Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Нвстрение социальных противоречий... в начале XX в. 3 страница



27 февраля правительство России подало в отстав­ку. Перед этим Голицын направил Родзянко второй царский указ о роспуске IV Государственной думы.

28 февраля к восставшему народу присоединились еще 127 тыс. солдат. Были заняты Зимний дворец, Пет­ропавловская крепость, Адмиралтейство. Министры были арестованы.

В столице, таким образом, желающих встать на защиту самодержавия не оказалось.

Вечером 27 февраля, оценив наконец опасность, Николай II снял с фронта часть войск и направил их под командованием генерала Н.И. Иванова на Петро­град. Иванов был назначен командующим Петроград­ским военным округом.

1 марта войска достигли Царского Села и остано­вились. Начальник штаба Ставки генерал М.В. Алек­сеев распорядился не начинать боевых действий до прибытия царя. Царь из Могилева выехал в Царское Село, но доехал только до Пскова, где в ночь с 1 на 2 марта дал указание Иванову в столицу не вступать. Царь был готов согласиться на создание «ответствен­ного министерства», но вскоре убедился, что эта мера, о которой либералы говорили еще примерно 3 года назад, будет запоздалой. Под давлением командующих фронтами, которые в телеграммах подталкивали Ни­колая II к отречению, царь днем 2 марта отрекся за себя и за сына, а в ночь со 2 на 3 марта подписал манифест об отречении от престола в пользу брата Михаила. Но Михаил не принял этого решения и 3 марта также подписал акт о своем отказе стать им­ператором.

За короткое время все без исключения члены дома Романовых, правившей в России с 1613 г. династии, написали заявления с отказом от своих прав и притя­заний на российский престол.

Так рухнула за 8 дней более чем 300-летняя монар­хия. В нашей исторической литературе, учебниках свер­жение самодержавия связывалось с деятельностью партии большевиков, но в этом утверждении было боль­ше лукавства, чем истины. Безусловно, большевики го­товили революцию, многое делали для ее приближения, но стихийный взрыв народного возмущения застал боль­шевиков, как и другие политические партии, врасплох.

В дни революции в столице, по подсчетам В.И. Ле­нина, большевиков насчитывалось около 2,5 тыс., эсэ­ров — примерно 500, межрайонцев — 150 — 400, мень­шевиков-интернационалистов — 120— 150 человек. Бе­зусловно, представители этих партий принимали участие в событиях, пытались как-то влиять на них, но общей тенденцией февраля 1917 г. была все-таки сти­хийность21.

См.: Вопросы истории. № 7. 1994. С. 50.

В ходе восьмидневной революции в Петрограде воз­никли два органа власти. 27 февраля был создан Испол­ком Петроградского Совета рабочих и солдатских депу­татов в составе 15 человек (к 3 марту— 39 человек) — Н.С. Чхеидзе, А.Ф. Керенский, М.И. Скобелев, А.Г. Шляп­ников, Н.Н. Суханов и др. 1 марта на совещании членов Временного комитета Государственной думы и «Прогрес­сивного блока» было образовано Временное правитель­ство (Временный общественный совет министров) — П.Н. Милюков, А.И. Коновалов, Н.В. Некрасов, А.Ф. Ке­ренский, М.И. Терещенко, А.И. Шингарев, А.А. Мануй­лов, Г.Е. Львов и др. В ночь на 2 марта собрались делега­ции от обоих комитетов.

Представители Петросовета отказались участво­вать в правительстве, но потребовали, чтобы оно при­няло его программу:

1) амнистия политзаключенных;

2) политические свободы;

3) устройство армии на началах самоуправления, включая выборы командиров;

4) организация народной милиции;

5) отмена сословных, национальных, религиозных ограничений;

6) не разоружать и не выводить из Петрограда вой­ска, участвовавшие в восстании;

7) немедленное введение демократической респуб­лики;

8) созыв Учредительного собрания.

В ходе обсуждения были исключены 3 -й и 7-й пун­кты, а затем программу утвердили.

3 марта 1917 г. была опубликована декларация Временного правительства о его составе и задачах. В ней были определены 8 направлений деятельности правительства, в т. ч. 6, предложенных Исполкомом Петросовета.

Но остались без внимания коренные вопросы жиз­ни российского общества:

■ о войне и мире;

■ о продовольствии;

■ о земле;

■ о 8-часовом рабочем дне.

Такая программа правительства не могла удовлет­ворить ни солдат, ни рабочих, ни крестьян.

Эти вопросы на местах стали решать самостоятель­но. В Шлиссельбурге вскоре заявили об образовании самостоятельной республики.

Развитие ситуации в России в период от февраля до октября определялось влиянием ряда факторов.

1. Война продолжалась, но армия становилась все более неуправляемой. Приказ Петросовета о со­здании солдатских и матросских комитетов усилил процесс разложения армии. Продолжение войны углубляло кризис в стране, вызывая рост недоволь­ства масс.

2. Временное правительство не могло, а в ряде слу­чаев и не хотело решать узловые проблемы, кото­рые были выдвинуты в ходе революции и стали лейтмотивом общественной психологии народа (мир, земля, хлеб, работа, порядок в стране).

3. В обществе сложился достаточно противоречивый расклад политических сил, развернулись борьба и взаимодействие политических партий, которые пы­тались реализовать свои представления и про­граммные установки о путях развития России.

Остановимся подробнее на третьем факторе, по­скольку альтернативы общественного развития более отчетливо выражались в деятельности политических партий.

После Февраля партийно-политическая система сдвинулась влево. Правый ее фланг в лице монархи­ческих и буржуазно-монархических партий был разру­шен. Партии «правого центра» — октябристы и прогрес­систы, переживали кризис. Крушение монархии привело к краху их прежних идеалов. По сути, с марта-апреля 1917 г. «правыми» в России стала партия каде­тов, ранее занимавшая положение «левого центра». Своеобразным «центром» в партийном раскладе стали партии эсэров и меньшевиков. «Левые» были представ­лены большевиками и левым крылом партии эсэров.

Какие же альтернативы дальнейшего развития «боролись» в России в 1917 г.?

Можно выделить три варианта:

■ переход страны на западный буржуазно-демокра­тический путь развития;

■ приход к власти коалиции социалистических пар­тий и дальнейшее развитие страны по социалис­тическому пути в болыпевистско-эсэровском вари­анте общинного социализма;

■ дальнейший развал страны и ее зависимость от иностранных государств.

За переход России на западный путь цивилиза­ционного развития выступили кадеты, меньшевики и часть эсэров. Именно эти партии, представители ко­торых входили в четыре состава Временного прави­тельства, стремились установить в стране парламент­скую республику.

Правовое государство и гражданское общество, рыночная экономика, развитие частной собственнос­ти — таковы главные составляющие программы Вре­менного правительства.

Была ли эта программа реальной? Много ли было в России в то время сторонников западного пути раз­вития? К ним можно отнести образованную часть об­щества, а также те слои населения, которые были втя­нуты в капиталистические отношения (предпринима­тели, верхушка рабочего класса, часть крестьянства, мелкие собственники в городах и т. п.).

Среди избирателей, таковых в крупных городах было 15 — 20%, в уездных городах и сельской местнос­ти — до 5%. Если учесть, что крупных городов было немного, то общее количество сторонников западного пути могло составить примерно 8—10%. Если же учесть, что сторонники западного пути выступали за продол­жение войны, то в условиях 1917 г. переход России на западный путь цивилизационного развития был не только маловероятен, но и не реален.

Второй вариант — приход к власти коалиции со­циалистических партий представлялся более реаль­ным. Их численность постоянно росла, что говорит о повышении авторитета и популярности в массах.

Сравним:

РСДРП(б): март — 24 тыс., октябрь — 350 тыс.; РСДРП(м): май — 45 тыс., октябрь — 193 тыс.; эсэры: март — 500тыс., октябрь — от700 тыс. до 1,2 млн.; эсэры-макс: март —3 тыс., октябрь — 50 — 60 тыс.; трудовики: март — 1 тыс., октябрь— 10 тыс.; кадеты: март — 11 — 12 тыс., октябрь — 70 тыс.

В принципе эсэры и меньшевики контролировали деятельность ВЦИКа и могли прийти к власти неодно­кратно. Но они поддерживали Временное правитель­ство и постепенно дискредитировали себя.

Большевики, напротив, умело учитывая настроения масс, выдвинув понятные рабочим и крестьянам лозун­ги, расширяли свое влияние.

Мы уже отмечали, что сторонников чистого марк­сизма в России было немного. Наверное, меньше, чем приверженцев западного пути. Во всяком случае, на выборах в Учредительное собрание меньшевики полу­чили 2,9%.

Но большевизм сумел соединить марксистские постулаты с наиболее устойчивыми элементами рос­сийского менталитета и особенностями развития ситу­ации в стране в 1917 г. Большевистская программа аккумулировала:

■ антикапиталистические настроения рабочего класса;

■ общинные традиции крестьянства;

■ антивоенные настроения общества;

■ стремление к справедливости и социальному ра­венству на уравнительных началах и др. Большевики очень умело выбрали лозунги, кото­рые явно не имели отношения к марксизму, но обеспе­чивали им массовую поддержку: мир — народам; зем­ля — крестьянам; власть — Советам; борьба с разру­хой и т. п.

К осени 1917 г. авторитет Временного правитель­ства и поддерживавших его партий стал стремительно падать. Попытка кадетов и Керенского установить во­енную диктатуру (так назывался мятеж Л.Г. Корнилова) провалилась. Напротив, возрастал авторитет Советов, в которых многие видели традиционный для России иде­ал общинной демократии. В течение сентября 1917 г. 255 наиболее крупных (из 350 Советов) поддержали боль­шевиков. К концу октября у Временного правительства не осталось опоры в обществе. Желающих защитить его, как и царя в феврале, в России не оказалось.

При этом большинство населения России, поддер­жав ленинскую партию, отнюдь не выступило за соци­алистический выбор. В тех условиях люди поддержи­вали партию, лозунги которой отвечали их чаяниям и в которой они видели силу, способную предотвратить неконтролируемый развал государства.


Таким образом, приход к власти большевиков мож­но расценивать как выход из конкретной ситуации, сложившейся в стране в 1917 г. При этом, на наш взгляд, не следует переоценивать роль партии боль­шевиков, преувеличивать их влияние на развитие ре­волюционного процесса. В этой связи интересна мысль П.А. Сорокина, который писал: «Падение режима — обычно это результат не столько усилий революционе­ров, сколько одряхления, бессилия и неспособности к созидательной работе самого режима».

В самом деле, политика глубоких реформ, если бы ее решилось проводить Временное правительство, могла бы снять социальное напряжение в стране. Об этом, кстати, в марте 1920 г., обращаясь к меньшеви­кам и эсэрам, говорил В.И. Ленин: «Нашелся ли бы на свете хоть один дурак, который пошел бы на револю­цию, если бы вы действительно начали социальную реформу?»

■ Классы и партии России в условиях двоевластия, их политические позиции

В этот исторический момент на политической аре­не России действовали три основные силы: буржуазия и поддерживающие ее помещики, мелкая буржуазия (крестьянство и средние слои города) и пролетариат. В соответствии с этим определялись и политические позиции различных партий.

Февраль оставил открытым вопрос о том, какая политическая сила возьмет на себя руководство общим революционным потоком в стране. Требования милли­онов людей, отражаемые в различных выступлениях, письмах и обращениях первых недель после револю­ции, были еще умеренные, но уже вполне определен­ные. Рабочие требовали восьмичасового рабочего дня, повышения заработной платы, человеческих условий труда. Однако в их запросах уже вырисовывалась идея установления контроля над администрацией. Солдаты и матросы требовали утверждения человеческих отно­шений в армии и на флоте. Крестьянство добивалось


конфискации помещичьих земельных владений. В со­ответствии с этим формировались и политические линии различных партий.

Буржуазные партии стремились прежде всего со­хранить и укрепить существующие порядки, довести войну до «победного конца». Эти партии оказались неспособными вести страну по пути постепенных бур­жуазных реформ и все больше сползали на путь уста­новления военной диктатуры и возврата к монархии.

На стороне буржуазии и помещиков была сила богатства, культуры и организации. Интересы финан­сово-промышленного капитала защищала Конституци­онно-демократическая партия народной свободы (каде­ты). Ее лидерами были видный историк П.Н. Милюков, В.А. Маклаков, В.Д. Набоков. В 1917 г. ее численность составляла 70 — 80 тыс. человек. Правее кадетов нахо­дилась партия «Союз 17 октября», которая выражала интересы обуржуазившихся помещиков и крупной бур­жуазии. Лидерами этой партии являлись А.И. Гучков, М.В. Родзянко и др.

Партия кадетов, оказавшись после Февральской революции главной партией буржуазии, пыталась при­держиваться тактики блока с партиями, преобладав­шими в Советах. Главные свои задачи она видела в том, чтобы «восстановить порядок», добиться победы в вой­не, а также вернуться к единовластию. Что касается крупных общественных вопросов, то партия кадетов предлагала передать их на рассмотрение Учредитель­ного собрания.

Интересы широких слоев населения города и де­ревни отражали партии меньшевиков и эсэров. Наи­более крупными из них были: Российская социал-де­мократическая рабочая партия (меньшевики) и Партия социалистов-революционеров (эсэры). Меньшевики были рабочей партией, крылом рабочего движения и пользовались заметным влиянием среди рабочих Пет­рограда, Москвы, Тулы и других городов. Лидерами партии меньшевиков были Ю.О. Мартов, Н.С. Чхеидзе, М.И. Скобелев и др. В 1917 г. в рядах этой партии на­считывалось более 193 тыс. членов. Эсэры являлись представителями крестьянского социализма. Лидера-


1817 год в судьбе России

ми этой партии были В.М. Чернов, Н.Д. Авксентьев, А.Р. Гоц и др. В 1917 г. партия эсэров насчитывала от 700 до 900 тыс. членов и являлась самой массовой в России.

Позиции меньшевиков и эсэров сводились к следу­ющему: поддеРжка на определенных условиях Времен­ного правительства в сочетании с давлением на него и контролем за его действиями; призыв к «демократичес­кому миру» без аннексий и контрибуций, что в то же время не исключало лозунга защиты «революционного Отечества». Однако по этим и другим проблемам в по­зициях двух партий и внутри их имелись различия.

Так, картина первого этапа революционного про­цесса рисовалась меньшевиками как буржуазно-рево­люционный строй, который они критикуют, но поддер­живают, пока капитализм не исчерпал своих возмож­ностей. В Советах они видели организацию трудящихся, способную оказывать определенное влияние, но не орган власти. Подобная позиция по этому пункту была и у эсэров, для которых самым насущным являлся вопрос о земле. Схожие программные положения по­зволили меньшевикам и эсэрам образовать в Советах и их исполнительных комитетах тот единый блок «ре­волюционной демократии», который существовал на протяжении всего 1917 г.

Политические позиции партий меньшевиков и эсэров, в каждой из которых существовали различные течения, серьезно влияли на действия Временного пра­вительства, делая их еще более противоречивыми и нерешительными.

У меньшевиков имелось левое крыло действительно непримиримых к войне «интернационалистов», которое возглавляли Мартов и Мартынов. Был «центр», в кото­ром находились все главные деятели партии (И.Г. Цере­тели, Н.С. Чхеидзе, Ф.И. Дан), и «оборонческое» правое крыло во главе с Ибером и А.Н. Потресовым. Еще более резким было размежевание среди эсэров. Наряду с пра­выми и центристскими течениями, во главе которых стояли Керенский, Гоц и аграрный идеолог Чернов, сло­жилось и сильное левое крыло, руководителями которо­го были М.А. Спиридонова и М.А. Натансон. Наличие этих размежеваний определялось крайне неоднородным социальным составом партии эсэров. Нарастающее дав­ление снизу придавало противоречиям и конфликтам еще большую остроту. Партии эсэров и большевиков прило­жили весьма слабые усилия к тому, чтобы реформист­ским путем выйти из войны, разрухи и кризиса. Своим идеалом они считали западноевропейскую модель капи­тализма и буржуазной демократии.

Интересы широких слоев трудящихся отстаивала партия большевиков. Она впервые стала легальной и получила большие возможности для работы среди раз­личных слоев населения. Примечательно, что почти сразу после победы Февральской революции боль­шевики, возглавляемые Л.Б. Каменевым, И.В. Сталиным и М.К. Мурановым, проявили осторожную готовность к объединению с меньшевиками и одобрению их курса условной поддержки Временного правительства. На со­стоявшемся в конце марта 1917 г. Всероссийском со­вещании Советов большевики были уже достаточно близки к объединению с меньшевиками. Дальнейшее развитие этого процесса было прервано приездом в Россию В.И. Ленина. Он после свержения самодержа­вии в России высказывал мысль о том, что революци­онный процесс не остановится на буржуазно-демо­кратическом этапе, а пойдет к следующему, социали­стическому, этапу. Союзниками русского пролетариата на этом пути, утверждал он, будут беднейшее кресть­янство, а также пролетарии передовых стран Европы. Это был новый подход, поскольку традиционная боль­шевистская программа исходила из того, что за побе­дой буржуазно-демократической революции последу­ет более или менее длительный период капиталисти­ческого развития, в ходе которого будут созданы условия для перехода к социализму.

Новый политический курс партии большевиков вырабатывался в сложной и противоречивой борьбе мнений.

После возвращения 3 апреля в Россию и выступ­ления с «Апрельскими тезисами» Ленин вначале ока­зался в меньшинстве. Часть работников партии (напри­мер, член ЦК Л.Б. Каменев и др.) по вопросу о перс­пективах революции стояли на «старобольшевистских» позициях 1905 г., считая, что буржуазно-демократичес­кая революция еще не закончена, поскольку не увен­чалась установлением революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Они сводили очередную задачу пролетариата и его партии к борьбе за дальнейшее развитие демократической революции до «логического конца». В партии существовала точка зрения, исходящая из того, что ввиду незрелости стра­ны для перехода к социализму преждевременно ста­вить вопрос о перерастании революции в социалисти­ческую и что социализм первоначально должен побе­дить в высокоразвитых капиталистических странах Запада. Однако были в партии большевиков и люди, страдавшие революционным нетерпением, готовые призвать массы к немедленному свержению Времен­ного правительства.

Дискуссия о возможностях социалистической ре­волюции еще более обострилась на Петроградской общегородской конференции РСДРП(б), где продолжа­лось обсуждение ленинских тезисов. Своего апогея дискуссия о новой политической линии достигла на VII (Апрельской) Всероссийской конференции большеви­ков, собравшейся в Петрограде 24 апреля 1917 г. К этому времени большинство партийных организаций крупных городов одобрили «Апрельские тезисы». И хо­тя на конференции были высказаны самые различные предложения, большевики пошли за Лениным, одобрив курс на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Конференция утвер­дила выдвинутые Лениным лозунги партии — «Вся власть Советам!» и «Никакой поддержки Временному правительству!». Главная роль в ленинском плане борь­бы за переход от буржуазно-демократической револю­ции к социалистической отводилась Советам.

В.И. Ленин и его сторонники сделали вывод о том, что Советы, пользуясь отсутствием у Временного пра­вительства надежной вооруженной силы, могли бы мирно взять государственную власть в свои руки, по­ложив конец двоевластию. Во главе правительства, вы­шедшего из недр Советов, стали бы меньшевики и эсэры, и оно по своему характеру было бы революци­онно-демократической диктатурой пролетариата и кре­стьянства. С одной стороны, такой исход борьбы за власть позволил бы массам быстрее изжить доверчи­вость к буржуазии и ее правительству. С другой — борьба классов и партий внутри полновластных Сове­тов могла бы происходить мирно, в цивилизованных формах. В ходе этого процесса большевики, завоевы­вая большинство среди народных масс, утвердили бы свое руководящее положение в Советах, превратив их в органы диктатуры пролетариата.

После Февральской революции в России произо­шел значительный рост числа Советов. Только в мар­те 1917 г. в стране их возникло 600. В июне 1917 г. созывом I съезда Советов и выборами на нем Цент­рального Исполнительного Комитета завершилось формирование всероссийской организации Советов. Каждая партия образовала в Совете свою фракцию. Самыми многочисленными были фракции меньше­виков и эсэров.

Таким образом, ставка Ленина и его сторонников на устранение Временного правительства и тех сил, на которые оно опиралось, в условиях двоевластия озна­чала на деле проведение в жизнь тактики завоевания власти Советами, их большевизации и неизбежно вела к противостоянию и конфронтации партии большеви­ков с другими социалистическими партиями и группа­ми, что углубляло раскол социалистического фронта.

Не было ничего удивительного в том, что лидеры и ведущие публицисты социалистических (не говоря уже о буржуазных) партий решительно отвергли ленинс­кие «Апрельские тезисы», т. к. не видели реальных ус­ловий перехода отсталой и разоренной войной страны с подавляющим большинством крестьянского населе­ния к декларируемому социализму.

Однако страна под влиянием продолжающейся войны и экономических неурядиц уже с весны 1917 г. быстро «левела». Ухудшалось материальное положение «низов». Усложнилось материальное и моральное по­ложение средних классов — чиновничества, офицер­ства и интеллигенции. Особенно это сказалось на по-


ложении офицеров, в условиях демократизации жизни и прогрессирующего разложения армии ощутивших себя лишенными привычных основ. Росла тревога и в общественных «верхах». И в этих условиях, когда ли­деры партий, главенствующих во Временном прави­тельстве и Советах, предпринимали шаги по предотв­ращению социальной бури в стране, партия больше­виков всеми силами содействовала ее ускорению.

1 Политические кризисы________________

18 апреля (1 мая по новому стилю) трудящиеся России вышли на первомайскую демонстрацию. В тот же день министр иностранных дел Временного прави­тельства П.Н. Милюков обратился к союзникам с но­той, заверяя о готовности России вести войну до пол­ной победы. Нота Временного правительства вызвала возмущение народа России. 20 и 21 апреля в Петро­граде солдаты и рабочие провели уличные митинги, на которых главными лозунгами были: «Долой Милюко­ва!», «Долой войну!». Это вызвало контрдемонстрацию той части петроградского населения, которая поддер­живала Временное правительство и шла в основном за кадетами. Начались столкновения, иногда и с приме­нением оружия. Командущий Петроградским военным округом генерал Л. Г. Корнилов приказал выдвинуть на Дворцовую площадь артиллерию, однако его приказ был отменен Исполкомом Петроградского Совета.

Чтобы предотвратить опасное противостояние раз­личных слоев общества, правящими партиями была выдвинута и реализована идея коалиции различных политических сил — от кадетов до эсэров и меньшеви­ков. Большевики отвергли саму идею коалиции, посчи­тав ее предательством интересов рабочего класса, борющегося за победу социалистической революции.

В начале мая было образовано первое коалицион­ное Временное правительство. В его состав входило 16 министров, из которых 9 являлись представителями буржуазных партий и 7 — социалистических партий. Премьер-министром остался Львов, но Милюков и Гуч­ков ушли в отставку. Это правительство провозгласило программу дальнейшей демократизации страны (в том числе и армии), борьбы с хозяйственной разрухой, под­готовки радикальной аграрной реформы. Для реализа­ции этой программы правительству, стране была край­не необходима внутренняя политическая стабильность.

3 июня 1917 г. в Петрограде начал работу I Всерос­сийский съезд Советов, на котором располагающие решающим большинством меньшевики и эсэры (из немногим более 800 делегатов 285 были эсэрами, око­ло 200 — меньшевиками, 105 — большевиками) насто­яли на принятии резолюции доверия Временному пра­вительству.

Однако затягивание войны и нарастание экономи­ческой разрухи привели к массовой демонстрации в Петрограде 18 июня, которая прошла под лозунгом недоверия существующему правительству. Разразил­ся новый политический кризис. Выход из него прави­тельство видело в наступлении на фронте. И хотя на­ступление в Галиции имело вначале некоторые успе­хи, оно вскоре превратилось в тяжелое поражение из-за плохой подготовки и нежелания солдат воевать. Русская армия, потеряв более 60 тыс. убитыми и ране­ными, отступала к русской государственной границе.

События на фронте, а также в Петрограде привели к такому положению, содержание которого В.И. Ленин определил как «взрыв революции и контрреволюции вместе». Ситуация осложнилась и в результате внезап­ного выхода министров-кадетов из Временного прави­тельства, что должно было, по их мысли, заставить мень­шевиков и эсэров проводить более твердую политику.

3 — 4 июля революционные солдаты и рабочие не­которых заводов вышли на улицы Петрограда с лозун­гами устранения Временного правительства и перехо­да всей власти в руки Советов. Участились случаи ультралевых, экстремистских выступлений, стрельбы и грабежей. Резко усилился нажим социального «дна» на ВЦИК, заседавший в Таврическом дворце, с целью заставить его немедленно взять власть в свои руки. На «взрыв» революции контрреволюция ответила своим «взрывом». В Петрограде начались аресты большеви­ков, активных рабочих. Была разгромлена редакция газеты «Правда». Расформировывались революцион­ные полки и батальоны, их личный состав отправлялся на фронт. Временное правительство стягивало к Пет­рограду и Москве наиболее верные войска.

Правительство отдало приказ об аресте В.И. Ленина, Л.Б. Каменева и Г.Е. Зиновьева, которым было предъяв­лено обвинение в «государственной измене». Были аре­стованы Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев, А.В. Луначарский, A.M. Коллонтай, Ф.Ф. Раскольников, Н.В. Крыленко и многие другие. В.И. Ленин перешел на нелегальное положение и скрывался сначала в окрестностях стан­ции Разлив (совместно с Г.Е. Зиновьевым), а затем по­селился в Гельсингфорсе, где находился до начала октября.

Только 24 июля был объявлен состав нового, вто­рого коалиционного Временного правительства. В не­го вошли 7 эсэров и меньшевиков, 4 кадета, 2 члена радикально-демократической партии и 2 беспартий­ных. Премьер-министром еще 8 июля стал А. Ф. Керен­ский, который в обстановке нарастающей поляризации общественных сил стремился проводить центристскую политику. Это не могло удовлетворить ни левых, ни правых. На обоих флангах все больше и больше кон­центрировались анархистски настроенные элементы, активно стягивающие к себе все новых и новых сто­ронников.

Нерешенность основных проблем в стране по­рождала прогрессирующую напряженность, даль­нейшую поляризацию слоев общества. В определен­ных кругах правого фланга политического фронта и офицерских верхах все более популярной станови­лась идея установления открытой военной диктату­ры, способной выжечь «каленым железом» разброд и шатания в стране.

Активизировалась контреволюция. В течение июля-августа 1917 г. оформлялся и зрел заговор с целью во­енного переворота. Центром заговора стала ставка вер­ховного главнокомандующего в Могилеве, а главой — сам верховный главнокомандующий Л.Г. Корнилов. Этот генерал прославился неоднократными заявлени-


ями о своей готовности.любой ценой «навести поря­док» в стране. Его поддерживали крупные промыш­ленники, генералы, а также представители Антанты.

Корнилов готовил военный поход на столицу. По­водом для попытки установления военной диктатуры в стране явился захват немцами Риги 21 августа 1917 г. Временное правительство надеялось использовать че­столюбивые планы Корнилова для ужесточения борь­бы с революционными силами, разгрома Советов и большевиков. Намерением же главнокомандующего было отстранение от власти и самого Временного пра­вительства во главе с Керенским.

25 августа 1917 г. Корнилов с согласия Керенс­кого двинул на Петроград конный корпус генерала A.M. Крымова и на следующий день передал Времен­ному правительству свое ультимативное требование: отставка правительства, передача всей власти главно­командующему армией, введение в Петрограде осад­ного положения. Керенский сместил Корнилова с по­ста главнокомандующего и объявил его мятежником. Все министры ушли в отставку, а Керенскому была пре­доставлена чрезвычайная власть.

Над Петроградом нависла опасность. К концу 27 августа ВЦИК создал чрезвычайный орган — Коми­тет народной борьбы с контреволюцией. В состав ко­митета вошли представители президиумов ВЦИК и Исполкома Советов крестьянских депутатов (по 5 человек) партий эсэров, меньшевиков и большевиков (в среднем по 3 человека), Всероссийского совета профсоюзов (2 человека), Петроградского совета профсоюзов (1 человек), Петроградского совета ра-бочих.и солдатских депутатов (2 человека) и ряда дру­гих организаций. Возникло политическое единство ведущих социалистических партий и Временного правительства.

Именно это предопределило легкую, практичес­ки бескровную победу над «корниловщиной». В те­чение недели корниловский мятеж был подавлен. Ге­нерал Крымов, оставшийся без войск, не ожидая ареста, покончил с собой. Корнилов и его сообщники были арестованы.





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 533 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.01 с)...