Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Заказать написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Статья 351. Заведомо ложный донос



Важную роль в борьбе с преступностью играют сообщения граждан о совершенных или готовящихся преступлениях. Пра­воохранительные органы возбуждают уголовные дела, как пра­вило, при наличии заявления граждан или сообщения руково­дителя организации, которой причинен ущерб совершенным преступлением. В соответствии со ст. 177 УПК РК поводом и основанием к возбуждению уголовного дела могут служить, кроме перечисленных двух, явка с повинной,»сообщение в сред­ствах массовой информации, непосредственное обнаружение сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело.

Ложный донос представляет собой серьезное препятствие для нормальной деятельности правоохранительных органов, так как по значительной части ложных доносов возбуждаются уго­ловные дела, проводится предварительное расследование. По некоторым уголовным делам, возбужденным на основании лож­ного сообщения, расследование завершается рассмотрением дела в суде и необоснованным, незаконным осуждением неви­новного.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 351 УК РК, является нормальная деятельность правоохранительных орга­нов, направленная на осуществление правосудия. Поскольку по ложному доносу нередко невиновное лицо подвергается уго­ловному преследованию, факультативным объектом данного преступления признается личность, ее права и интересы.

Объективная стороназаведомо ложного доноса заключает­ся в сообщении вымышленных сведений о якобы совершенном или готовящемся преступлении в органы дознания, предвари­тельного следствия, прокуратуру или суд, а также в иные государственные органы, которые обязаны подобного рода со­общения направлять в правоохранительные органы.

По вопросу о том, можно ли признать наличие ложного до­носа при сообщении ложной информации о готовящемся или совершенном преступлении не только в правоохранительные, а иные органы, имеющие право возбудить уголовное дело при наличии повода и основания в соответствии с уголовно-про­цессуальным законодательством Республики Казахстан. Поэто­му считаем более правильной позицию, согласно которой со­общение заведомо ложных сведений о якобы готовящемся или совершенном преступлении только этим органам и должност­ным лицам, являющимся сотрудниками перечисленных орга­нов, образует состав заведомо ложного доноса. Сообщение ука­занных сведений другим органам и должностным лицам может образовать состав рассматриваемого преступления в случае, если эти сведения попадают в органы уголовного преследова­ния, где проверяется правдивость или ложность поступившей информации и решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Ложный донос будет представлять общественную опасность лишь тогда, когда сообщение о преступлении поступило в орга­ны уголовного преследования независимо от того, как оно по­пало туда.

В случаях, если в заведомо ложном сообщении о совершен­ном или готовящемся преступлении, которое направлено в суд или правоохранительные органы, содержится указание на конк­ретное лицо, причастное к совершению преступления, деяние можно квалифицировать как ложный донос (ст. 351 УК РК) или как клевету (ст. 129 УК РК). Практические работники в таких случаях применяют ст. 351 УК РК, что является правильным, так как норма, содержащаяся в ст. 351 УК РК, является специ­альной по отношению к общей норме, содержащейся в ст. 129 УКРК.

Ложный донос может быть совершен только путем актив­ных действий. Способы совершения этого преступления могут быть самыми разными и не влияют на квалификацию преступ­ления. Сообщение о якобы совершенном или готовящемся преступлении может быть доставлено в правоохранительные органы лично заявителем или передано через других лиц, по почте, телеграфу, телефону, факсу, электронной почте и т. п.

Определенный интерес представляет вопрос о содержании ложного доноса. Во-первых, заведомо ложный донос может рас­сматриваться как преступное поведение, если он содержит ин­формацию, о якобы совершенном или готовящемся преступле­нии. Заведомо ложное сообщение, о якобы совершенном адми­нистративном или ином правонарушении, об аморальном по­ступке человека не влечет ответственности по ст. 351 УК РК. Такого рода деяние может быть квалифицировано как клевета (ст. 129 УК РК)

При заведомо ложном доносе сообщение должно быть сде­лано в виде утверждения, а не в виде предположения о возмож­ном совершении или готовящемся преступлении.

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что сообщаемые при доносе ложные сведения могут относиться и к юридической природе, правовой оценке совершенного пре­ступления. Например, ложное сообщение о совершении убий­ства в то время, когда в действительности было причинение смерти по неосторожности, или ложное сообщение о соверше­нии разбоя в то время, когда был совершен грабеж, признава­лось заведомо ложным доносом.

Однако такая точка зрения представляется неправильной, так как заведомо неправильная юридическая оценка совершен­ного преступления не может содержать состава рассматривае­мого преступления, так как правовая оценка заявителя для судебно-следственных органов какого-либо значения не имеет. Юридическая квалификация содеянного является исключитель­ной прерогативой органов следствия и суда

По данному вопросу более правильной представляется по­зиция тех авторов, которые считают, что ложность сообщения относительно юридической квалификации якобы совершенного преступления не имеет никакого значения для состава ложно­го доноса. Неправильное сообщение о якобы имевшем месте грабеже не будет содержать состава рассматриваемого преступ­ления, если преступление другого вида, например, кража, име­ла место.

В практической деятельности правоохранительных органов нередки случаи, когда лицо сообщает им о якобы имевшем мес­то преступлении, но при проверке оказывается, что в событии, которое имело в действительности место, нет признаков прес­тупления, а лицо, от которого поступило сообщение, заблуждалось относительно правовой оценки поступка человека. На­пример, лицо добивается согласия на половую близость с жен­щиной, обещая на ней жениться. Узнав, что он обманул, жен­щина подает заявление о якобы имевшем место ее изнасиловании. В такого рода случаях в деянии заявительницы отсутству­ет состав рассматриваемого преступления, поскольку она из-за незнания закона неправильно оценила происшедшее, то есть допустила ошибку в квалификации содеянного. По такому пути идет судебно-следственная практика: проверяется заявление о том, было изнасилование или нет. Если при проверке факт из­насилования не подтверждается, вопрос об ответственности заявительницы за ложный донос не ставится.

Существуют разные мнения о значении при ложном доносе указания на определенное лицо, как совершившее преступле­ние. Некоторые авторы считают, что состав ложного доноса имеет место только в случаях, если лжедоносчик в своем лож­ном сообщении указывает лиц, которые якобы совершили это преступление.

Такое мнение не соответствует содержанию ст. 351 действу­ющего УК РК об ответственности за рассматриваемое преступ­ление, где нет указания на то, что лжедоносчик в своем лож­ном сообщении должен указать на лицо, совершившее преступ­ление.

Ложным доносом считается сообщение о готовящемся или совершенном преступлении, а не об ином правонарушении или аморальном поведении.

Таким образом, ложный донос может быть сделан в пись­менной форме в виде заявления, подписанного автором, или анонимно, или в устной форме, адресован непосредственно долж­ностным лицам правоохранительных органов. Он может быть как с указанием конкретного лица, якобы совершившего пре­ступление, так и без указания такого лица.

Письменное сообщение обычно подписывается заявителем. Уголовно-процессуальное законодательство обязывает лицо, принимающее письменное заявление о готовящемся или совер­шенном преступлении, предупреждать об уголовной ответствен­ности за заведомо ложный донос по ст. 351 УК РК. Однако от­сутствие подписи в письменном заявлении (это может быть при отправлении его по почте, а также при анонимном ложном до­носе) не освобождает автора от уголовной ответственности, несмотря на то, что в этих случаях виновный не может быть заранее предупрежден об уголовной ответственности за заведо­мо ложный донос.

Заведомо ложный донос считается оконченным преступле­нием с момента поступления сообщения в указанные органы независимо от того, какой была реакция на это сообщение со стороны правоохранительных органов, было ли возбуждено уголовное дело или нет. Последствие не является обязательным признаком состава рассматриваемого преступления.

Субъективная стороназаведомо ложного доноса характери­зуется прямым умыслом. Виновный сознает, что сообщает за­ведомо ложные сведения о готовящемся или якобы совершен­ном преступлении соответствующим органам, и желает этого. Если лицо добросовестно заблуждалось, сообщая о якобы имев­шем место преступлении, то действия такого лица нельзя рас­сматривать как ложный донос.

Не будет состава ложного доноса в действиях лица, которое сообщает об имеющихся у него подозрениях по поводу готовя­щегося или совершенного преступления, чтобы правоохрани­тельные органы проверили поступившую от «его информацию. Такой вывод вытекает из того, что донос должен быть заведомо для виновного ложным, то есть лицо, совершающее данное пре­ступление, должно не подозревать, а быть уверенным, что со­общаемые им сведения о готовящемся или совершенном пре­ступлении являются ложными.

Ложный донос может быть по самым различным мотивам (месть, карьеризм, неприязненные отношения, стремление скрыть действительного преступника и т д.). Мотив, за исклю­чением корыстного, не влияет на решение вопроса об ответ­ственности за рассматриваемое преступление и на квалифика­цию деяния, но может быть учтен при назначении наказания

В диспозиции ст. 351 УК РК не содержится указания на спе­циальную цель. Поэтому цель ложного доноса не является не­обходимым признаком рассматриваемого состава преступления, но может быть учтена при назначении виновному наказания. В большинстве случаев это преступление совершается с целью возбуждения уголовного дела, уголовного преследования конк­ретного лица.

Субъектом данного преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

По делам частного или частно - публичного преследования и обвинения субъектом заведомо ложного доноса может быть лишь сам потерпевший, поскольку по делам указанных катего­рий уголовное преследование возможно только по заявлению протерпевшего (по сообщениям иных лиц или организаций уго­ловное дело не возбуждается).

Если заведомо ложный донос совершается должностным ли­цом с использованием своего служебного положения, то его дей­ствия следует квалифицировать по совокупности статей УК РК, предусматривающих ответственность за злоупотребление долж­ностными полномочиями (ст. 307 УК РК) и заведомо ложный донос (ст. 351УКРК)

Квалифицирующими признаками рассматриваемого вида преступления является заведомо ложный донос, соединенный с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого пре­ступления, либо с созданием искусственных доказательств об­винения, либо из корыстных побуждений — ч. 2 ст. 351 УК РК. Определения понятий тяжкого или особо тяжкого преступле­ний содержатся в ст. 10 УК РК.

Под созданием искусственных доказательств обвинения сле­дует понимать подделку обвиняющих доказательств, которая может быть в разнообразных формах: изготовление и представ­ление в органы уголовного преследования, а также подбрасы­вание фальшивых документов, предметов или других веще­ственных доказательств, передача их через других лиц. При за­ведомо ложном доносе с созданием искусственных доказа­тельств обвинения квалификацию действий виновного следует производить только по ч. 2 ст. 351 УК РК без дополнительной квалификации за фальсификацию доказательств по ст. 348 УК РК, потому что фальсификация доказательств в этом случае будет считаться способом совершения рассматриваемого пре­ступления.

Заведомо ложный донос следует считать совершенным из корыстных побуждений, если виновный, совершая это преступ­ление, стремился получить материальную выгоду, и вовсе не обязательно, чтобы он достиг своей цели. Например, лицо сде­лало ложное заявление о совершенном кем-то преступлении (например, кандидатом в депутаты, чтобы его скомпрометиро­вать), но, оказавшись обманутым, обещанные деньги не полу­чило. В данном случае заведомо ложный донос будет считать­ся совершенным из корыстных побуждений.

Часть 3 ст. 351 УК РК применяется, если рассматриваемое преступление совершено в интересах организованной группы или преступного сообщества. Признаки организованной груп­пы и преступного сообщества (преступной организации) ука­заны в ст. 31 УК РК. Для признания наличия данного квалифи­цирующего признака требуется установить, что заведомо лож­ный донос был выгоден для указанных преступных формиро­ваний, чтобы их участники, совершив преступление, были вне подозрений. В этих случаях ложный донос может быть осуще­ствлен для направления предварительного следствия и судеб­ного рассмотрения дела по ложному пути.

Клевета, соединенная с ложным обвинением в совершении преступления, имеет сходство с рассматриваемым преступле­нием. Отличается клевета от ложного доноса тем, что при лож­ном доносе умысел виновного направлен на привлечение по­терпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести и достоинства. В связи с этим при заведомо ложном доносе сведения о якобы совершенном потерпевшим преступлении сообщаются, как правило, органам, правомочным возбудить уголовное дело.

17.5.3.Статья 352. Заведомо ложные показания, заключение экс­перта или неправильный перевод

Одной из распространенных форм противодействия осуще­ствлению правосудия является дача свидетелем или потерпев­шим ложных показаний. Нередко приходится прекращать уго­ловное преследование в отношении лиц, совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления, именно из-за дачи свидетелем или потерпевшим ложных показаний. Показания свидетелей, потерпевших, заключение эксперта и перевод, сделанный пе­реводчиком, являются важным средством установления исти­ны в ходе предварительного расследования и судебного рассмот­рения уголовного, гражданского, а также административного дела.

Заведомо ложные показания, заключение эксперта или не­правильный перевод опасны тем, что могут дезориентировать лиц, ведущих дознание, предварительное следствие или судеб­ное разбирательство уголовных и гражданских дел, направить их по неправильному пути и привести к нарушениям законности. В результате заведомо ложного показания, перевода или зак­лючения эксперта возможны осуждение невиновных, незакон­ное освобождение лица, совершившего преступление, от ответ­ственности, а также вынесение неправильного, незаконного решения по гражданскому, административному делу.

Поэтому объектомэтого преступления является нормаль­ная деятельность органов дознания, предварительного следствия и суда. Факультативным объектом данного преступления мо­гут быть охраняемые законом права и интересы личности, об­щественные или государственные интересы.

Объективная сторонапреступления заключается в даче лож­ных показаний свидетелем, потерпевшим, в даче ложного зак­лючения экспертом или в неправильном переводе, сделанном переводчиком, в процессе предварительного следствия или су­дебного разбирательства по уголовному или гражданском делу, несмотря на то, что указанные лица предварительно предупреж­дались об уголовной ответственности за дачу ложных показа­ний, за ложное заключение эксперта или неправильный пере­вод.

Ложность показаний свидетеля или потерпевшего заключа­ется в искажении сообщаемых ими сведений, имеющих суще­ственное значение для разрешения конкретного дела, а также в форме отрицания известных им фактов, имевших место в дей­ствительности. Такие сведения могут быть как обвиняющего, так и оправдывающего характера.

Учитывая важность показаний свидетеля, потерпевшего, зак­лючения эксперта и правильности перевода, осуществляемого переводчиком, для расследования и разрешения дела, уголов­но-процессуальное законодательство (ст. ст. 75, 82, 83, 85 УПКРК) обязывает предупреждать указанных лиц перед допросом, при назначении экспертизы или перед осуществлением пере­вода об ответственности по ст. 352 УК РК в случае дачи лож­ных показаний, ложного заключения или неправильного пере­вода.

Спорным является вопрос о круге обстоятельств, намерен­ное искажение которых при допросе свидетеля или потерпев­шего образует состав лжесвидетельства. В соответствии со ст. 75, 82 УПК РК свидетель, потерпевший обязаны правдиво сообщить на допросе все, что известно им по делу и ответить на поставленные вопросы. Из этого следует, что показания свидетеля или потерпевшего могут касаться не только события пре­ступления, но и других обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, назначения наказания.

В уголовном судопроизводстве такими являются показания, относящиеся к предмету доказывания, в гражданском — пред­мету иска.

В частности, свидетель и потерпевший могут быть допрошены по вопросам, касающимся характеристики личности лица, совершившего преступление, взаимоотношений между ним и потерпевшим или свидетелем, формы вины, условий, способ­ствовавших совершению преступления, последствий преступ­ления и т. п. Вопрос об ответственности за ложные показания свидетелей и потерпевших ими ставится и решается в большин­стве случаев тогда, когда ложные показания повлияли на исход дела.

Нет в юридической литературе единства мнений и в вопросе о том, можно ли заведомо ложные показания дать путем без­действия, т. е. умолчания об обстоятельствах дела, известных допрашиваемому. Правильный ответ на этот вопрос зависит от того, можно ли признавать умолчание свидетеля или потерпев­шего об известных им обстоятельствах дела дачей ложных по­казаний. Одни авторы считают, что ложь при совершении рас­сматриваемого преступления может выражаться не только в утверждении того, чего в действительности не было, но и в умолчании об обстоятельствах дела. Все случаи дачи заведомо ложных показаний, в том числе и такие, которые сопряжены с умолчанием об известных фактах, имеющих отношение к делу, должны квалифицироваться как заведомо ложные показания.

Более правильной, на наш взгляд, по данному вопросу явля­ется позиция ученых, которые умолчание свидетеля или потер­певшего о каких-либо известных им обстоятельствах дела не признают дачей ложных показаний. Они считают, что рассмат­риваемое преступление может совершаться только путем ак­тивных действий. Умолчание о каких-либо обстоятельствах по делу должно расцениваться как уклонение свидетеля от дачи показаний1.

Часть 8 ст. 75 и ч. 4 ст. 82 УПК РК обязывают свидетеля и потерпевшего дать правдивые показания, сообщить все, что из­вестно им по делу, и ответить на поставленные вопросы. Если свидетель намеренно умалчивает о каких-либо достоверно ему известных фактах, заявляя таким образом, что он больше ниче­го по делу, в связи с которым его допрашивают, не знает, то он уклоняется от дачи показаний. По действующему уголовному законодательству Республики Казахстан ответственность за уклонение отдачи показаний не предусмотрена. Но умолчание следует рассматривать как завуалированную форму отказа сви­детеля или потерпевшего отдачи показаний (ст. 353 УК РК).

Умолчание имеет сходство с недонесением, но разница меж­ду ними в том, что при недонесении лицо по собственной ини­циативе должно явиться в соответствующие органы и сообщить все, что ему известно о преступлении, а при умолчании лицо уже вызвано в определенные органы в качестве свидетеля и предупреждено об ответственности за отказ отдачи показаний и за дачу ложных показаний. Поэтому умолчание более опас­но, чем недонесение и должно рассматриваться как уклонение свидетеля от дачи показаний.

Момент окончания рассматриваемого преступления зависит от стадии уголовного процесса, на которой были даны заведо­мо ложные показания. Так, в стадии дознания и предваритель­ного следствия преступление считается оконченным с момента дачи свидетелем заведомо ложных показаний, которые занесе­ны в протокол и подписаны свидетелем.

Дача заведомо ложных показаний на предварительном след­ствии наказуема независимо от того, какие показания дал сви­детель в суде. В этом случае возможны два варианта: если сви­детель дал правдивые показания в суде, то это в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РК должно быть признано обстоятельством, смяг­чающим ответственность, а не может расцениваться как добро­вольный отказ; повторение же в суде свидетелем заведомо лож­ных показаний, данных во время предварительного расследо­вания или дознания, образует состав нового преступления.

На практике чаще встречается другая ситуация, когда сви­детель, давший заведомо ложные показания следователю или работнику органов дознания и подписавший в установленном порядке протокол допроса, через некоторое время меняет свои показания и правдиво излагает известные ему обстоятельства дела. Происходит это на гой же стадии уголовного процесса -дознания или предварительного следствия — по различным при­чинам: свидетель может сам без постороннего вмешательства осознать необходимость дачи правдивых показаний, а чаще де лает это посте дачи ему следователем или лицом, производя­щим дознание, убедительных доказательств ложности ранее данных им показаний.

Действия такого лжесвидетеля формально содержат призна­ки преступления, предусмотренного ст. 352 УК РК, но являют­ся малозначительными и уже не представляют общественной опасности, так как даны правдивые показания об обстоятель­ствах, имеющих значение по делу, известных такому свидете­лю, и положение, таким образом, восстановлено. Правда, сле­дует признать, что лицу, проводящему предварительное рассле­дование, для этого приходится проводить дополнительные доп­росы, очные ставки, другие следственные действия, тратить на расследование таких уголовных дел дополнительное время, по­этому определенный вред правосудию все-таки наносится, но возбуждение и расследование уголовного дела по факту такого лжесвидетельства отнимает гораздо больше сил и времени. Полагаем, что к таким случаям должно применяться положе­ние, закрепленное в ч. 2 ст. 9 УК РК.

В стадии судебного разбирательства рассматриваемое пре­ступление считается оконченным с момента окончания допро­са свидетеля. Если свидетель в начале допроса дал заведомо ложное показание, но затем при повторных допросах отказал­ся от лжи и сообщил правдивые сведения, то и в этой ситуации возможны два варианта: если этот отказ добровольный, то со­става преступления нет; если же отказ вынужденный (напри­мер, он сделан под давлением разоблачающих показаний дру­гих свидетелей, вопросов прокурора, судьи, адвоката и т. п.), то формально в этом случае есть состав заведомо ложного пока­зания, но и здесь, на наш взгляд, целесообразно применить ч. 2 ст. 9 УК РК.

По мнению большинства ученых, не все случаи дачи свиде­телем ложных показаний образуют состав рассматриваемого преступления. В частности, еще в XIX веке известный россий­ский ученый Н.А. Неклюдов писал, что состав лжесвидетель­ства может иметь место в случае, если лицо, давшее такие пока­зания, является единственным свидетелем и его показания по­влияли на неправильное принятие решения по делу. Если же ложные показания свидетеля не могли повлиять на исход дела, то такая ложь не должна признаваться преступной1. Материалы изученных нами уголовных дел свидетельствуют о том, что сотрудники правоохранительных органов возбуждают уголов­ные дела по ст. 352 УК РК только в тех случаях дачи свидетеля­ми или потерпевшими заведомо ложных показаний, когда от этих показаний зависит исход дела.

По вопросу о том, следует ли делить ложные показания на преступные и не влекущие уголовной ответственности, более правильным следует признать мнение о том, что признаки рас­сматриваемого преступления будут иметь место не во всех слу­чаях дачи свидетелем или потерпевшим заведомо ложных по­казаний. Было бы неправильным каждый факт дачи свидетелем или потерпевшим заведомо ложных показаний рассматривать как преступление независимо оттого, каких обстоятельств дела они касаются, когда, на какой стадии уголовного процесса они были даны и как повел себя виновный после дачи им заведомо ложных показаний.

Для наличия состава заведомо ложных показаний необхо­димо, чтобы они были даны органам дознания, следствия, про­куратуры или в суде. Только перечисленные органы имеют пра­во вести допрос в соответствии с уголовно-процессуальным за­конодательством. Сообщение ложных сведений каким-либо другим органам (например, сотруднику частной организации, частному детективу, членам комиссии по расследованию каких-либо событий и т. п.) состава рассматриваемого преступления не образует.

Как и ложные показания свидетеля, потерпевшего, ложное заключение эксперта может послужить причиной неправиль­ного разрешения дела. Потерпевший - это лицо, которое заин­тересовано в исходе дела. Свидетель нередко также бывает за­интересован кому-то помочь уйти от ответственности, напри­мер, если он вынужден давать свидетельские показания в отно­шении своего друга, родственника. Тем не менее, они (потер­певший и свидетель) должны быть допрошены по делу. В отли­чие от них в качестве эксперта выступает лицо, не заинтересо­ванное в исходе дела. Поэтому (ст. 96 УПК РК) и (ст. 47 ГПК РК) предусматривают возможность отвода эксперта в опреде­ленных законом случаях. Это является важной мерой предуп­реждения дачи экспертом заведомо ложного заключения.

Ложность заключения эксперта может выразиться в наме­ренном искажении выявленных им фактов, или в умолчании о них, либо в ложных выводах, сделанных по представленным для исследования доказательствам. Эти факты могут касаться воп­росов причастности или непричастности лица, в отношении которого имеет место уголовное преследование, к событию пре­ступления, либо заведомо неправильно освещаются и объясня­ются или же нуждаются в научном или ином специальном объяс­нении по гражданским, административным и уголовным делам.

Заведомо ложное заключение эксперта следует отличать от недостаточно ясного или полного заключения, что обычно име­ет место из-за недостатка материалов, представленных на экс­пертизу, отсутствия оборудования, материалов, недостаточной компетентности эксперта. В таких случаях повторно может быть назначена дополнительная или комиссионная экспертиза.

По действующему законодательству эксперт может быть допрошен по делу, но не предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний. Эксперт дает показания по разъяс­нению содержания данного им заключения. Если заключение не ложное, но не совсем четкое, полное, эксперт, дав ложные показания, может существенно помешать осуществлению пра­восудия, и за это не предусмотрена уголовная, ответственность.

Большинство участников процесса по уголовному, граждан­скому, административному делу имеют право давать показания или заключение на родном языке или на языке, которым владе­ют, пользоваться бесплатной помощью переводчика (ст. ст. 69, 70, 77, 82, 83 УПК РК, ст. 14 ГКП, ст. 21 КоАП РК).

Содержание собранных по делу доказательств может быть искажено, если не будет обеспечен правильный перевод. С це­лью предупреждения случаев неправильного перевода законо­дательством предоставлено право отвода переводчика (ст. 95 УПК РК, ст. 47 ГПК РК).

Неправильный перевод может выразиться в искажении смыс­ла переводимых показаний или содержания документов, пред­ставленных для перевода, в результате чего суд и следственные органы вводятся в заблуждение относительно исследуемых обстоятельств дела.

Оконченным данное преступление считается с момента под­писания протокола допроса свидетеля, потерпевшего или до­кумента, переведенного переводчиком, а также заключения эксперта в стадии дознания или предварительного следствия, а в стадии судебного разбирательства — с момента окончания дачи

ложных показаний, ложного заключения или неправильного перевода независимо от наступивших от этих действий последст­вий.

С субъективной стороныперечисленные в рассматриваемой статье деяния совершаются с прямым умыслом. На прямой умы­сел как форму вины в данном составе преступления указывает использование в диспозиции ст. 352 УК РК слова «заведомо*. Виновный сознает, что дает ложные показания, ложное за­ключение или неправильно переводит показания, документы и т.д.

Дача свидетелем, потерпевшим ложных показаний при от­сутствии осознания их ложности не образует состава рассмат­риваемого преступления. Это также относится к даче экспер­том ложного заключения и к неправильному переводу. Причи­ной неосторожной дачи ложного заключения или неправиль­ного перевода может быть недостаточность знаний, некомпе­тентность, отсутствие опыта эксперта, переводчика. Неосторож­ную дачу свидетелем, потерпевшим ложных показаний обычно называют добросовестным заблуждением.

Материалы судебно-следственной практики свидетельству­ют о том, что ложные показания, ложное заключение или не­правильный перевод, направленные на изобличение человека в совершении преступления, которого он не совершал, имеют место в редких случаях, в основном при их подкупе. В боль­шинстве случаев целью совершения данного преступления яв­ляется увод от ответственности и заслуженного наказания че­ловека, совершившего преступление, смягчение его вины и уча­сти.

Вопрос об ответственности по рассматриваемой статье УК РК лиц, давших ложные показания, ложное заключение или сде­лавших неправильный перевод под влиянием физического или психического насилия, из-за боязни расправы, должен решать­ся в соответствии со ст. 36 УК РК.

Мотивы, за исключением корыстного, которыми руковод­ствуется виновный, не имеют значения при квалификации дан­ного преступления, но могут быть учтены при назначении на­казания.

Субъектомперечисленных в диспозиции ст. 352 УК РК пре­ступлений могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста, ко­торым объявлено, что они допрашиваются в качестве свидете­ля, потерпевшего по уголовному делу или приглашены в каче­стве переводчика. Лица, не достигшие указанного возраста, не

предупреждаются об уголовной ответственности за дачу лож­ных показаний. Экспертом признается лицо, которому органы дознания, предварительного следствия или суда поручили про­ведение экспертизы независимо от того, является ли оно ра­ботником экспертного учреждения или нет.

Чтобы признать субъектом преступления указанных выше лиц, необходимо установить, что до начала следственных дей­ствий с их участием или допроса на судебном заседании они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, ложное заключение или неправильный пе­ревод.

Субъектом данного преступления не могут быть подозрева­емый, обвиняемый, подсудимый, истец, ответчик, поэтому они не предупреждаются об ответственности по ст. 352 УК РК за дачу ложных показаний.

Субъектом рассматриваемого преступления могут быть не только лица, вызванные в органы дознания, предварительного следствия или в суд в качестве свидетеля, потерпевшего, экс­перта или переводчика. Они могут быть допрошены и без вызо­ва в соответствующие учреждения, а эксперт в органы дозна­ния, предварительного следствия не вызывается. Допрос свидетеля, потерпевшего можно проводить не только в помещени­ях указанных правоохранительных органов, но и в других мес­тах, в том числе по месту проживания или временного нахож­дения потерпевшего, свидетеля Например, в квартире, в боль­нице, в гостинице с соблюдением всех требований уголовно-процессуального законодательства, и дача ими при этом заве­домо ложных показаний может содержать признаки состава преступления, предусмотренного ст. 352 УК РК.

Не может быть субъектом данного преступления лицо, доп­рошенное в качестве свидетеля с предварительным предупреж­дением об ответственности за дачу заведомо ложных показа­ний, если оно было допрошено об обстоятельствах, указываю­щих на его причастность к расследуемому преступлению. В та­ких случаях будет считаться, что оно фактически было подо­зреваемым по делу, но ошибочно допрошено в качестве свиде­теля. Поэтому не будет иметь никакого правового значения то, что оно предупреждалось об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Дачу заведомо ложных показаний следует отличать от дачи органам дознания объяснения (в письменной форме) в качестве очевидца какого-либо события, происшествия. В случае дачи заведомо ложного объяснения такое лицо не подлежит от­ветственности по ст. 352 УК РК, поскольку оно в момент опро­са не могло считаться свидетелем. Таковым оно становится толь­ко после возбуждения уголовного дела.

В действиях лица, совершившего сначала ложный донос, а затем во время допроса в качестве свидетеля или потерпевше­го, подтвердившего ранее сделанное ложное сообщение, не со­держатся составы двух самостоятельных преступлений: заведо­мо ложного доноса и заведомо ложных показаний, поскольку заведомо ложный донос и в последующем дача тем же лицом ложных показаний являются реализацией одного преступного замысла. Лжедоносчик как лицо, совершившее преступление, будучи в дальнейшем допрошенным по обстоятельствам, каса­ющимся совершенного им преступления, не может отвечать за дачу заведомо ложных показаний, поскольку во время допроса фактически он является не свидетелем, а лицом, совершившим преступление в виде заведомо ложного доноса.

Для применения ч. 2 ст. 352 УК РК требуется наличие хотя бы одного из квалифицирующих признаков, заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего, эксперта, а также непра­вильный перевод, соединенные с обвинением лица в соверше­нии тяжкого или особо тяжкого преступления, с искусствен­ным созданием доказательств обвинения, а равно совершенные с корыстной целью. Определение понятий «тяжкое» или «осо­бо тяжкое» преступление даны в ст. 10 УК РК.

Заведомо ложные показания, ложное заключение и ложный перевод, соединенные с искусственным созданием доказа­тельств обвинения, имеют место в случаях, когда виновный, чтобы убедить правоохранительные органы в правдивости дан­ных показаний, заключения или перевода использует фальши­вые доказательства. Искусственное создание доказательств об­винения означает подделку или уничтожение уже имеющихся в деле доказательств, ссылку на лжесвидетелей и тому подоб­ные действия. Для квалификации заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения эксперта и неправильного пе­ревода по данному квалифицирующему признаку необходимо, чтобы сфабрикованные доказательства использовались с целью изобличения человека в совершении преступления, то есть были обвинительного характера. Об этом свидетельствует формули­ровка «с искусственным созданием доказательств обвинения».

Такая формулировка закона не позволяет применять часть вторую комментируемой статьи УК РК, если заведомо ложные показания, ложное заключение эксперта были сделаны с ис­кусственным созданием доказательств не обвинительного, а оп­равдательного характера, чтобы увести преступника от ответст­венности.

Совершение данного преступления с корыстной целью оз­начает, что виновный дает заведомо ложные показания, лож­ное заключение или осуществляет неправильный перевод с це­лью получения имущественной выгоды. Чаще всего это имеет место при их подкупе. Например, свидетель, давший первона­чально правдивые показания, в дальнейшем при его допросе от ранее данных им показаний отказывается и, получив вознаг­раждение, дает ложные показания.

В примечании к комментируемой статье указывается, что свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик освобожда­ются от уголовной ответственности в случаях, если они: 1) доб­ровольно, 2) до вынесения судом приговора или решения зая­вили о ложности данных ими показаний, заключения или не­правильном переводе. Примечание к рассматриваемой статье УК РК может быть применено при наличии обоих перечис­ленных условий.

Одним из условий освобождения от уголовной ответствен­ности в соответствии с указанным примечанием является за­явление о ложности показаний, заключения или о неправиль­ном переводе, которое должно быть сделано в процессе дозна­ния, предварительного следствия или в суде первой инстанции до оглашения судом приговора или решения. Данное примеча­ние в действующей редакции не распространяется на случаи дачи ложных показаний, ложного заключения или неправиль­ного перевода в суде апелляционной инстанции, когда заявле­ние о ложности показаний, заключения или неправильном пе­реводе сделано до оглашения судом апелляционной инстанции постановления.





Дата публикования: 2014-11-26; Прочитано: 1689 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.025 с)...