Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Гражданской войны



В Гражданской войне, длившейся более 5 лет, боль­шевики сумели захватить и удержать власть.

Белое движение так и осталось разрозненным, разнородным, не имевшим четких и популярных лозун­гов. Отсутствие идеологии у этого движения во мно­гом способствовало его перерождению, и «начатое "почти святыми", оно попало в руки "почти бандитов"» (В.В.Шульгин).

Большевики же, напротив, сумели соединить ком­мунистическую идеологию (на уровне лозунгов) с теми особенностями российского менталитета, в котором новая идеология нередко замещала религию.

Исторические последствии Гражданской войны

Гражданская война привела к огромным матери­альным и людским потерям. Общая сумма ущерба составила 50 млрд. золотых рублей, а человеческие жертвы оцениваются сегодня в 13—16 млн. человек. Потери Красной Армии в боях составили 939,755 чело­век, примерно столько же составили боевые потери ее противников. Остальные погибли от голода и эпиде­мий, связанных с войной. Эмигрировало из России около 2 млн. человек. Если же учесть снижение приро­ста населения в годы войны, т. е. посчитать неродив­шихся россиян, то потери можно оценить примерно в 25 млн.человек.

В результате победы в Гражданской войне боль­шевикам удалось сохранить государственность, суве­ренитет и территориальную целостность России. С об­разованием в 1922 г. СССР был практически воссоз­дан российский цивилизационный конгломерат с яв­ными имперскими признаками.

Победа большевиков в Гражданской войне привела к свертыванию демократии, господству однопартийной системы, когда от имени народа правила Коммунистичес­кая партия, от имени партии — ЦК, Политбюро и факти­чески Генеральный секретарь (1922) или его окружение.

В результате Гражданской войны были не только заложены основы нового общества, апробирована его модель, но и во многом сметены те тенденции, которые вели Россию на западный путь развития.

Уроки Гражданской войны

У российского общества существуют два полюса: или «народ безмолвствует», или «бунт решительный и беспощадный». Причем переход от одного к другому занимает совсем немного времени.

В таком ментальном поле особая ответственность ложится на политическую элиту страны.

Исторический опыт свидетельствует, что граждан­скую войну легче предотвратить, чем остановить. Но, к сожалению, и сегодня психология гражданской войны не просто присутствует, а нередко и реанимируется, сознательно нагнетается как политиками, так и сред­ствами массовой информации. Наглядный пример это­го: выборы Президента, глав администраций областей.

Наше общество по-прежнему делят на красных и белых. А это тревожный симптом.

Гражданской войне во многом способствовал раз­вал русской армии. И здесь аналогии очевидны. Ком­ментарии не требуются.

В психологии и психопатологии общества (и граж­данской войне в т.ч.) особую роль играют маргиналь­ные слои. Именно в этом смысле следует оценивать то «перепрофилирование», которое происходит се­годня, когда инженер торгует на рынке, офицер охраняет притон, а рабочий выходит на большую до­рогу.

Выводы

■ Гражданская война была порождена сложным комплексом социальных противоречий, экономи­ческих, политических, психологических и других причин и стала величайшим бедствием для Рос­сии.

■ Глубокий системный кризис Российской империи завершился ее распадом и победой большевиков, которые при поддержке масс разгромили своих противников и получили возможность реализовать на практике свои представления о социализме и коммунизме.

■ Исторический опыт учит, что гражданскую войну легче не допустить, чем остановить, о чем россий­ская политическая элита должна помнить посто­янно.

Вопросы для самоштролв

1. Какие основные тенденции характеризовали международ­ную обстановку в 1917—1920 гг. ?

2. Какое значение в эти годы имел внешний фактор для Со­ветской России?

3. Какие основные проблемы стояли перед большевиками после прихода их к власти и как они собирались их ре­шать?

4. Каковы причина краха Учредительного собрания ?

5. В чем причины столь острой борьбы в партии большеви­ков и в российском обществе по вопросу о Брестском мире? Какое влияние оказало заключение этого мира на последующее развитие событий в России?

6. В чем причины и суть поворота политики большевиков весной 1918 г.?

7. Назовите основные этапы Гражданской войны.

8. В чем заключались сила и слабость белого движения ?

9. Почему Гражданскую войну выиграли красные ?

10. Каковы основные черты «военного коммунизма» и яви­лось ли его введение следствием лишь утопических воззре­ний большевиков ?

11. Какое влияние оказали Гражданская война и «военный коммунизм» на российское общество?


Литература

1. Волковинский В.Н. Махно и его крах. М, 1991.

2. Гимпельсон Е.Г. Военный коммунизм. М., 1973.

3. Генис В.Л. Первая Конная армия: за кулисами славы // Воп­росы истории. 1994. № 12.

4. Гражданская война в СССР. М., 1986.Т. 1—2.

5. Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991. Т. 1—2; Бер­лин, 1924 -1926. Т. 3-5.

6. Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военно­го комунизма». М., 1988.

7. КавторадзеА.Г. Военные специалисты на службе Респуб­лики Советов. М., 1988.

8. Какурин Н.Е. Как сражалась революция: В 2 т. М., 1990.

9. Киселев А.Ф. Профсоюзы и Советское государство. М., 1991.

10. Литвин А.А. Красный и белый террор в России // Отече­ственная история. 1993. № 6. С. 46 — 62.

11. Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советс­кой России // Минувшее. Исторический альманах. М., 1991. №3-4.

12. Поляков Ю.А. Гражданская война в России: последствия внутренние и внешние // Новая и новейшая история. 1992. №4.

13. Поляков Ю.А. Гражданская война: взгляд сквозь годы. Уфа, 1994.

14. Реввоенсовет Республики, 6 сентября 1918 — 28 августа 1923. М., 1991.

15. Рыбников В.В., Слободин В.П. Белое движение в годы Гражданской войны в России. М., 1993.

16. Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1989.


       
   
 
 

378



Схема 37

ПРИЧИНЫ ПОБЕДЫ КРАСНЫХ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

Использование большевиками возможностей рево­люционного государственного аппарата, способно­го проводить массовые мобилизации и репрессии. Мощное агитационно-пропагандистское обеспече­ние военных кампаний.

Поддержка значительной частью населения лозун­гов и политики большевиков в отношении импери­алистической войны и по аграрному вопросу. Центральное положение РСФСР, что позволяло с успехом использовать промышленную базу страны и маневрировать резервами.

Схема 38

ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

Это внутренняя политика Советского государства в ус­ловиях Гражданской войны, которая была направлена на преодоление экономического кризиса и опиралась на те­оретические представления о возможности непосред­ственного введения коммунизма.

Основные черты политики «военного коммунизма»:

национализация всей крупной и средней промыш­ленности и большого числа мелких предприятий; продовольственная диктатура — продразверстка, прямой продуктообмен между городом и деревней; замена частной торговли государственным распре­делением продуктов по классовому признаку (кар­точная система);

натурализация хозяйственных отношений; всеобщая трудовая повинность; уравнительность в оплате труда;

военно-приказная система руководства всей жизнью общества.

После окончания войны многочисленные выступления ра­бочих и крестьян против политики «военного коммунизма» показали ее полную несостоятельность в новых условиях.


СССР НА ПУТИ ШОРСИРОВАННПГО

СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА.

НПВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА (НЗП)

Поискпутей социалистического строительства в 1920-е гг. Нэп. Недоверие к нэпу, боязнь реставрации капитализма Создание единого союзного государства Особенности социально-экономического развития страны в 1930-х гг.: деформации и уроки

Власть и общество. Формирование административно-командной системы и утверждение культа личности Сталина

Рассматривая проблему социально-экономическо­го развития Советского государства в 1920— 1930-е гг., мы попытаемся уяснить:

■ какие причины заставили В.И. Ленина, советское правительство после Гражданской войны искать новые пути строительства социализма в нашей стране, осуществить «коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм»26, понять сущ­ность новой экономической политики, осмыслить ее как целостный процесс в многообразных про­явлениях в определенных исторических рамках;

■ с позиции современных взглядов дать оценку тео­рии и практики социалистического строительства в 1930-е гг.

Ленин В.И. О кооперации // Поли. соб. соч. Т. 45. С. 376.

Интерес к истории России в этот период ныне необычайно высок. В научных трудах, публицистике, в периодической печати проводятся прямые аналогии


между современной политикой хозяйственных и адми­нистративных органов России и опытом хозяйствен­но-экономического развития страны в 1920— 1930-х гг.

Изучив данную тему, мы сможем сопоставить ис­торический опыт нашего Отечества и современные экономические и социальные реформы России.

■ Поиск путей социалистического строительства
в 1H2D-K гг. Нэп________________________

После окончания Гражданской войны Республика Советов столкнулась с острым политическим кризисом. Крестьянство, которое мирилось с продразверсткой в годы войны, после ее окончания стало проявлять недо­вольство. Кронштадтский мятеж в марте 1921 г., вол­нения крестьян в ряде районов страны отражали не­довольство масс политикой «военного коммунизма». Это недовольство усиливалось голодом и хозяйствен­ной разрухой. Политика «военного коммунизма» исчер­пала себя, в упадке находилось сельское хозяйство, рас­падалась промышленность. Продукция индустрии в 1920 г. уменьшилась в семь раз по сравнению с дово­енным периодом, выплавка чугуна сократилась в 33 раза, стали — в 22 раза. Со всей остротой встал вопрос о крутом повороте в экономической политике.

Осенью 1920 г. и зимой 1921 г. Ленин побывал в деревнях Подмосковья, беседовало крестьянами, при­нимал в Кремле делегации сельских тружеников и отдельных ходоков со всех концов страны, обсуждал с ними положение деревни. Внимательно знакомился он с письмами крестьян, которые поступали в централь­ные учреждения и органы печати. В обзоре писем, направленном редакцией газеты «Беднота» на имя Ленина, отмечалось, что с осени 1920 г. в этих письмах самое большое место занимали жалобы, связанные с разверсткой и выполнением тяжелых натуральных повинностей, подрывавших крестьянское хозяйство.

Решение о введении нэпа было принято X съездом РКП(б), который заменил продразверстку продоволь-322 ственным налогом, отменил хлебную монополию и предоставил крестьянству право после расчета с госу­дарством свободно распоряжаться продовольственны­ми излишками, продавать их на рынке. С докладами по этим вопросам выступили В.И. Ленин и А.Д. Цюрупа.

Объясняя необходимость нэпа, В.И. Ленин говорил на съезде: «Мы находимся в условиях такого обнища­ния, разорения, переутомления и истощения главных производительных сил, крестьян и рабочих, что этому основному соображению — во что бы то ни стало уве­личить количество продуктов — приходится на время подчинить все». Вместе с этим он предупреждал, что замена разверстки налогом приведет к тому, что кула­чество в этих условиях будет вырастать еще больше, чем до сих пор.

В деревне допускались в определенных размерах аренда земли и использование наемного труда. Осу­ществлялись перевод государственной промышленно­сти на хозрасчет, замена натуральной зарплаты денеж­ной по количеству и качеству труда, создание государ­ственных трестов, связанных с рынком.

В.И. Ленин предпринял огромные усилия по разъяс­нению сущности нэпа, он подчеркнул прежде всего что нэп вводится «всерьез и надолго», что «мы слишком далеко зашли по пути национализации торговли и промышленности, по пути закрытия местного оборо­та», «зашли дальше, чем это теоретически и полити­чески было необходимо», что «нам придется много еще раз, во всех областях нашего строительства начинать повторно сначала, исправляя недоделанное, выбирая разные пути подхода к задаче».

В чем же сущность нэпа?

Кратко выражая свою оценку нэпа, В.И. Ленин го­ворил: «Суть новой экономической политики: макси­мальный подъем производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян».

В докладах на X и XI съездах РКП(б), в ряде статей и книг Ленин писал, что нэп была рассчитана на пре­одоление разрухи, на создание фундамента социализ­ма путем использования товарно-денежных отношений, материальной заинтересованности трудящихся, вне­дрения методов хозрасчета. Он учил строить социализм

«не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рожденного великой революцией, налич­ном интересе, на личной заинтересованности, на хо­зяйственном расчете».

Нэп была отступлением, уступкой. Но это было отступление не от социализма, а от политики «воен­ного коммунизма», уступкой не капитализму, а сред­нему крестьянину, в целом крестьянству, которое не­способно было немедленно перейти к социализму. «...Ибо, — как подчеркивал В.И. Ленин, ■— дело пере­работки мелкого земледельца, переработки всей его психологии и навыков есть дело, требующее поколе­ний». Вот почему новая экономическая политика была рассчитана на весь переходный период от ка­питализма к социализму.

Какие же основные направления можно выделить в новой экономической политике?

Началом, первым шагом новой экономической политики явилось введение X съездом РКП(б) продо­вольственного налога взамен продразверстки. В резо­люции съезда «О замене разверстки натуральным налогом» говорилось, что продналог позволяет обеспе­чить правильное и спокойное ведение крестьянского хозяйства на основе свободного распоряжения земле­дельцев своими хозяйственными ресурсами. Налог устанавливался в объеме почти в два раза меньшим продразверстки, размер его сообщался земледельцу до начала весеннего сева. Осуществлялся дифференци­рованный принцип в распределении объема налога: кулацкие хозяйства облагались наиболее высоким на­логом, с середняков взималось меньше, а многие бед­няки освобождались от налога. С целью подъема сель­ского хозяйства для крестьян, увеличивавших площа­ди посева и производительность своего хозяйства, предусматривались некоторые льготы. Излишки про­довольствия и сырья, оставшиеся у земледельцев пос­ле выплаты ими налога, поступали в их полное распо­ряжение и могли быть использованы для улучшения и укрепления хозяйства, личного потребления, обмена на продукты фабрично-заводской и кустарной промыш­ленности в пределах местного оборота.

В условиях свободы торговли и денежного обра­щения ключевым элементом новой экономической политики стал финансовый вопрос. В постановлении X съезда «О пересмотре финансовой политики» Цент­ральному Комитету поручалось под углом зрения нэпа пересмотреть всю финансовую политику и «провести в советском порядке нужные реформы». В октябре 1922 г. был выпущен в оборот червонец, имевший твер­дое обеспечение. К весне 1924 г. денежная реформа была завершена. Опыт этой реформы до сих пор изу­чается в школах бизнеса на Западе.

Замена разверстки продовольственным налогом, переход к свободной торговле и денежная реформа не исчерпывали всего существа нэпа. Она включала и такие меры, как отмена всеобщей национализации мел­кой и кустарной промышленности, сдача в аренду ча­стным лицам мелких государственных предприятий, допущение государственного капитализма в виде кон­цессий, аренды, свободное развитие кустарных про­мыслов.

Ленин делал очень большую ставку на привлече­ние иностранного капитала в Советскую Россию в виде займов, концессий, смешанных обществ и т. д. Он пола­гал, что основной формой государственного капитализ­ма при диктатуре пролетариата станут концессии, счи­тал, что иностранные концессионеры могут быть основ­ными поставщиками промышленных товаров, столь необходимых для товарообмена между городом (где российская промышленность в разрухе) и деревней.

Важнейшей частью новой экономической полити­ки стала управленческая реформа, основанная на раз­делении партийной, государственной (советской) и хо­зяйственной (финансово-экономической) властей при децентрализации и широкой автономии предприятий, переведенных на хозяйственный расчет.

Несмотря на все трудности, свойственные перио­ду введения нэпа, она круто изменила обстановку в стране. Еще вчера разоренная, нищая, потрясенная мя­тежами крестьян, забастовками рабочих и страшным голодом 1921 г. в Поволжье страна к 1924 г. накормила, одела и обула народ, создала стимулы к труду, прибли­зилась к довоенному (191*3) уровню экономики, особен­но в сельском хозяйстве. В 1925 г. размер посевных площадей достиг довоенного уровня. Поголовье круп­ного рогатого скота, овец, коз, свиней превысило его. Все это позволило не только лучше зажить крестьяни­ну, но и дать городу продукты питания.

Удивляют, особенно сейчас, темпы возрождения промышленности, преодоления хозяйственной разру­хи. Быстро восстанавливался транспорт, налаживалась его работа. Преодолевалась инфляция, укреплялась денежная система. Огромная сеть бирж, ярмарок, раз­личных торговых предприятий устанавливала прочную связь государственной промышленности с рынком, крестьянскими массами. Был открыт ряд банков — Банк потребительской кооперации, Торгово-промышленный банк и др. В стране насчитывалось 54 биржи, самой крупной была Московская.

Нэп значительно облегчила СССР прорыв эконо­мической блокады, выход на международные рынки, дипломатическое признание. Американское агентство ЮПИ сообщало, что в 1925 г. червонцы котировались на валютных биржах выше любой другой европейской валюты. Обменный курс червонца в 1925 г. равнялся 5 долларам 14 центам.

Рыночный механизм позволил в короткие сроки восстановить промышленность. За период 1921 — 1924 гг. валовая продукция крупной государственной промыш­ленности возросла более чем в 2 раза.

Новая экономическая политика как модель пере­стройки системы экономических и социальных отноше­ний была со вниманием воспринята за рубежом. В. Виль­сон и Ф. Рузвельт (США), Д. Ллойд Джордж (Англия), Э. Эррио (Франция) и другие трезвомыслящие полити­ки, «капитаны капитализма» в 1919 г. искали пути при­способления нэпа к потребностям своих стран. Они вни­мательно изучали опыт нэпаа. Английский премьер Д. Ллойд Джордж еще в 1921 г. назвал доклад В.И. Ле­нина на X съезде РКП(б) «эпохальным», отметив мето­ды регулирования государством социально-экономичес­ких отношений как общую модель выхода из послевоен­ного кризиса. Правда, при этом лорд понял нэп как отказ от коммунизма и мировой революции вообще, что позво­лило Англии признать Советскую Россию «де-факто».

И все-таки, несмотря на успехи, достигнутые в первые годы нэпа, на признание ее ценностей за ру­бежом, нам с вами предстоит попытаться разобраться, почему новую экономическую политику не удалось вве­сти «всерьез и надолго», почему Сталин в 1929 г. отка­зался от нее.

Недоверие к нэпу, боязнь реставрации капитализма

Конечно, главную трудность представляло непри­ятие (психологическое) определенной частью населе­ния ее ценностей новой экономической политики. По воспоминаниям А. Хаммера, эти настроения охваты­вали едва ли не всех, кого встречал тогда американ­ский бизнесмен в Советской России. Предложи, пи­сал он, новую политику не Ленин, а кто-нибудь дру­гой, «этого человека, наверное, расстреляли бы как предателя революции».

Нэпу не удалось избежать кризисных явлений. Жизнь поставила перед ее творцами и исполнителями очень сложные вопросы, в числе которых отсутствие контроля и регулирования частного капитала, «ножни­цы цен», кризис на торговом фронте, диспропорция в развитии города и деревни, проблема государственно­го регулирования цен; кризис хлебозаготовок и т. д.

Одним из главных уроков нэпа является ее неспо­собность противостоять развитию и влиянию админи­стративно-командной системы. В ряде объективных ис­следований довольно часто обосновывается, что адми­нистративно-командная система, сформировавшаяся в 1930-е гг., зародилась в рамках нэповской экономики. Она, с одной стороны, продолжала традиции «военно­го коммунизма», с другой — зрела в рамках самого нэ­повского общества.

Опыт осуществления нэпа в разоренной войнами крестьянской стране, значительная часть населения ко­торой не прошла «школы», «выучки» капитализма, сви­детельствовал, что нэп может прийти к собственному отрицанию. Пророческими оказались размышления

Н.И. Бухарина о том, что если пролетариат возьмет на себя слишком много в плане регулирования, то это приведет к созданию колоссального административного аппарата для выполнения экономических функций мелких производителей. Возникает такая администра­тивно-командная система, которая попытается взять на себя регулирующую функцию рынка и в конечном счете уничтожит нэп, создаст совершенно другую социаль­но-экономическую ситуацию в стране, потребует ог­ромных жертв и издержек.

В условиях, когда идея революционного романтиз­ма — скорейшего наступления социализма по всему фронту, довлела над сталинским руководством и неиз­менно прорывалась на всем протяжении нэпа вплоть до конца 1920-х гг., когда на определенный период верх взял курс на свертывание товарно-денежных отноше­ний, на организацию продуктообмена, изживание при­чин, порождающих «советскую» буржуазию, вполне ло­гично настал последний час нэпа.

Был отброшен призыв к «коренной перемене всей точки зрения нашей на социализм», то есть к введе­нию смешанных обществ, смешанной экономики, к которому в конце своей жизни настойчиво призывал Ленин. Очень серьезно оценивая обстановку, он пре­достерегал: «Если мы не сумеем... подучиться и на­учиться и вполне выучиться, тогда наш народ совер­шенно безнадежно народ дураков».

История показала — не сумели. К сожалению, и современная практика не свидетельствует о нашем благоразумии.

1 Создание единого союзного государства______________

В годы Гражданской войны сложился военно-по­литический союз советских республик. Летом 1919 г. ВЦИК РСФСР при участии представителей других рес­публик принял декрет «Об объединении республик России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для борь­бы с империализмом». Признавая независимость и право республик на самоопределение, было решено объединить их военные, хозяйственные, финансовые усилия для борьбы с объединенными силами внутрен­ней и внешней контрреволюции. В сложных условиях войны удалось создать единую военную организацию республик.

Шесть республик — РСФСР, УССР, БССР, Азер­байджан, Армения, Грузия и две народные советские республики — Бухарская и Хорезмская — продолжи­ли сближение и в условиях мира. Укреплялись их эко­номические и политические связи.

С этой целью были заключены многосторонние до­говоры о военно-хозяйственном союзе.

В результате в 1922 г. на Международной Генуэз­ской конференции делегация РСФСР представляла все советские республики.

В марте 1922 г. Грузия, Армения, Азербайджан зак­лючили договор об образовании Закавказской Социа­листической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР). В августе того же года под председательством И.В. Сталина была создана комиссия для подготовки вопроса о взаимоотношениях РСФСР и независимых на­циональных советских республик. И.В. Сталин подгото­вил проект резолюции, предусматривающей вхождение в РСФСР Украины, Белоруссии, закавказских респуб­лик на правах автономных республик. Эта идея получи­ла название проекта автономизации, в соответствии с которым ВЦИК и СНК России становились высшими органами государственной власти в новом государстве, а большинство наркоматов республик подчинялось соот­ветствующим наркоматам РСФСР.

Ознакомившись с материалами комиссии, В.И. Ле­нин пишет для членов Политбюро письмо «Об образова­нии СССР», в котором подчеркивает, что РСФСР должна признать себя равноправной с другими республиками и «вместе и наравне с ними» войти в новый союз.

18 декабря 1922 г. Пленум ЦК принял проект Со­юзного договора, а 30 декабря 1922 г. был созван I съезд Советов. На съезде Советов с докладом об образова­нии СССР выступил Генеральный секретарь ЦК боль­шевистской партии И.В. Сталин, зачитав текст Декла­рации и Договора об образовании СССР.

Присутствующие на съезде главы делегаций рес­публик подписали Договор и Декларацию. Создание Союза было законодательно оформлено. Делегаты из­брали новый состав ЦИК СССР.

В 1924 г. проходит национально-территориальное размежевание Средней Азии, в результате которого возникли Узбекская и Туркменская союзные республи­ки, вошедшие в феврале 1925 г. в состав СССР. В соста­ве Узбекистана была создана Таджикская автономная республика, в составе России — Кара-Киргизская (с 1925 г. Киргизская) автономная область.

Одновременно продолжали совершенствоваться и автономные отношения. В первой половине 20-х гг. в составе РСФСР были образованы автономные респуб­лики — немцев Поволжья, Бурят-Монгольская. В Азер­байджане получили права автономии Нахичевань и Нагорный Карабах, в составе УССР образовалась Молдавская АССР.

Однако многие проблемы, унаследованные с доре­волюционных времен, решены не были. Это касалось прежде всего национального размежевания в Закав­казье и Средней Азии.

31 января 1924 г. II съезд Советов утвердил Кон­ституцию СССР. Были созданы союзные наркоматы, ведавшие внешней политикой, вопросами обороны, транспорта, связи, планирования. Ведению верховных органов власти подлежали, кроме того, вопросы гра­ниц СССР и республик, прием в Союз. В решении остальных вопросов республики были суверенны. Ре­шающую роль в создании единого многонационального союзного государства сыграла Россия, вокруг которой на добровольных началах сплотились все советские республики. Будучи первым многонациональным госу­дарством, РСФСР, явилась по существу прообразом Союза ССР. Не считаясь с трудностями и лишениями, Россия оказывала в эти годы бескорыстную помощь другим республикам, внесла большой вклад в преодо­ление отсталости национальных республик.

Образование СССР и принятие Конституции еще не означали окончательного решения всех нацио­нальных проблем, существовавших в стране.

В середине 1920-х гг. было проведено укрупнение БССР. В ее состав из РСФСР передавались области с преобладанием белорусского населения — Витебская и Гомельская, часть Смоленской. Учитывая наличие в России национальных меньшинств, были выделены национальные районы, в которых управление, обуче­ние, печать осуществлялись на родном языке.

Аналогичные процессы происходили и в других многонациональных регионах СССР, где были созда­ны национальные районы, поселковые и райсоветы (греческие, чешские, болгарские и др.), в которых государственные и другие органы действовали на род­ном языке.

При решении этих вопросов возникали большие сложности. Например, многие народности Севера жили в условиях родового строя. Поэтому при введении со­ветского управления там сохранялся родовой принцип построения Советов, в кочевых районах создавались кочевые Советы. Стремясь форсировать эти процес­сы, часто переход к оседлости осуществляли в админи­стративном порядке, а родовые принципы объявляли контрреволюционными и упраздняли.

Сложно складывались и межнациональные отно­шения. При создании федеральных наркоматов были допущены серьезные ошибки. Главная из них — изъя­тие из ведения республик почти всех хозяйственных функций и передача управления ими центру.

Для экономического развития молодых республик огромное значение имела ликвидация феодальных пе­режитков, осуществляемая в ходе земельно-водной ре­формы. В Узбекистане около 700 тыс. безземельных крестьян получили 270 тыс. гектаров земли, право бес­пошлинно пользоваться водными источниками. В Казах­стане у феодалов было конфисковано 150 тыс. голов скота и передано бедноте.

Для развития экономики национальных районов требовались не только средства, но и долгосрочные планы развития. В 1920-е гг. в этом направлении дела­лись лишь первые шаги.

К началу 1930-х гг. в области национальных отноше­ний произошли значительные сдвиги. Утвердилось пра­вовое равенство наций, большинство народов царской России получили государственность. Впервые на основе добровольности и равноправия было создано много­национальное государство — СССР. Делались первые шаги по преодолению фактического неравенства — лик­видации разрыва в экономическом, культурном отноше­нии и т. д. Национальная политика была направлена на уничтожение межнациональной розни, на укрепление союза трудящихся всех наций и народностей.

В 1932 г. ВЦИК РСФСР отмечал, что достигнуты крупные успехи в увеличении удельного веса предста­вителей коренных национальностей в аппарате управ­ления автономных республик и автономных областей. Подчеркивалось, что выборные органы состоят по преимуществу из людей местных, знающих язык, быт, традиции и обычаи соответствующих народностей. Родной язык коренных национальностей уже широко применялся в аппарате как разговорный и как язык делопроизводства. Но так было не везде. В мае 1936 г. ЦИК СССР осудил нарушения советской демократии в Чечено-Ингушетии и Дагестане, выразившиеся в смене председателей Советов без проведения выборов и введении в Советы лиц, не избранных депутатами.

По уровню социально-экономического и полити­ческого развития республики, вошедшие в состав СССР, сильно отличались друг от друга. Разрыв мож­но было ликвидировать разными путями: либо разви­вать в бывших окраинах промышленность, размещая предприятия в соответствии с интересами республик, не забывая, естественно, и общесоюзных, либо уско­ренно развивать промышленность в уже имеющихся промышленных районах двух самых развитых респуб­лик — РСФСР и УССР, в них же создавать новые эко­номические зоны на основе предприятий крупной промышленности, остальные же республики рассмат­ривать прежде всего как источники сырья.

К примеру, можно отметить, что к 1932 г. РСФСР давала 73%, а Украина — 18% промышленной продук­ции страны. Еще более велика была доля этих респуб­лик в машиностроении. Другие республики получали помощь в промышленном строительстве. Речь шла не только о продукции, средствах, но и о подготовке квали­фицированных кадров. Значительный шаг в развитии промышленности сделали восточные районы РСФСР. Создание «второго Баку» на основе добычи нефти в Башкирии и Татарии, добыча цветных металлов в Яку­тии, Дагестане, Северной Осетии способствовали про­мышленному развитию этих районов. К 1937 г. промыш­ленное производство в Татарии выросло по сравнению с 1913 г. в 8 раз, в Якутии — в 15 раз. Казахстан, вхо­дивший до 1936 г. в РСФСР, за вторую пятилетку удвоил промышленное производство и давал около 75% союз­ного производства свинца.

В первой половине 1930-х гг. три автономные об­ласти РСФСР были преобразованы в автономные рес­публики, образована Еврейская автономная область. Если до 1939 г. на Севере существовал лишь один — Ненецкий национальный округ, то после принятия ВЦИК постановления о создании национальных окру­гов и районов на Крайнем Севере и Дальнем Востоке было создано 8 национальных округов в 14 нацио­нальных районах. Позднее их число возросло. К сере­дине 1930-х гг. в состав СССР входило 7 союзных и 19 автономных республик.

■ Особенности социально-экономического развития страны в 1330-е годы;

деформация и уроки_______________________

В условиях гласности и плюрализма мнений пере­осмысливается опыт строительства социализма в на­шей стране, восстанавливаются истина и справедли­вость, идет сопоставление различных точек зрения, анализ причин негативных явлений, которые привели к деформации социализма в 1930-х гг. В числе этих проблем борьба за осуществление индустриализации страны, за коллективизацию сельского хозяйства, ко­торая явилась глубоким переворотом в экономических отношениях, во всем укладе жизни крестьянства.

Прежний взгляд на историю 1920 — 1930-х гг. с по­зиций «злого умысла» в основном как на постоянную борьбу с оппозиционерами, фракционерами, внутрен­ними и внешними врагами отвергнут общественным мнением, которое поставило новые серьезные пробле­мы перед исследователями. Не случайно лейтмотивом современной публицистики стал поиск «дороги к хра­му». В рассуждениях о прошлом как обязательный ком­понент вводится критерий гуманизма, остро ставится вопрос о цене первых пятилеток и форсированного рывка к социализму.

Появились разные варианты определения того строя, который был создан в 1930-х гг., — «государ­ственный социализм», «казарменный социализм», «ранний социализм», некоторые серьезно говорят о «феодальном социализме». Очевидно, сама постанов­ка этих вопросов отражает неудовлетворенность теми представлениями о социализме, которые сложились в 1930-1940-х гг.

Вопрос о том, какой социализм мы построили, со­седствует с другим: какими методами мы его строили? Решение задач социалистической реконструкции было в значительной степени осуществлено методами «штур­ма и натиска», за счет гипертрофии насилия и имело форму «революции сверху».

Парадокс исторической ситуации состоял в том, что эти в значительной мере вынужденные, часто ошибоч­ные методы социалистического строительства впослед­ствии не только были возведены в систему, но и до известного предела укладывались в старое «донэпов-ское» представление о социализме. Сегодня очевидно, что цена «революционного скачка» конца 1920— нача­ла 1930-х гг. оказалась необычайно велика.

Важным в политике Сталина было принятие им на вооружение теории Е.А. Преображенского о «пер­воначальном социалистическом накоплении» за счет крестьянства и идеи Л.Д. Троцкого о «сверхиндуст­риализации».

Сталин считал, что надо вынудить крестьян пла­тить нечто вроде «дани», своего рода сверхналог, даю­щий средства для индустриализации. При этом подчер­кивалось, что «дань» эта не будет добровольной. Реп­рессии в области социалистического строительства, считал Сталин, являются необходимым элементом на­ступления.

С приходом Сталина к единоличному руководству страной перемены в политике не заставили себя ждать. Осенью 1929 г. по инициативе И.В. Сталина, поддержанного членами Политбюро В.М. Молотовым, К.Е. Ворошиловым, кандидатами в члены Политбюро А.А. Андреевым, Л.М. Кагановичем и другими, был взят курс на «великий перелом» — резкое повышение показателей пятилетнего плана в области индустриа­лизации страны и коллективизации сельского хозяй­ства.

Был взят курс на форсированную индустриализа­цию. «Оптимальный», достаточно напряженный план был объявлен Сталиным в статье «Год великого пере­лома», опубликованной в «Правде» 7 ноября 1929 г., минимальным. Его показатели были увеличены в не­сколько раз.

Была изменена система управления промышлен­ностью, введено жесткое централизованное плановое регулирование на основе натуральных, а не денежных показателей, свернуты товарно-денежные отношения, вместо коммерческого кредита введено прямое банков­ское финансирование. То есть деньги давались под план, а не под продукцию. В промышленность влива­лось огромное количество безналичных денег, не обес­печенные товарами деньги выплачивались рабочим. Это нарушало всю систему и без того напряженных межотраслевых балансов. Для хозрасчета места почти не осталось. Нэп была «выброшена к черту», как вы­сказался Сталин.

Субъективистское вмешательство в экономику привело к срыву ряда важнейших экономических по­казателей первого пятилетнего плана. Так, планиро­валось довести выплавку чугуна в 1933 г. до 10 млн. тонн. Это было на пределе возможностей — достаточ­но вспомнить, что накануне первой пятилетки выплав­лялось около 3,3 млн. тонн. Однако в 1930 г. без како­го-либо обоснования Сталин потребовал повысить за­дание до 17 млн. тонн. Небезынтересно отметить, что этого уровня металлургия достигла лишь к 1950 г. Вы­полнение указаний Сталина привело к распылению сил и средств, а в результате к срыву не только ново­го, но и прежнего задания. В 1933 г. было выплавлено 7,1 млн. тонн.

Из всех отраслей непомерными налогами и пря­мыми запретами вытеснялся частник. В промышлен­ности доля частного сектора с 18% в 1928 г. сократи­лась до 0,5% в 1933 г., в розничной торговле — с 24% до нуля, к 1933 г. были свернуты все иностранные кон­цессии. Вместо оптовой торговли было введено распре­деление по фондам и нарядам.

Еще более тяжелые результаты администрирова­ния и забегания вперед, названного, кстати, «револю­цией сверху» самим Сталиным, характерны для сель­ского хозяйства. Деревня к концу 1920-х гг. осередня­чилась. Кулаки составляли 2,5 — 3,6% населения, уменьшился и процент бедняков, которые составляли 34%. Более 60% жителей деревни составляли середня­ки, они и являлись основными держателями хлеба. Это признавал сам Сталин, когда говорил, что большая часть хлеба не у кулака, а у середняка. Против серед­няков и были направлены чрезвычайные меры.

По первому пятилетнему плану предусматривалось на добровольной основе вовлечь в колхозы к концу пятилетки 18 —20% крестьянских хозяйств. Этот процесс предполагалось провести на базе широкого кооператив­ного движения. В различные формы кооперации плани­ровалось вовлечь до 80% хозяйств, предусматривалось поднять производство в «индивидуальном секторе».

Однако в ноябре 1929 г. был взят курс на резкое форсирование лишь коллективизации, причем без должной материальной и психологической подготов­ки. Тем не менее к марту 1930 г. было коллективизи­ровано 58% крестьянских хозяйств, к осени 1932 г. — после отлива крестьян из колхозов и нового прили­ва, как писали газеты «на более здоровой основе», — более 62%.

Идея кооперирования, как одно из магистральных направлений преобразования нашего общества, была извращена Сталиным, принесена в жертву прагмати­ческим соображениям. Колхозы были превращены в контрагентов по внерыночному изъятию хлеба по твердым ценам. Речь шла не о хозяйственно самосто­ятельных коллективах, а о таких производственных организациях, которым сверху планируют основные производственные и заготовительные задания, а так­же твердые цены, нередко ниже себестоимости. При этом вводился такой порядок, когда государственные органы могли давать повторные планы заготовок, изымать даже семенное зерно.

В ходе коллективизации в ряде районов до 25% крестьян было лишено избирательных прав, а раску­лачено до 15% крестьянских хозяйств, хотя удельный вес кулацких хозяйств, как уже упоминалось, осенью 1929 г. не превышал 2,5 — 3%. «Большой скачок», «ве­ликий перелом» больно ударил по зажиточному мужи­ку — середняку.

Упорствуя в «подстегивании» страны, сталинское руководство все дальше заводило ее в тупик. Подлин­ное бедствие терпело сельское хозяйство. Восторже­ствовавшая продразверстка лишала крестьян малей­шей заинтересованности в труде. Уже в 1931 г. в ряде регионов ощущался голод. Спасаясь от нужды, сельс­кое население уходило в города и на стройки. Нача­лась новая волна распада колхозов.

Все хуже становилось положение промышленных центров. Сокращение централизованных фондов снаб­жения затронуло даже ту сравнительно небольшую часть рабочих крупных предприятий, обеспечению которой власти уделяли особое внимание. И без того низкая производительность труда в промышленности достигла предела. Привлечение же миллионов допол­нительных рабочих рук, в большинстве своем неква­лифицированных, вело к непомерному росту себесто­имости продукции.

На почве крайнего падения уровня жизни обостри­лась социальная напряженность. Открытые волнения, молчаливый саботаж, бегство из колхозов, ставшие привычными картинами деревенской действительнос­ти, дополнялись выступлениями против властей город­ского населения. Целая волна восстаний прокатилась по городам весной 1932 г. в связи со снижением норм карточного снабжения хлебом. 7 — 9 апреля, например, большие группы жителей белорусского города Бори­сова разгромили хлебные склады, организовали демон­страцию и шествие женщин и детей к красноармейс­ким казармам. На этой же почве более серьезные со­бытия произошли через несколько дней в текстильных районах Ивановской области. В Вичуге, Тейкове, Леж­неве, Пучеже произошли массовые волнения. Рабочие забастовали и вышли на улицы, демонстрации носили отнюдь не мирный характер. Эти волнения были серь­езно восприняты в Москве. Были изъяты «антисовет­ские элементы» в городах Ивановской области. ЦК ВКП(б) обратился к областной парторганизации со спе­циальным письмом. Сбивая напряжение в Ивановской области, Совнарком СССР оперативно принял реше­ние о направлении туда дополнительных продоволь­ственных фондов. Был принят ряд постановлений СНК, ЦИК СССР и ЦК ВКП(б), дававших некоторый шанс прокормить себя всей стране. Значительно сокращал­ся государственный план хлебо- и скотозаготовок, была разрешена свободная торговля хлебом и мясом (после выполнения госпоставок). Весной и летом 1932 г. были приняты постановления о недопустимости ликвидации личных подсобных хозяйств колхозников, о возвраще­нии им ранее реквизированного для общественных ферм скота, о соблюдении законности и прекращении произвола государственных чиновников в деревне.

Радикальные преобразования были осуществлены в промысловой кооперации. Артелям кустарей и ремес­ленников, некооперированным кустарям были разре­шены свободные заготовки сырья и продажа своих изделий по вольным ценам. Существенно сокращался огромный кооперативный управленческий аппарат.

Теряя контроль над ситуацией, руководство страны было согласно уже и на некоторую расцентрализацию святая святых государственной экономики — крупной промышленности. В 1932 г. правительство решилось пойти на относительную самостоятельность предприя­тий и свободный рынок промышленной продукции, был обсужден вопрос о праве предприятий, перевыполнив­ших государственный план, свободно продавать свои изделия. Однако углубившийся кризис поставил на этом плане крест. Было принято решение о сокращении на 700 млн. капиталовложения в промышленное производ­ство. Некоторые публицисты называют эти мероприя­тия, чем-то напоминающие нэп, — неонэпом.

Но, как показали дальнейшие события, спаситель­ный круг фактически был брошен утопленнику. Задав­ленные многолетним произволом и мало доверявшие властям, крестьяне меньше всего думали о судьбе уро­жая на колхозных полях и пытались спастись в оди­ночку, сделать хоть какие-то личные запасы. 7 августа 1932 г. был принят Закон об охране социалистической собственности, написанный лично Сталиным. «Закон о пяти колосках» — так называли его в деревне. Он предусматривал за хищения социалистической соб­ственности высшую меру — расстрел. К началу 1933 г., за неполные 5 месяцев, по этому закону было осужде­но 54 645 человек, из них 2110 приговорены к высшей мере наказания. Приговоры приведены в исполнение примерно в 1 ООО случаев. Многие крестьяне уходили из деревень. Поскольку новый урожай не принес об­легчения, продовольственные проблемы еще более обо­стрились. В города устремились массы голодающих, появились сообщения о распространении людоедства, страну охватила эпидемия тифа.

Глубокий кризис охватил и индустриальные отрас­ли. Голодные рабочие просто не могли нормально тру­диться, производительность труда не росла, себестои­мость промышленной продукции катастрофически возрастала, была дезорганизована работа железных дорог, ощущались серьезные топливные трудности. Страна оказалась в положении, напоминавшем воен­ную разруху. Как пример, можно привести ситуацию, сложившуюся на первом из индустриальных гигантов пятилетки — Сталинградском тракторном заводе. Пу­щенный в июне 1930 г., завод более чем полтора года не мог выйти на проектную мощность.

В этих условиях, отбросив в сторону попытки ли­беральных реформ, Сталин и его окружение энергич­но взялись за усмирение общества силой. Основными методами хлебозаготовок стали повальные обыски, массовые аресты, расстрелы, а иногда и выселение целых деревень. Несмотря на голод, хлеб из основных зерновых районов вывозился полностью, включая се­менные фонды. С начала 1933 г. власть в деревне фак­тически перешла к чрезвычайным органам — политот­делам МТС.

«Закручивание гаек» коснулось и рабочих. В но­ябре 1932 г. было принято постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому за один прогул без уважи­тельной причины рабочего немедленно увольняли с предприятия, лишали карточек и выселяли из завод­ской квартиры.

ОГПУ продолжало повсеместно «очищать» про­изводство от «дезорганизаторов», «кулаков», «вреди­телей».

Как обычно в критических ситуациях, Сталин вы­двинул на первый план теорию обострения классовой борьбы. На январском (1933 г.) пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) он объявил, что возникшие трудности — резуль­тат сопротивления врагов. Непрекращающиеся массо­вые аресты, расстрелы, высылки приобрели новый размах. Широкомасштабная чистка городов от «чуж­дых элементов» сопровождалась введением в 1933 г. паспортной системы, увеличивались налоги, цены на изделия легкой промышленности и продукты (на са­харный песок, например, в 3 раза в деревне и более чем в 2 раза в городах), активно распространялись мас­совые займы, расширялась коммерческая торговля, в том числе и хлебом (1 кг хлеба по обычной цене стоил около 12 копеек, коммерческая цена 1 кг ржаного хле­ба — 2,5 рубля, пшеничного — 4 рубля, средний месяч­ный заработок составлял 125 рублей). В результате в 1933 г., как и предусматривалось, находившаяся в обо­роте денежная масса была сокращена с 8,4 до 6,9 млрд. рублей.

Проводившаяся, невзирая на жертвы, политика усмирения стабилизировала ситуацию в стране. И ког­да осенью 1933 г. был собран сравнительно неплохой урожай, сторонники Сталина вздохнули с облегчени­ем: победа! Наверное, и поэтому XVII съезд партии в начале 1934 г. поспешили назвать «съездом победите-


лей». В определенной мере относительная стабилиза­ция 1933 г. определялась сравнительно умеренной политикой правительства. Уже на январском (1933 г.) пленуме ЦК Сталин заявил, что во второй пятилетке прекратится «подхлестывание страны» и будут значи­тельно снижены разорительные темпы промышленно­го развития. В принятом XVII съездом партии втором пятилетнем плане была окончательно закреплена срав­нительно сбалансированная экономическая политика. Повсеместно в народном хозяйстве несколько активи­зировались экономические методы управления. В но­ябре 1934 г. пленум ЦК ВКП(б) принял'решение о лик­видации карточной системы и преобразовании полит­отделов МТС в обычные партийные органы.

Слегка умиротворенное общество удивительно быстро залечивало раны, нанесенные предыдущими «скачками» и «классовыми битвами». 1934— 1936 гг. из всего десятилетия оказались самыми благополучными в экономическом отношении. В индустриальных отрас­лях высокие темпы производства сопровождались уве­личением производительности труда. К лучшему, при­чем лишь за счет незначительного раскрепощения кол­хозов и крестьян, изменилась ситуация в сельском хозяйстве, а соответственно и продовольственное по­ложение в стране. В 1935— 1936 гг. были отменены кар­точки. Важным социальным завоеванием стало приня­тие Конституции 1936 г. Сегодня нет необходимости доказывать, что Сталин не был демократом. Однако объективный ход развития общества, успехи в социа­листических преобразованиях в стране настойчиво требовали демократизации. Получается, что, торопя события, проводя ускоренным темпом индустриализа­цию и коллективизацию, Сталин, по сути дела, созда­вал основу для отрицания режима его личной власти.

Вот почему, строго говоря, Конституция СССР 1936 г., получившая название «сталинской», была по сути дела антисталинской. Ведь она отменила ограничения политических и государственных прав по классовому принципу. Она установила новую избирательную сис­тему: выборы стали всеобщими, равными, прямыми при тайном голосовании. Существенно расширялся пере­чень прав и свобод граждан, в частности впервые за­креплялись в конституционном порядке социально-эко­номические права граждан. Но Сталин смог сохранить возможность для всевластия и нарушений социалисти­ческой законности. Конституция была перечеркнута чрезвычайными мерами, в реальной практике многие ее положения воплощения не нашли.

Однако политика умеренного курса оказалась не­долгой. Сталин и его единомышленники решили, что настало время для нового скачка. Здесь может возник­нуть вопрос: чем руководствовался Сталин, на что рас­считывал, объявляя новый большой скачок? Он учиты­вал, что надежда на быстрый рывок, скачок в счастли­вый мир социализма и коммунизма владела тогда сознанием достаточно широких слоев трудящихся, склонных к «революционному нетерпению». В партии и народе были распространены настроения, выражав­шие готовность любой ценой как можно быстрее дос­тичь главной цели. Этим и воспользовался «вождь всех народов», «главный борец за социализм».

Вера в социализм, его ценности, лучшую жизнь с необычайной силой проявилась на выборах (первых выборах по новой Конституции) в Верховный Совет СССР в 1937 г., республиканские и местные Советы в 1938— 1939 гг. Нужно было видеть, с какой радостью, воодушевлением, семьями, с песнями, на тройках с колокольчиками шли и ехали люди выбирать свою советскую власть. В качестве повода для официально­го провозглашения очередного поворота было исполь­зовано развернувшееся в стране стахановское движе­ние. Были приняты новые директивы по плану на 1936 г., существенно увеличившие задания. На воору­жение был взят лозунг об отсутствии объективных ограничителей наращивания производства. Все неуда­чи «сплошной стахановизации» объясняли нежелани­ем определенной части руководителей работать по-новому, вредительством врагов. Подавление их сопро­тивления провозглашалось одним из основных методов достижения высокой производительности труда.

Попытки внедрить эти установки в жизнь уже в 1936 г. закончились провалом, в 1937 г. обстановка еще


более усложнилась. Штурмы и скачки опять дезорга­низовали производство, усилили социальную напря­женность. Неполадки на производстве, брак расцени­вались как вредительство, диверсия. Освоение новых производств было сопряжено с большими трудностя­ми, остро ощущалась нехватка репрессированных ру­ководящих, инженерно-технических кадров, квалифи­цированных рабочих. На производство пришли сотни тысяч людей, не имевших никакой квалификации: молодых людей, женщин, бывших крестьян* Массовый характер носили нарушения технологической дисцип­лины. Дорогостоящее оборудование нередко ломалось из-за неумелого обращения, повышался процент бра­ка. В этих условиях недостатка во «вредителях» и «ди­версантах» не было.

Массовые репрессии причинили стране непопра­вимый нравственный и материальный урон. Темпы роста общего объема промышленного производства, например, даже по официальным данным резко упа­ли—с 28,8% в 1936 г. до 11,1 в 1937 и 11,8 в 1938 г. Одновременно снижалась производительность труда. Не спасало положения и значительное расширение хозяйственной деятельности НКВД, миллионы узников которого работали в различных отраслях экономики.

Из кризиса, разразившегося к тому же в период обострения реальной военной угрозы, вновь выходили за счет «закручивания гаек». Была принята целая се­рия чрезвычайных мер, среди которых известные ре­шения 1939 г. об обязательном минимуме трудодней для колхозников (60 — для женщин, 100 — для мужчин), указ от 26 июня 1940 г., прикрепивший рабочих и слу­жащих к предприятиям (до начала войны на его осно­вании было осуждено свыше 3 млн. человек), указ от 10 июля 1940 г. об уголовной ответственности за выпуск некачественной и некомплектной продукции и т. п. С июля 1940 г. до 11 часов при трех выходных в месяц был увеличен рабочий день заключенных на предпри­ятиях и стройках ГУЛАГа. Все это помогло стабилизи­ровать ситуацию, но не решало обострившихся про­блем низкой эффективности и качества. Перед самой войной правительство вновь заговорило о хозрасчете, экономических стимулах, материальном поощрении. «Генеральная линия» как бы завершила очередной круг движения от насилия к относительной умеренности.

Какое же общество было построено в довоенный период? Представляется, что общество, построенное в нашей стране в конце 1930-х гг., явилось результатом воплощения в жизнь сталинской модели социализма.

В реальности она представляла собой внутренне противоречивую общественную систему, включающую в себя как основные черты социалистического строя (обобществление средств производства, новый тип со­циальной структуры, власти и идеологии и т. д.), прав­да функционирующие в деформированном виде, так и явления, чуждые природе социализма (репрессии, другие преступления на почве злоупотребления влас­тью, культ личности и т. п.).

Рассматривая сегодня деформации в строительстве социализма в нашей стране, вычленяя уроки, важно подчеркнуть: в чертах нового, социалистического строя массы видели реальные завоевания Октября. Напри­мер, ликвидация безработицы, подъем образовательно­го уровня населения, бесплатное здравоохранение, прогрессивная система социального обеспечения и т. д. укрепляли веру людей в то, что они создали новое об­щество. Это усиливало их активность, порождало на­дежды на лучшее будущее, гордость за достижения в социалистическом строительстве. Несмотря на все сложности и тормозящие факторы, миллионы людей самоотверженно трудились, сохраняя преданность Ок­тябрю, веру в социализм, веру в свой выбор.

Несмотря на культ личности, в годы довоенных пя­тилеток была осуществлена индустриализация страны, введено в строй около 9000 крупных промышленных предприятий. Огромными усилиями народа страна была превращена в индустриально-колхозную державу, заня­ла ведущее место среди крупнейших государств мира. Был создан военно-промышленный потенциал, обеспе­чивший нашу победу в Великой Отечественной войне. Все это факты истории, к ним можно по-разному относиться, но не признать их нельзя. Как нельзя сегодня не при­знать и не помнить, ценой какого титанического труда, лишений, неоправданных надежд они достигнуты. И это урок для всех изучающих отечественную историю.

Коллективизация была крупнейшим после 1917 г. социальным поворотом. Она проходила болезненно, не без серьезных перегибов и ошибок в методах и темпах. Но без нее дальнейший прогресс нашей страны был бы невозможен. Коллективизация подвела социальную основу под модернизацию аграрного сектора экономи­ки, позволила внедрять методы культурного хозяйство­вания. Она обеспечила рост производительности тру­да и такое увеличение в конечном счете объема произ­водства, которого мы не имели бы, сохрани мы деревню в прежнем ее состоянии.

Вместе с тем в ходе коллективизации не хватало внимательного отношения к интересам трудового кре­стьянства, нарушался принцип добровольности, фор­сировались темпы проведения, недооценивались про­стые формы кооперирования, преобладали админист­ративные методы, не обошлось без перегибов в борьбе против кулачества, которая захватила значительную часть середняков. Такова историческая реальность.

Но ошибки, перегибы и извращения были допуще­ны не только в ходе коллективизации. В колхозах кре­стьяне практически были оторваны от земли, управле­ния хозяйством. Колхоз как производственный коопе­ратив был лишен самостоятельности и инициативы. Сверху ему устанавливали, когда и что сеять, сколько и какого иметь скота. Были установлены символичес­кие закупочные цены на продукцию колхозов. Колхоз­ники не имели установленной твердой оплаты, мате­риальной заинтересованности в труде. Работая в кол­хозе, семья не могла обеспечить себе существование и вынуждена была рассчитывать на приусадебный уча­сток и домашнее хозяйство, которые облагались непо­сильным налогом. Все это привело к бегству крестьян из колхозов. Началось запустение деревни, раскресть­янивание сельских тружеников.

И все-таки коллективизация и колхозный строй — это не только ошибки, перегибы и извращения. В кол­хозах, несмотря на все трудности, в рассматриваемые годы проявились творчество, энтузиазм масс, в значи­тельных размерах выросла производительность труда, произошло огромное облегчение труда. Колхозы вы­несли испытание войной, обеспечили продовольстви­ем страну. Это тоже уроки нашей истории.

Величайшей трагедией для нашего народа в этот период явились сталинские репрессии, гибель людей. Но об этом подробно мы расскажем ниже.

В 1920— 1930-е гг. были достигнуты значительные успехи в ликвидации неграмотности, развитии народ­ного образования, литературы и искусства, всех форм художественного творчества трудящихся, в развитии в целом духовной культуры нового общества. К сожале­нию, мы сегодня с глубокой болью вынуждены конста­тировать, что многие известные ученые и изобретате­ли, писатели и журналисты, художники, артисты, учи­теля, работники разных сфер культуры и образования, прославившие свою Родину, погибли в сталинских за­стенках. Такова судьба поколения строителей социа­лизма. В этой эпохе есть все: и великие достижения, и драматические ошибки, и трагические события.

И еще на один урок хотелось бы обратить внима­ние. Очевидно, уровень цивилизованности нашего об­щества в то время оказался все-таки недостаточным для того, чтобы противостоять культу личности Сталина, создать ему эффективный противовес. Культуры не хватило, говоря словами Ленина, не только рабочим и крестьянам, но и тому слою коммунистов, которые управляли страной. Не хватило той культурности, ко­торая формируется лишь в результате действительно­го участия масс в выработке принципиальных полити­ческих решений, в повседневном управлении произ­водством, делами общества.

■ Власть и общество. Формирование
административно-командной системы
и утверждение культа личности Сталина____________

В своем становлении административно-командная система в СССР прошла три этапа:

1-й—период «военного коммунизма» (1918— 1921), который характеризовался:

■ национализацией в промышленности и на транспорте;

■ военно-политическими методами управления; ш Гражданской войной и т. д.

2-й этап — период новой экономической политики (1921 — 1929), когда командные методы ведения хозяй­ства не были полностью изжиты, а с возникновением экономических трудностей их роль возрастала.

3-й этап — время реализации курса на построе­ние социализма в одной стране, когда произошло окон­чательное формирование административно-командной системы:

■ был взят курс на форсированную индустриа­лизацию;

■ проводилась коллективизация;

■ складывалась система ничем не ограниченной личной власти Сталина. В соответствии с этим менялась политическая система страны. В пар­тии после разгрома группы Бухарина не воз­никает больше серьезной оппозиции Сталину. Из союза единомышленников партия превра­щается в иерархическую структуру, в которой господствуют приказные методы. Всякое ина­комыслие подавляется.

Выводы

■ Анализируя историю советского общества в 1920 — 1930-е гг., следует выделить в ней следующие черты:

— проявление общемировой тенденции к нараста­нию государственного влияния в экономике;

— ускоренное преодоление технико-экономичес­кого отставания страны;

— воздействие российского социокультурного ком­плекса, геополитической ситуации (самая большая в мире сухопутная граница), требовали в ту эпоху многочисленной хорошо вооруженной армии и сильного флота;

В результате синтеза этих направлений в СССР в 1920 — 1930-е гг. возникла целостная общественная система, которую многие исследователи называют «государственный социализм».

■ Огромным напряжением всех сил народастрана была превращена в индустриально-колхозную дер­жаву и заняла ведущее место среди крупнейших государств мира.

■ Величайшей трагедией для нашего народа в 1930-е гг. явились сталинские репрессии, гибель множества людей.

■ Очевидно, что уровень цивилизованности нашего общества в то время оказался все-таки недостаточ­ным для того, чтобы противостоять культу личнос­ти Сталина, создать ему эффективный противовес.

■опросы для самоконтроля

1. Что заставило большевиков перейти к нэпу?

2. Каковы были причины Кронштадского восстания ? Могли ли восставшие победить? Почему?

3. Как понимали нэп большевики и их политические оппо­ненты ?

4. Назовите основные социально-экономические проблемы, стоявшие перед страной в 1920-х гг.

5. Какие этапы можно выделить в создании СССР? Мог ли Советский Союз быть действительно федеративным госу­дарством?

6. Почему в начале 1920-х гг. усилились репрессии большеви­ков против их политических оппонентов и Церкви?

7. Каковы характерные особенности большевистского ре­жима 1920-х гг. в экономической и политической сферах?

8. Охарактеризуйте основные противоречия нэпа.

9. В чем состояли главные причины коллективизации сельс­кого хозяйства в СССР и каковы ее результаты?

10. Существовала ли взаимосвязь между форсированной ин­дустриализацией и сплошной коллективизацией ? Если да, то какая?

11. Каковы особенности и результаты форсированной инду­стриализации в СССР в 30-е гг. ?

12. При помощи каких механизмов сталинский режим держал советский народ в 30-е гг. в состоянии повышенной моби­лизационной готовности ?

13. Как можно определить сущность общественной системы,


сложившейся в СССР к концу 1930-х гг.? Под воздействи­ем каких факторов и традиций она сформировалась?

Литература

1. Горинов М.М. Альтернативы и кризисы в период нэпа // Вопросы истории КПСС. 1990. № 1. С. 3-18.

2. Девис Р.У. Нэп и современность // Коммунист, 1990. № 8. С. .76-79.

3. Исторический опыт и перестройка. М.: Мысль, 1989.

4. Ленин В.И. О производственном налоге // Полн. собр. соч. Т. 43. С. 205-245.

5. Ленин В.И. О кооперации // Там же. Т:45. С. 378 - 382.

6. Сироткин ВТ. Судьба идеи. Размышления о ленинской концепции движения к социализму // Диалог. 1990. №2. С.9-19.

7. Страницы истории КПСС: факты, проблемы, уроки. М.: Высшая школа, 1988.

8. Урок дает история. М.: Политиздат, 1989.

9. Хлевнюк О.В. 30-е годы. Кризисы, реформы, насилие // Свободная мысль. 1991. №17. С. 74 — 87.

1 Структурно-логические схемы

Схема 38

КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ (1-18 марта 1921 г.)

Вооруженное выступление гарнизона Кронштадта и экипажей некоторых кораблей Балтийского флота было вызвано недовольством матросов политикой «военного коммунизма» в отношении крестьян, вооруженные выс­тупления которых усилились в конце 1920-начале 1921 гг. в связи с неурожаем, хозяйственной разрухой и голодом.

Лозунги мятежа-. «Вся власть Советам, а не коммуни­стам!», «Советы без коммунистов!».

Кронштадтское восстание было жестоко подавлено частями Красной Армии под руководством большевиков как контрреволюционное выступление.

Схема 39

ПРИЧИНЫ ПЕРЕХОДА К НЭПУ

Массовые восстания в сельской местности, выступле­ния в городах, в армии и на фронте. Крушение идеи «введения» социализма и коммуниз­ма путем ликвидации рыночных отношений. Стремление удержать власть любой ценой. Спад революционной волны на Западе.

Схема 40

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА (НЭП) БОЛЬШЕВИКОВ в 1921-1929 гг.


Схема 41

Схема 42

 
 

ПРИЧИНЫ КРИЗИСА НЭПА

Схема 43

ПРОТИВОРЕЧИЯ НЭПА





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 2671 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.049 с)...