют рассматривать серии цифр, текст или рисунок как значимые для пациента. Другое дело, что их значимость лежит вне сознания человека.

Трансовая практика с сериями ключевых цифр требует от те­рапевта большого опыта, выдержки и такта, а также высоко ком­фортных для пациента условий. Дело в том, что во время паничес-

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 199


кой атаки и страха человек плохо контролирует сфинктеры, и у отдельных пациентов бывает непроизвольное мочеиспускание или дефекация. И терапевт, и пациент должны быть готовы к такому течению сеанса. Желательно предупредить пациента о необходи­мости освободить кишечник и мочевой пузырь перед сеансом. Если пациенту по сценарию транса необходимо упасть на пол, то пусть это будет мягкий пол. Нелишне сказать, что в трансе паци­енты очень мягко падают на пол, но все же падают, а не устраива­ются на полу.

Ни в коем случае нельзя тревожить пациента во время транса или делать попытки прервать его, что бы ни происходило. Каж­дый этап по-своему важен. На первых порах меня беспокоили два трансовых феномена: длительная пауза неподвижности и отсут­ствия дыхания и падение в изнеможении. И неподвижность, и из­неможение, и даже взрыв движений являются необходимыми ком­понентами лечения. Через них болезнь покидает пациента. Беспо­коиться нужно тогда, когда отсутствует завершающая фаза трансового ритуала. Опыт показал, что именно последняя фаза является лечебной, а крик необходим для достижения соответ­ствующей глубины транса. Крик - это подъем по трансовой лест­нице, прыжок - межтрансовый переход, а серия цифр, текст или рисунок - пропуск на лестницу или ключ к трансовой двери.

Феномен крика заслуживает особого внимания. Высвобожде­ние крика может произойти на любом трансовом маршруте. Циф­ры, текст или рисунок - всего лишь немногие из ключей. Разли­чие в том, что вместо прыжка перед криком пациент может зата­иться или совершать телодвижения, напоминающее ритуальный танец. Иногда пациент рассказывает, что внутри себя он слышал очень сложный ритм, который овладевал его телом и извергал крик.

Почему пациент кричит? Из закона трансового подобия сле­дует, что сегодняшний крик подобен крику, прозвучавшему очень давно в какой-то критической ситуации. Крик - это один из ком­понентов пережитой ситуации. Тот факт, что сегодня крик явля­ется одной из составляющих лечения, наводит на мысль о том, что в той, прошлой ситуации он должен был прозвучать, но был по­давлен. В то далекое время крик звучал внутри, а сегодня он вы­рвался наружу. Сегодня все идет так, как должно было идти рань­ше. Поэтому весь трансовый ритуал приносит глубокое облегче­ние и обновление.

200 Глава 8


Сам по себе крик очень прост, но воспроизвести его вне транса не удается. Трансовый крик - это психический реликт, вызванный стараниями терапевта из очень далекого прошлого. В нем есть все: и призыв, и встреча, и отклик типа песни, и нечто такое, что невозможно выразить словами. Крик настолько мелоди­чен и эмоционален, что невольно возникает желание ответить та­ким же криком.

Любопытно, но трансовый крик кажется невероятно есте­ственным и даже знакомым. Можно смело сказать, что он живет в каждом из нас, пациент лишь обновил воспоминания о крике. На самом деле я уже кричал так. Более того, трансовый крик, каким бы он ни был, рождает феномен эха в слушателе. Пациент прокри­чал и уже застыл в трансовой позе, а в терапевте крик еще звучит и ему самому хочется ответить криком и застыть, как статуя.

Трансовая сила крика настолько велика, что через некоторое время сам начинаешь сомневаться, я кричал или все же пациент. И кто кого лечил, тоже совершенно непонятно. Передать на бума­ге звуки крика невозможно, но приблизительно он звучит так: «Ги-Ка-Ги-и-Кхааа-Гэ-Кххууууу». Принципиально важно, что крику предшествует импульсивное действие (прыжок) или, на­оборот, спрятанное действие (затаивание).

Хочется предупредить читателя о распространенной ошибке криком решать все психологические проблемы. Дескать, крик­нешь, снимешь эмоциональное напряжение, и все - нет никаких проблем. Это неверно. Трансовый крик и просто крик - явления несопоставимые. Природа их различна, и использовать одно вме­сто другого невозможно. Нельзя выхватить из трансового ритуа-ла крик и втиснуть его в совсем иную, нетрансовую ситуацию.

Попытки кричать осознано и тем самым облегчать состояние пациента не принесли мне прочного успеха. Пациент кричит, но в этом крике нет изначальной, глубинной естественности и мело­дичности. В обычном крике нет правды. Правда всплывает только в трансе. Без этих трех качеств: изначальной глубины, естествен­ности и мелодичности - крик выглядит нарочитым и даже непри­ятным. Несмотря на то, что пациенту нравится кричать и от кри­ка он явно получает удовольствие, терапевту и всем, кто его слы­шит, за исключением родителей пациента, хочется заткнуть уши. Вне транса отсутствует феномен эха.

Осознанный крик не имеет естественных связей с фундамен­тальными основаниями психики, он ситуационно обусловлен и

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 201


привязан к эмоциям и демонстрациям намерений сегодняшнего дня. Он лишен исторической правды, лежащей в основе подобия сегодняшнего состояния одному из состояний в очень глубоком прошлом.

Осознанный крик обслуживает поверхностные слои психики. Естественно, что такой крик используют как средство подавления действий и воли других людей, но он не имеет отношения к глу­бинам психики и скрытым в них проблемам. Осознанный крик действительно уменьшает эмоциональное напряжение, но не более того. Проблема, которая привела пациента к эмоциональной вспышке, своими корнями уходит к основаниям психического мира, а сегодняшние конфликты послужили лишь провокацион­ным агентом для проекции проблемы из прошлого в сегодняшний день. Следующая вспышка уже стоит на пороге.

Кричите на здоровье, дорогой Иван Иваныч!

Маршрут «Внутренняя письменная речь»

Внутренняя письменная речь предоставляет нам возмож­ность глубоко заглянуть в личность человека и по особенностям графики текста обнаружить ключевые позиции для трансформи­рующих технологий. Написанный от руки текст таит много воз­можностей для терапевта, использующего трансовые технологии. Может возникнуть иллюзия, что в наш век поголовной компьюте­ризации письменная речь себя исчерпала, поэтому нет смысла за­ниматься ею. Такие представления основаны на недопонимании роли письменной речи в жизни современного человека. Рукопис­ные тексты выполняют не только функции средства общения, но и интеллектуальных и эмоциональных балансиров психики. Кро­ме того, письменная речь индивидуальна и неповторима. Любая письменная речь по своей сути является средоточием элементов интеллектуальной и трансовой деятельности.

Современный человек все реже и реже использует рукопис­ные тексты в качестве средства общения или для творчества. Тем не менее письменная речь не умирает и как потенциальная воз­можность присутствует в нашей жизни. Письменная речь крайне чувствительна к событиям нашей жизни и как зеркало отражает

202 Глава 8


все психологические и эмоциональные нюансы наших устрем­лений.

Трансформировать человека означает трансформировать его внутреннюю письменную речь, вернуть ей природную чистоту и индивидуальность, снять с нее покрывало дурного воспита­ния и болезней.

Наиболее простой элемент воздействия в тексте - буквы. Они несут на себе отпечатки нашей личной истории. Как и циф­ры, буквы могут быть «здоровыми» и «больными». Анализ напи­санных букв алфавита в любой фразе или собственном имени не­редко помогает выйти на драматические истории и позитивно раз­решить их.

Поиск ключевых букв ведется с помощью комбинированно­го приема, сочетающего в себе оценку графики буквы и ее внут­реннего звучания. Предложите вашему пациенту написать произ­вольный текст. Писать лучше всего автоматической перьевой руч­кой или мягким «летающим» карандашом. Перьевая ручка и ка­рандаш хорошо отразят графические особенности «здоровых» и «больных» букв: изменение толщины линий, дрожание руки и многое другое. Широко применяемые шариковые ручки скрадыва­ют многие особенности написания букв. В написанном тексте ищут буквы необычного начертания и внутреннего звучания, ко­торые принято называть «выпадающими» или «неритмичными». «Здоровые» буквы рождают в нашем теле чистый ясный звук, тог­да как «больные» буквы - хрипящие и скрежещущие звуки.

Каков бы ни был почерк у человека, написанный им текст подчинен определенному ритму. Буквы имеют типичный наклон, размер, способ соединения между собой и определенное расстоя­ние между собою. Взгляд на текст рождает ощущение некоего внутреннего ритма, который нужно зафиксировать в себе. «Выпа­дающие» и «неритмичные» буквы нарушают общий внутренний ритм написанного текста. Аномально написанная буква может быть приплюснутой, вытянутой, написанной с большим или мень­шим наклоном по сравнению с другими буквами.

Но, пожалуй, самое яркое качество ключевых букв состоит в том, что они нарушают ритм внутреннего произнесения всего сло­ва. Ключевые буквы неправильно соединены с другими буквами и разделяют слово на неритмичные труднопроизносимые буквосо­четания. «Нездоровая» буква отделена от других чуть-чуть боль-

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 203


шим интервалом, чем остальные буквы между собою (рис. 47). В слове намечен разрыв, который объективно отражает нарушение прохождения внутреннего и внешнего звука по одному из сегмен­тов человеческого тела.

204 Глава 8


Как «лечить» ключевую букву? «Лечение» букв - задача не­простая. Вам противостоит закостенелый алгоритм неправильно­го образа жизни, который просто так свои позиции не сдаст. Из­менение начертания букв в письменной речи - лишь один из зве­ньев алгоритма. За неправильным написанием букв и цифр скры­ты внутренние пружины привычек и убеждений, то, что называют характером.

Однако грамотно и эффективно помочь человеку измениться в лучшую сторону невозможно без улучшения качества письмен­ной речи. За каждой деформацией буквы стоит перенесенная фи­зическая или психическая травма, а за каждым неверным соедине­нием букв в слове кроется трудное и неоднозначное решение, при­нятое в ущерб себе. Маниакальное увлечение компьютером и не­обоснованный отказ от нормальной письменной речи маскирует пережитые душевные травмы, а также усугубляет последствия не­верно принятых решений. Душевная травма накапливается и от-

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 205


четливо проявляет себя прежде всего в письменной речи, а затем уже и в других качествах.

Выделив ключевые буквы, первоначально предложите паци­енту вжиться в них. Проблемные буквы надо не писать, а рисо­вать цветными карандашами или красками. У каждой буквы есть свой внутренний образ, цвет и внутреннее звучание. Опираясь на них, пациент должен выбрать подходящий «стоячий» карандаш. Именно он поможет трансформировать букву. Когда карандаш подобран, предложите пациенту изобразить букву движением или позой тела и только потом приступать к рисованию. Букву надо оживить, позволить ей в рисунках жить своей жизнью. Бук­ва должна кувыркаться, делать сальто, стоять на голове или спать - любые приемы оживления букв уместны. В чем смысл оживления букв и их выкрутасов? Каждая буква в энергетичес­ком смысле тождественна энергетическому сегменту тела, прово­дящему звук, соответствующий ей. Вращение и кувыркание букв на письме или рисунке автоматически сопровождается аналогич­ным вращением и кувырканием энергетического звукопроводя­щего сегмента. Результат вращения букв на бумаге - вращение энергетического сегмента тела. Как только сегмент встал на мес­то, тотчас же изменился графический образ буквы, он стал менее «больным».

Означает ли это результат завершение «лечения» букв? Ни­коим образом. Пройденный этап вращения букв - всего лишь пер­воначальная стадия «лечения». Энергетический сегмент занял свою нормальную позицию, но он не замедлит вернуться в «непра­вильное» положение, потому что не преодолены причины его «убегания». Сегменты «бегают» под влиянием травм или их сле­дов. Образ «бега» сегмента тела пришел на сеансах автоматичес­кого рисования и оказался очень точной метафорой, ключом к прошлым травмам.

Второй этап «лечения» - нахождение образа травмирующей ситуации. Пациенту предлагают найти подходящую скорость бега буквы в прошлое. Как правило, немного поэкспериментировав, он обнаруживает скорость и направление «бега» ключевой буквы и выходит на воспоминание о травмирующей ситуации.

Следующий этап - преодоление разрыва между буквами в слове. В результате осмысления прошлой травмы пациент принял решение совершать какой-нибудь ритуал или алгоритм действий, якобы ограждающий его от подобных травм.

206 Глава 8


Извлечь из прошлого этот ритуал можно с помощью следу­ющего приема. Предложите пациенту созерцать промежуток меж­ду двумя буквами в слове с нарушенным ритмом и изобразить движением тела, рисунком или словами возникший образ. Способ изображения может быть любым: это и выстукивание ритма, и та­нец, и крик, и ругательства. Чем эмоциональнее образ, тем эффек­тивнее его разрушение. После разрушения образа «больного» про­межутка между буквами пациент самостоятельно находит «здоро­вое» начертание буквы и способы ее ритмичного соединения с другими буквами.

Как и для цифр, для букв также существуют неосознаваемые ключевые сочетания, лишенные всякого разумного смысла и ни с каким событием не ассоциирующиеся, но тем не менее значимые для состояния человеческой психики.

Еще один важный элемент рукописного текста - промежут­ки между словами в предложениях. Они могут быть разными по величине и звукоэнергетической насыщенности. Нормальные «здоровые» промежутки между словами взгляд легко преодолева­ет, не останавливаясь и не задумываясь. Пробегание взглядом нормального промежутка рождает внутренний звук типа мягкого дующего «х-х-х-х-х». «Нездоровые» промежутки между словами вызывают непроизвольные остановки взгляда, чтения и дыхания. Внутренние звуки могут быть разными, но всегда неприятными. По словам одного из пациентов, исправлявшего свой почерк: «На «нездоровые» промежутки больно смотреть».

Как исправлять «больные» промежутки между словами? На сеансах сложились три эффективных приема «лечения».

Первый прием.Предложите пациенту исследовать проме­жутки между словами подушечками пальцев на ощупь. Затем пусть он пальцами подбирает цвет краски и рисует что захочет. Как правило, после ощупывания «больного» промежутка рожда­ется лечебная картинка.

Второй прием.Разглядывая промежуток между словами, подбирайте мелодию или ритм, соответствующие «болезни» про­межутка между словами. С подобным приемом вы знакомились в практике «Музыка глаз». Если пациент правильно подобрал «му­зыку промежутка между словами», то в дальнейшем он оставляет в рукописном тексте гораздо меньше «больных» промежутков.

Третий прием.Каждый промежуток между словами и пред­ложениями предложите закрасить тем цветом, который для этого

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 207


более всего подходит. Закрашивать необходимо также промежут­ки разрывов слов, которые нередко встречаются на письме. Если пациент захочет, он имеет право заполнить промежутки каким-либо знаком или цифрой. Обычно этот прием пользуется большей популярностью, чем остальные.

Пациентка С. проявляла ничем не мотивированную агрес­сию. Поиск причин агрессивности решили искать в рукописной речи. Пациентке предложили написать любой набор фраз, кото­рый придет ей в голову. В написанном тексте искали «больные» буквы и промежутки (см. рис. 47).

Более всего «болели» буквы а и ы. В тексте также было мно­го разрывов и неритмичностей. С. закрашивала промежутки и мрачнела с каждой минутой. Она еле сдерживала себя и, наконец, взорвалась гневом и даже яростью. На нее это было совсем не по­хоже. В жизни С. уравновешенная и доброжелательная женщина.

Сеанс решили не прекращать, потому что пришли образы детства и юности. С. переживала острое чувство протеста и яркой агрессии. В детстве и юности ей часто приходилось отстаивать свое достоинство и образ мыслей. Нарисовав серию картинок, С. заплакала, и вместе со слезами гнев и ярость постепенно ушли. Так, с помощью коррекции рукописной речи удалось избавиться от не свойственной пациентке агрессивности.

Маршрут «Семейный портрет»

Пациенту предлагают нарисовать членов своей семьи и бли­жайшее окружение - родственников, с которыми часто контакти­рует семья. На расширенном семейном портрете пациент непроиз­вольно выделяет ключевые фигуры, с которыми не ладятся отно­шения. Неприятные люди всегда выделены на рисунке яркими кричащими тонами - черным, красным, отвратительно зеленым цветом. В позах и лицах открытых недоброжелателей легко угады­ваются элементы угрозы и уродливости. Приятные члены семьи обычно нарисованы мягкими теплыми тонами, с радостной улыб­кой.

Себя на семейном портрете пациент рисует чаще всего серым карандашом и слегка уменьшенным в размерах. Так рисуют себя даже отъявленные домашние хулиганы и тираны. Серый цвет на

208 Глава 8


семейных портретах сами пациенты интерпретируют как признак вынужденной обороны и обиды. Семья для многих пациентов -это не тихая гавань для покоя и отдыха, а поле битвы.

Затаенная неприязнь и неискренность между членами семей­ства и ближайшим родственным окружением изображена кривой улыбкой или хорошо прорисованными зубами. Любопытно, что, рассматривая собственный рисунок, пациент начинает осознавать действительное положение вещей в семье и задает себе вопросы: «Как же я раньше этого не видел?» и «Ну почему он (она) так?»

Особый элемент семейного портрета - член семьи нарисован в перевернутом положении (голова внизу, а ноги вверху). Как пра­вило, этот человек приносит в дом несчастья и катаклизмы. Мало того, что он является источником конфликтов в семье вследствие дурного характера, - такой человек концентрирует вокруг себя друзей явно сомнительного качества, и семья контактирует через него с чуждым и враждебным ей миром. Внешне этот член семьи выглядит вполне респектабельно, но все в доме считают, что «в нем живет змея» (рис. 48).

Диагностические и лечебные трансовые маршруты 209

Похожий элемент семейного рисунка - кувыркающийся ре­бенок «висит в воздухе». Вся семья внизу, а ребенок намного выше всех и вверх тормашками. Рисунок предвещает опасность для ребенка: возможны травмы или острые болезни.





Дата публикования: 2014-11-03; Прочитано: 789 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.013 с)...