Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Пространство и время, их свойства, виды. Качественное многообразие форм пространства и времени



Для обыденно-житейских представлений пространство и время – нечто привычное, известное и даже в какой-то мере очевидное. Но если задуматься над тем, что же такое время и пространство, то сразу возникает много вопросов и неразрешимых парадоксов. Средневековый философ Аврелий Августин осознавал всю трудность определения времени и в своей знаменитой «Исповеди» писал: «Что же такое время? Пока меня никто о том не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняясь; но как скоро хочу дать ответ об этом, я становлюсь совершенно в тупик». В настоящее время нельзя решать проблему пространства и времени без опоры на данные современных наук, как естественных, так и социально-гуманитарных. Философия, опираясь на достижения наук, имеет собственный ракурс рассмотрения пространственно-временных отношений, их роли в жизни и деятельности людей.

Понятие пространства и времени. Обсуждение проблемы пространства и времени в истории философии сопровождалось постановкой вопроса об их статусе: являются ли пространство и время характеристиками материального бытия или они характеризуют устройство нашего сознания? Другими словами, объективны или субъективны пространство и время? Для субъективных идеалистов пространство и время не имеют объективного статуса, они характеризуют наш способ восприятия мира. У Дж.Беркли, Э.Маха пространство и время выступают формами, упорядочивающими человеческие ощущения, данные опыта. Согласно учению И.Канта, время и пространство – априорные формы чувственности, благодаря которым возможно существование математики как науки. Субъективизация времени характерна для философии А.Бергсона, М.Хайдеггера. Не мир существует во времени, а время существует во мне, - так можно определить суть этих взглядов, в соответствие с которыми время психологизируется, лишается объективности.

Для материалистов пространство и время объективны, существуют независимо от чьего-либо сознания и являются формами существования материи. С точки зрения Ф.Энгельса, мир есть движущаяся материя и «движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и времени». Быть в пространстве, писал Энгельс, это значит существовать «в форме расположения одного подле другого», а быть во времени – это значит существовать «в форме последовательности одного после другого». В способности тел существовать одно подле другого проявляется такое сущностное свойство пространства как его протяженность. В способности тел существовать одно после другого проявляется такое сущностное свойство времени как его длительность. В учебной литературе данный смысл понятий включен в их развернутое определение.

Пространство – философская категория, выражающая координацию материальных систем, порядок их сосуществования, структурность и протяженность. Понятие пространства имеет смысл лишь постольку, поскольку сама материя дифференцирована, структурирована.

Время – философская категория, выражающая смену состояний материальных систем, их последовательность, длительность. Представление о времени имеет смысл лишь постольку, поскольку мир находится в состоянии движения и развития.

Субстанциальная и реляционная концепции пространства и времени. В истории философии существовали различные концепции пространства и времени. Их можно разбить на два больших класса: концепции субстанциальные и реляционные. Субстанциальная концепция рассматривает пространство и время как самостоятельные сущности, существующие наряду с материей и независимо от нее. Они как бы арена, на которой находятся объекты и развертываются процессы. Подобно тому, как арена может существовать и без того, чтобы на ней разыгрывалось представление, так и пространство и время могут существовать независимо от материальных объектов и процессов. Это вело к выводу о независимости свойств пространства и времени от характера протекающих в них материальных процессов. Истоки этих взглядов – в античности: представление древнегреческих атомистов (Демокрита, Эпикура) о пустоте неявно предполагало концепцию субстанциальности пространства. Английский физик и философ И.Ньютон в своем труде «Математические начала натуральной философии» отстаивал субстанциальную концепцию.

Реляционная концепция рассматривала пространство и время не как самостоятельные сущности, а как системы отношений, образуемых взаимодействующими материальными объектами. Вне этой системы взаимодействий пространство и время считались несуществующими. Соответственно допускалась и зависимость свойств пространства и времени от характера взаимодействия материальных систем. В античной философии реляционный взгляд на пространство и время был свойственен Аристотелю. Но наиболее ярким представителем реляционной концепции был Г.В.Лейбниц. Он критиковал взгляды Ньютона и рассматривал пространство и время в качестве внутренних характеристик бытия.

Достижения современной науки, и прежде всего созданная в начале XX века А.Эйнштейном теория относительности, свидетельствуют о предпочтительности реляционного подхода к пониманию пространства и времени.

Специальная теория относительности (СТО), основные идеи которой были сформулированы А.Эйнштейном в 1905 году, установила зависимость свойств пространства и времени от взаимного движения материальных объектов. Оказалось, что только тогда, когда скорости движения малы по отношению к скорости движения света, можно считать, что размеры тел и ход времени остаются одними и теми же, но когда речь идет о движениях со скоростями, близкими к скорости света, то изменения пространственных и временных интервалов становится заметным. При увеличении относительной скорости движения системы отсчета пространственные интервалы сокращаются, а временные растягиваются.

Кроме того, СТО раскрыла глубокую связь между пространством и временем, показала, что в природе существует единое пространство-время.

Идеи СТО получили дальнейшее развитие в общей теории относительности (ОТО), которая была создана Эйнштейном в 1916 году. В этой теории было показано, что геометрические свойства пространства-времени определяются характером поля тяготения, которое, в свою очередь, определено взаимным расположением тяготеющих масс. Вблизи больших тяготеющих (гравитационных) масс происходит искривление пространства (его отклонение от евклидовой метрики) и замедление хода времени.

Таким образом, философское значение теории относительности состоит в следующем:

- она исключила из науки понятия абсолютного пространства и абсолютного времени, обнаружив тем самым несостоятельность субстанциальной трактовки пространства и времени как самостоятельных, независимых от материи форм бытия;

- она показала зависимость пространственно-временных свойств от характера движения и взаимодействия материальных систем, подтвердила правильность трактовки пространства и времени как основных форм существования материи, в качестве содержания которых выступает движущаяся материя.

Свойства пространства и времени. К свойствам пространства относятся трехмерность, однородность и изотропность.

Положение любого объекта может быть определено с помощью трех независимых величин (длины, ширины, высоты). Факт трехмерности реального физического пространства не противоречит существованию в науке понятия многомерного пространства с любым числом измерений. Понятие многомерного пространства является чисто математическим понятием, которое используется в науке для описания реальных процессов. Однородность пространства означает отсутствие в нем каких-либо выделенных точек. Изотропность пространства означает равноправность всех его возможных направлений.

Время характеризуется такими свойствами как одномерность, однородность, необратимость.

Время одномерно, т.к. для фиксации положения события во времени достаточно одной величины. Однородность времени означает равноправие всех его моментов. Необратимость времени проявляется в невозможности возврата в прошлое. Время течет от прошлого через настоящее к будущему, и обратное течение его невозможно («реку времени не повернуть вспять»). В науке существует несколько подходов к обоснованию необратимости времени. Физики нередко склонны выводить необратимость времени из идущих в нашей Галактике глобальных процессов, таких как ее расширение, например. Необратимость пытались объяснить и термодинамической и электромагнитной «стрелами времени». Наиболее распространенным является причинное обоснование, его сторонники считают, что при обратном течении времени причинная связь оказывалась бы невозможной.

Особого внимания заслуживает такое общее свойство пространства и времени как бесконечность.

Часто бесконечность пространства и времени рассматривается как чисто количественная характеристика. Древнегреческий философ Архит приводил следующий наглядный образ такого понимания бесконечности. Если бросить копье по прямой, затем подойти к месту, где оно воткнулось, снова бросить копье и повторять эту операцию, все дальше удаляясь, то мы нигде не натолкнемся на границу, которая не позволила бы нам вновь бросать копье. Бесконечно удаляясь от места первого броска, мы никогда не вернемся в исходную точку. Понимание бесконечности пространства как беспредельного прибавления все новых единиц расстояния дополняется трактовкой бесконечности времени как беспредельного прибавления единиц длительности. Математическим образом такой бесконечности служит бесконечный натуральный ряд чисел, когда можно неограниченно прибавлять все новые и новые единицы, получая сколь угодно большие числа и нигде не имея предельного числа.

Гегель, а вслед за ним Энгельс называли такую чисто количественную бесконечность «дурной» бесконечностью, поскольку она абстрагируется от качественных скачков. Бесконечность материи в пространстве и времени нужно понимать не в чисто количественном, а в качественном смысле. Это значит, что на разных уровнях организации материи можно столкнуться с качественно различными структурами пространства и времени.

Современные космологические представления допускают, что Большая Вселенная состоит из множества миров, аналогичных нашей Метагалактике. В этих мирах могут быть принципиально иные формы пространства и времени. Происхождение же нашей Метагалактики не означало творения времени и пространства как таковых, а лишь возникновение характерных для нашего мира специфических пространственно-временных структур. Причем эти структуры, в свою очередь, развивались по мере появления все новых уровней организации материи. Таким образом, бесконечное проявляется в конечном и через конечное. Через конечное мы идем к познанию бесконечного.

Модусы времени. Проблема прошлого, настоящего и будущего (их еще называют модусами времени) всегда вызывала и поныне вызывает интерес у философов и просто думающих людей. Старое изречение гласит: «Прошлое – время, в котором мы ничего не можем изменить, но относительно которого питаем иллюзию, что знаем о нем все. Будущее – время, о котором мы ничего не знаем, но питаем иллюзию, что можем его изменить. Настоящее – граница, где одна иллюзия сменяется другой». Прошлого уже нет, а будущего еще нет, а что же есть?

Анализируя понятие времени, Аврелий Августин пришел к выводу: ни прошедшее, ни будущее не имеют действительного существования, оно принадлежит только настоящему. В зависимости от него мы осмысливаем как прошлое, так и будущее. Прошедшее обязано своим существованием человеческой памяти, будущее – надежде, настоящее – созерцанию Правильнее считать, что есть настоящее прошедшего, настоящее настоящего и настоящее будущего. Стремительность течения настоящего делает его ускользающим, оно есть миг. Другими словами, прошлое, настоящее и будущее субъективны, они все в душе человека.

Много внимания уделял проблеме времени Н.Бердяев. Прошлого уже нет, но все, что в нем было реально, входит в настоящее и лишь в этом качестве оно существует. Будущее, как и прошлое, присутствует в настоящем, в отношении к нему проявляется свобода человека, оно может активно твориться. Практически невозможно в настоящем освободиться от «отравы прошлого и будущего», от печали о прошлом и от страха будущего. Н.Бердяев писал: «… моя судьба осуществляется во времени, разбитом на прошлое и будущее, время есть реализация судьбы, и вместе с тем прошлое и будущее, без которых нет реализации моей судьбы, существуют лишь в моем настоящем». Что касается настоящего, то основная сложность для человека пережить всю полноту и радость момента. С восхищением Бердяев пишет о мудрости Гёте: «… вся значительность его жизненной судьбы связана с его даром переживать полноту мгновения, с этой его способностью видеть божественное целое в самой малой части космической жизни». Время, разорванное на прошлое, настоящее и будущее – это злое, смертоносное, истребляющее время. Но есть, по Бердяеву, и истинное время, в котором нет разрыва между прошлым, настоящим и будущим, это время ноуменальное, а не феноменальное.

Человек в своих ориентациях может быть устремлен на прошлое или будущее, и тогда можно говорить о пассеизме и футуризме как определенных типах мировоззрения. Устремленность к будущему, стремление видеть мир преображенным, поиски идеального общества – все это было и остается характерным для русского сознания. На всем протяжении российской истории неудовлетворенность настоящим сопровождается постоянным поиском идеала, гармонии. В то же время нельзя не отметить и обращенности русского человека к прошлому. Минувшее в этом случае оказывается вместилищем красоты и гармонии, тогда как настоящее несовершенно и противоречиво. Настоящее для русского человека как бы «зажато» между прошлым и будущим и практически всегда воспринимается как не соответствующее желаемому, должному. Жить настоящим сложнее всего, быть может, отсюда замечание А.П.Чехова: «Русский человек любит вспоминать, но не любит жить».

Размышления о будущем, познание настоящего и память о прошлом свойственны человеческому сознанию. Когда люди целиком погружены в настоящее и не задумываются о прошлом и будущем, это приводит к печальным результатам – рушится связь времен. Беспечность перед лицом будущего так же опасна, как и забвение прошлого. Чрезмерная увлеченность будущим, как и абсолютное погружение в прошлое – это другая крайность в отношениях человека со временем. Подлинная действительность присуща только настоящему и ответственность перед настоящим позволяет быть достойными великого прошлого предков и передать эстафету жизни потомкам. Культура темпорального восприятия предполагает связь всех трех модальностей времени.

Для философского осмысления трудным и интересным оказывается вопрос о соотношении времени и вечности. С точки зрения материализма, вечность – это бесконечность времени существования материального мира, обусловленная несотворимостью и неуничтожимостью материи и ее атрибутов. Вечность присуща лишь материи в целом, каждая конкретная материальная система имеет начало и конец во времени, является преходящей.

Для теологии и религиозной философии вечность – атрибут Бога, время – характеристика сотворенного Богом мира. Вечности присущи изначальность и неизменность, временем же в христианской традиции называется то, что подлежит рождению и истлению, изменению и перемене. В вечности (Божественном бытии) ничто не происходит, но пребывает как настоящее во всей его полноте, писал Аврелий Августин.

Существует точка зрения, согласно которой время и вечность противоположны друг другу и никакой связи между ними быть не может, время есть отрицание вечности. Но многие философы разделяли мысль о связи времени с вечностью. Такой точки зрения придерживался Н.Бердяев, считавший, что «время не есть замкнутый круг, в который ничто не может проникать из вечной действительности, а есть нечто размыкающееся… С другой стороны, эта точка зрения предполагает, что и само время есть что-то внедренное в глубину вечности». Время есть «какой-то внутренний период, какая-то внутренняя эпоха самой вечности». Христианин стремится перейти из времени в вечность.

В духовном переживании человека время и вечность выступают в единстве – как ощущение бренности жизни и вместе с тем веры в ее абсолютный, изначальный смысл и назначение. Человеческая жизнь может иметь смысл только в том случае, если она не заканчивается физической смертью, а как-то выходит в сферу бесконечного, вечного. Для христианства это, конечно, растворение в Боге. Ничто бренное, имеющее начало и конец, с такой точки зрения не может придать смысла человеческой жизни. Только через приобщение к Божественной полноте бытия, в служении Богу человек разрывает рамки временного существования, выходит к вечности.

Преодоление времени возможно и посредством человеческой памяти. Время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии, писал Н.Бердяев. Память – это не тривиальное воспоминание, а некий эквивалент вечности и бесконечности. Память связывает времена, поколения. Отдельный человек конечен, но он живет в памяти других людей, в живом «живет» умершее.

Виды пространства и времени. Современный уровень конкретно-научных и философских знаний позволяет выделить несколько видов пространства и времени.

1.Реальные (физические) пространство и время – это объективно существующие пространство и время, выступающие формами существования материи. Они существуют независимо от чьего-либо сознания, от наших знаний о них. Наука располагает фактами существования мира в пространстве и времени до появления в нем человека, который, однажды появившись, сделал пространственно-временные отношения мира объектом своего познания. Естественнонаучные представления о пространстве и времени опираются на возможность измерения протяженности, длительности вещей и процессов в определенных (физических, астрономических) единицах. Химические реакции, исторические события, время индивидуального бытия человека измеряются одними и теми же часами, минутами. Никаких других единиц измерения времени, кроме астрономического времени нет. Аналогично обстоит дело и с пространством.

Но философский (или как иногда его еще называют, онтологический) аспект пространства и времени не сводится к естественнонаучному. Он предполагает выделение, помимо измерения, других характеристик пространства и времени с учетом того, что имеются многообразные формы, структурные уровни материи и, соответственно, есть специфика их пространственно-временных отношений. Так, человек живет в физическом пространстве, астрономическом времени, но для описания многообразных процессов социального бытия в философии используются понятия социального пространства и социального времени.

2.Психологические (перцептуальные) пространство и время. Они связаны с восприятием и переживанием пространства и времени индивидом. Это реальные пространство и время, отраженные человеком с помощью живого созерцания, пережитые в его внутреннем мире. В зависимости от тех или иных конкретных ситуаций пространство то «расширяется», то «сжимается», время то «бежит», то «замедляется». Одно дело, когда мы кого-то ждем (время течет медленно), и другое, когда заняты чем-то интересным (время «летит» незаметно). Интересные рассуждения по этому поводу можно найти у русского философа С.А.Аскольдова. Он рассматривал время как онтологическое («изменяемость бытия»), физическое («раздробленное» и «измеренное» время) и психологическое, в котором есть «своя индивидуальность и субъективность и в этом смысле относительность». В соотношении психологического и онтологического времени приоритетным для русского философа оказывается время психологическое.

3.Концептуальные пространство и время. Реально-физическое пространство отражается субъектом не только на уровне чувственности, но и на рациональном уровне. На базе мышления человек создает теоретические модели реальных пространственно-временных отношений мира. Математика, физика, астрономия, биология с помощью своих теорий, образов-моделей постигают пространственно-временную организацию мира, качественное своеобразие форм пространства и времени на разных структурных уровнях организации материи. Такое своеобразие есть в микромире, в области живой материи, а также на уровне человеческого бытия, и все это находит отражение в соответствующих научных концепциях, теориях.

Образы пространства и времени в истории культуры. Кроме естественно-математических наук, определенные образы пространства и времени формируют социально-гуманитарные науки, а также искусство, философия. В этих образах зафиксировано не только знание объективных свойств пространства и времени, но и значение последних для жизнедеятельности человека. Они исторически изменчивы, на каждом этапе развития науки и культуры возникает специфическое видение пространства-времени. Рассмотрим некоторые особенности обобщенного образа пространства и времени в рамках культур определенного исторического типа.

Культуре Древнего мира с господствующим в ней мифологическим мировоззрением свойственно представление о качественном различии частей пространства, противопоставление упорядоченного пространства человеческого бытия остальному пространству, в котором действуют недобрые и непонятные человеку силы. В этих представлениях в фантастической форме отражалось реальное различие между «очеловеченным» пространством и пространством природы, остающимся вне сферы человеческой деятельности.

Так, в космологии древних египтян различаются, с одной стороны, пространство, заполненное водами Хаоса, а с другой – созданное богом Солнца упорядоченное пространство Земли. Началом его считался первобытный холмик суши, который бог Солнца создал в водах Хаоса и на котором он мог стоять. Все эти образы корнями уходили в общественную практику древнеегипетской цивилизации: во время подъема воды в Ниле участки суши, пригодные для земледелия, уходили под воду, а во время спада – обнажались сначала в виде небольших холмиков, оплодотворенных речным илом. Такое ежегодное «рождение» оплодотворенных участков земли – основы жизни всей древней земледельческой цивилизации – воспринималось как своеобразное таинство мира, что нашло свое выражение в мировоззренческих образах пространства. Все, что было значимо и свято для древнего египтянина (места храмов, усыпальницы фараонов), ассоциировалось с пространством первичного холма суши и рассматривалось как особые места, единосущие этому первому холму.

Время в сознании людей древнего общества выступало не в виде нейтральной координаты, а в облике таинственной силы, управляющей всеми вещами и жизнью людей. Поэтому оно эмоционально насыщено: время может быть добрым и злым, благоприятным для одних видов деятельности и опасным для других.

Представление о времени в античной культуре находилось под сильным влиянием мифологии. Человек не противопоставлял себя природе, а подстраивался под ее ритмы, циклы, и время носило на себе печать цикличности (графической проекцией его можно считать круг, а в качестве символа нередко выступал дракон, кусающий собственный хвост). Наблюдения над природными циклами переносились на социальные процессы, которые также трактовались как движение по кругу, повторение уже бывшего. Отсюда особая ценность прошлого времени – прошлое древнему человеку представлялось «золотым веком». Традиции ценились выше новаций. Прошлое было синонимом хорошего, доброго, тогда как будущее таило в себе опасности, пугало. Идея направленности времени и ориентация на будущее возникли в культуре значительно позднее.

Средневековой культуре было свойственно рассматривать пространство иерархически как некоторую систему разнокачественных мест. Каждое из них наделялось особым символическим значением. Различался земной греховный мир (низ) и мир небесный – мир «чистых сущностей» (верх). В земном мире выделялись святые места и особые направления (направления паломничества к святым местам, особые места в храмах, дающие исцеление и искупление грехов, и т.д.). Таким образом, пространство в средневековой культуре ценностно нагружено (как, впрочем, и время).

В Средние века под воздействием христианства существенной трансформации подверглось понятие времени. Восприятие времени как вращения по кругу, вечного возвращения не было полностью изжито в этот период (и в последующие века оно также сохранялось в культуре): жизнедеятельность крестьянина находилась и находится под влиянием природных ритмов и это отражается в мировоззрении. То новое, что вносит христианство в концепцию времени, заключается в следующих положениях. Во-первых, время становится векторным, линейным и необратимым и простирается от начала творения мира и до конца света; во-вторых, человеческая история разворачивается во времени, имеет начало и конец; в-третьих, историческое время обретает определенную структуру, разделяясь на две главные эпохи: до рождества Христова и после него; в-четвертых, время не столько мыслится как чистое понятие, абстрактная мера, сколько воспринимается в качестве психологического факта, внутреннего опыта человеческой души (например, у Аврелия Августина и его последователей); в-пятых, понятие времени было отделено от понятия вечности, которая не может быть измерима временными отрезками; в-шестых, «горизонтальное» движение времени, обусловленное его эсхатологической направленностью, прерывается непрестанным «вертикальным» стремлением человека в сторону от времени – к вечности.

Вечность – атрибут Бога, время – характеристика сотворенного им мира. Бог, сотворив время, отмерил нужное его количество, поэтому символом такого мирского, тварного времени вполне могут выступать «песочные часы».

В Новоевропейской культуре пространство и время становятся предметом научного познания, преодолевается аксиологическая наполненность их содержания, наукой исследуются объективные свойства пространства-времени. Возникают привычные нашему здравому смыслу представления о пространстве, где все точки и направления одинаковы (физика эти свойства определяет как однородность и изотропность пространства). Время окончательно «вытянулось» в прямую линию, идущую из прошлого в будущее через точку, называемую настоящим. Если ранее различия между прошлым, настоящим и будущим были относительными, разделявшая их грань – подвижной (например, в религиозном ритуале), то с торжеством линейного времени эти различия сделались совершенно четкими. Время вышло из-под контроля церкви, механические часы прекратили церковную «монополию» на время, отмерявшую его звоном колоколов. Европейцы, получив средство точного измерения времени, считали необходимым ценить каждое мгновение настоящего, умение рационально распределять время, считать его. Отсюда высказывание, отражающее дух эпохи: «Время – деньги». Новоевропейский человек хотел бы быть хозяином времени, но время, «получив возможность» существовать объективно, устанавливает свою власть над людьми, и люди вынуждены с ней считаться.

Таким образом, перефразируя известное изречение, можно сказать: времена меняются, и вместе с ними меняется наше представление о времени и пространстве.

Качественное многообразие форм пространства и времени. Связь пространства-времени с движущейся материей предполагает специфические формы пространства и времени в разных сферах материального мира – неживой природе, живой природе и обществе.

В неживой природе существуют особенности пространства-времени в мега-, макро- и микромире. В макромире пространство-время характеризуется евклидовой геометрией. В мегамире (масштабах галактик и Метагалактики) существенную роль начинает играть кривизна пространства-времени, связанная с взаимодействием тяготеющих масс. Характер кривизны пространства Метагалактики зависит от средней плотности в ней вещества и полей. Если эта плотность больше критической (10-29 г/см3), то пространство будет замкнутым, а время будет иметь несколько особых точек, в которых Метагалактика может сжиматься до сверхплотного состояния, когда ее размеры для внешнего наблюдателя становятся даже меньше размеров элементарных частиц. Наличие таких временных точек означает, что Метагалактика пульсирует, переходя от стадии расширения к стадии сжатия. Если же плотность меньше критической, то кривизна пространства будет соответствовать незамкнутой Вселенной, имеющей только одну особую временную точку, в которой происходит Большой Взрыв и далее начинается стадия неограниченного расширения.

Согласно современным научным данным, для нашей Метагалактики, скорее всего, характерен второй сценарий эволюции. Расширение нашей Метагалактики выражает особые свойства ее пространственно-временной организации. В процессе разбегания галактик их скорости возрастают по мере удаления друг от друга. Существует так называемый метагалактический горизонт, на котором скорости разбегания становятся равными скорости света. На горизонте время как бы останавливается (но сам горизонт относителен).

В самом начале расширения, когда плотность вещества была огромной, наша Метагалактика была подобна микрообъекту и характеризовалась теми пространственно-временными структурами, которые присущи глубинам микромира. Квантовые эффекты, единство непрерывного и дискретного современная физика распространяет и на пространство-время микромира. По-видимому, в областях 10-33 см и 10-43 сек пространство и время становятся дискретными и дальнейшее их деление на части невозможно. Становление Метагалактики означало формирование пространства-времени макро- и мегамира из пространственно-временных структур микромира.

Современная космология допускает и существование других миров, с другими сценариями эволюции.

Живая природа также характеризуется своей специфической пространственно-временной организацией. В живой природе возникает особое, биологическое пространство-время. Особенностью пространственной характеристики живых систем выступает асимметрия «правого» и «левого», которая проявляется не только на молекулярном уровне, но и на уровне организмов, выражаясь в их строении, динамике (например, асимметрия правого и левого полушарий головного мозга человека). Наличие в строении органов, в композиции частей тела сложных организмов не только симметрии, но и асимметрии обеспечивает активно-приспособительные реакции организмов, разнообразие движений и функций, необходимое для их выживания.

Живая материя имеет специфику не только пространственной, но и временной организации. В процессе эволюции внутри организмов сформировались своеобразные модели временнóй организации внешних процессов – биологические часы. В функции биологических часов выступают различные жизненные (биологические) ритмы, связанные с периодически возникающей и затухающей физиологической активностью клеток, отдельных органов и системы органов. Например, известно, что в разное время суток печень, почки, легкие, сердце работают с разной интенсивностью. Мозг человека также обладает определенными ритмами своей активности. Высказывается гипотеза, что у высших животных и человека мозг объединяет в единый сложный часовой механизм самые разные ритмы работы органов.

«Тикание» биологических часов означает запуск и отключение внутри организма химических реакций, которые обеспечивают его приспособление к определенному ритмическому чередованию факторов внешней среды, связанному со сменой дня и ночи, времен года и т.д. Система таких химических реакций предвосхищает наступление определенных состояний внешней среды, обеспечивает готовность организма функционировать в условиях, которые должны наступить в будущем.

«Биологические часы», то есть периодические ритмические циклы, есть у любого организма. Они есть и у растений, и у животных, и у человека. На основе биологического времени развивается свойственное человеку интуитивное чувство времени. Учеными было высказано интересное предположение, что, поскольку в связи со старением интенсивность обмена веществ в организме уменьшается, замедляется ход нашего внутреннего биологического «часового механизма». В молодости он «тикает» быстрее, чем в старости, а значит, с возрастом наши внутренние «секунды» как бы растягиваются. А поскольку с ними сопоставляются все внешние события, то возникает ощущение ускорения внешнего времени.

Астрономические факторы оказали влияние на характер биологических ритмов. Вращение Земли вокруг своей оси сформировало суточные ритмы физиологической активности организмов. Причем, одни организмы активны днем, другие – ночью. Кстати, и среди людей, которые в популяционном отношении приспособились к дневному образу жизни, различают: «голубей» - хорошо адаптирующихся к трудовой деятельности в любое время суток, «сов» - наиболее продуктивных в вечерне-ночные часы и «жаворонков» - активных ранним утром. Кроме суточных существуют сезонные ритмы, обусловленные сменой времен года, а также другие биоритмы с периодом от долей секунды до трех и одиннадцати лет. Последние ритмы связывают с 3- и 11-летними циклами солнечной активности. В современной литературе активно разрабатывается гипотеза о связи биоритмов с творческой активностью поэтов, писателей, композиторов, художников.

Возникновение общества сопровождалось формированием новых, качественно специфических пространственно-временных структур – социального пространства и социального времени. Они характеризуют социальное бытие, выступают формами существования социальной материи. Поскольку социальное бытие – это деятельность людей и общественные отношения между ними, то качественное своеобразие социального пространства и социального времени и определяется этими моментами.

Социальное пространство характеризует социальные явления с точки зрения их структуры, протяженности, сосуществования с другими явлениями, но к этому не сводится. Оно не исчерпывается только отношениями материальных вещей, а включает отношение материальных вещей, событий к человеку, социально-значимые их характеристики. Уже на ранних стадиях человеческой истории формируются пространственные сферы жизнедеятельности, значимые для человека: из окружающей среды выделяется пространство непосредственного обитания (жилище и поселения), особые зоны хозяйственной деятельности. Человек осваивает пространство природы, наделяет его особыми смыслами, что находит свое выражение в мировоззрении соответствующей эпохи.

Социальное бытие в качестве своего компонента имеет предметный мир, который человек создает в процессе своей деятельности. Мир вещей «второй природы», их пространственная организация обладает надприродными, социально значимыми характеристиками, смыслами. Пространственные формы технических устройств, упорядоченное пространство полей, садов, искусственно созданных водоемов, архитектура городов, устройство храмов – все это социальные пространственные структуры. Они не возникают сами по себе в природе, а формируются только благодаря деятельности людей и несут на себе печать социальных отношений, характерных для определенной исторической эпохи, выступая как культурно-значимые формы.

Например, в пространстве городской архитектуры выражены особенности производственной жизни и быта людей того или иного этапа истории общества, специфика их социальных связей (города античной эпохи непохожи в своей пространственной композиции ни на города средневековые, ни на современные). Архитектура городов отражает особенности этнических или национальных традиций (неповторимы Лондон или Париж, китайские и индийские города несут на себе печать национально уникальных черт).

Социальное время является мерой изменчивости общественных процессов, исторически возникающих преобразований в жизни людей. Но оно не сводится к измерению длительности тех или иных социальных процессов, а выявляет их взаимосвязь и взаимозависимость. Специфика социального времени раскрывается через такую категорию как «социальный ритм».

Социальный ритм – это насыщенность каждой единицы времени социальными изменениями, а также изменение (сжатие или растяжение) временных интервалов, необходимых для осуществления определенных социальных изменений. В этом смысле один год XVI-го или даже XIX-го века не равен году нашего столетия, хотя он состоит из такого же количества дней, часов и минут. И здесь нет произвола, нарушения объективности времени. Речь идет о бóльшей социальной насыщенности единицы времени, которая определяется социально-историческим, научно-техническим прогрессом. Деятельность людей уплотняет, увеличивает социальную ценность единицы времени. Уплотнение социального времени, объективное повышение его ценности приводит к ускорению общественного развития. Причем, само ускорение социально-исторического времени происходит неравномерно. В эпоху революционных преобразований это ускорение, своеобразное спрессовывание исторического времени, его насыщение социально значимыми событиями, происходит в значительно бóльшей степени, чем в периоды относительно спокойного развития.

В структуре социального времени можно выделить временную компоненту бытия конкретных людей (индивидов), социальных групп, наций, государств, всего человечества в целом. Социальные ритмы жизни каждого из них будут отличаться своеобразием. Обстоятельную характеристику, например, темпорального строя мелкобуржуазного (мещанского, обывательского) существования дает известный литературовед, мыслитель М.М.Бахтин. Описывая провинциальный, дореволюционный городок с его застойным, затхлым бытом, исследователь замечает: «Такой городок – место циклического бытового времени. Здесь нет событий, а есть повторяющиеся «бывания». Время лишено здесь поступательного исторического хода, оно движется по узким кругам: круг дня, круг недели, месяца, круг всей жизни… Время здесь бессобытийно и потому кажется остановившимся. Здесь не происходят ни «встречи», ни «разлуки». Это густое, липкое, ползущее в пространстве время… Часто оно служит контрастирующим фоном для событийных и энергичных временных рядов». Совсем другой темпоральный ритм и восприятие времени у классов и социальных групп, которые находятся в услових революционных преобразований в обществе: классы, уходящие с исторической арены, стремятся затормозить, остановить время, и наоборот, нарождающийся новый класс, имеющий историческую перспективу, с надеждой смотрит в будущее, торопит время, своими действиями ускоряет бег времени.

Особый интерес представляет время индивидуального бытия человека, которое определяется протеканием различных социально и индивидуально значимых для него событий. Этой проблеме посвящена интересная книга Н.Н.Трубникова «Время человеческого бытия». Человеческое бытие разворачивается не только в жизни Вселенной, но и в мире культуры, истории, и оно может быть не только измерено, сосчитано в тех или иных единицах, но и рассмотрено с точки зрения его наполненности разным содержанием. Реальное время человеческой жизни, пишет Н.Н.Трубников, «есть отнюдь не только время «хода» или «протекания», но всегда есть время некоторого восхождения, время начала и конца, время рождения и время смерти, время пеленок и время савана, время посева и время цветения, время созревания плодов и жатвы. Оно никогда не есть одно и то же «равномерное, само себе равное время». Ни год, ни месяц, ни час, ни секунда одного человека никогда не равны году, месяцу, часу, секунде другого, если это реальное время, как не равны начало и конец, час человеческой молодости и час человеческой старости. Это всегда разное, по-разному определенное и разделенное время, по-разному наполненное и по-разному опустошенное».

Время – это не только общее условие существования человека, но и фактор его духовной жизни. Можно говорить об аксиологическом, прежде всего, нравственном аспекте социального времени.

Во-первых, понятия прошлого, настоящего, будущего содержат в себе нравственно-мировоззренческий смысл. Там, где человек сознательно или бессознательно разрывает связь между прошлым и будущим, это оборачивается абсолютизацией ценности настоящего и обесцениванием будущего и прошлого. Следствием этого оказывается, в первом случае, социальная безответственность, опирающаяся на суждения типа «после нас хоть потоп», во втором – нравственная амнезия, в результате которой человек утрачивает способность к таким моральным чувствам, как любовь к Родине и к матери, когда он оказывается глух к прошлому своей страны, к ее историческому и культурному наследию. Такого человека после выхода романа Ч.Айтматова «И дольше века длится день» стали называть манкуртом, а явление социальной амнезии (утери социальной памяти) – манкуртизмом. Человек с высокой культурой темпорального мировосприятия осознает свою причастность к событиям прошлого, обладает чувством личной ответственности перед временем, в котором живет, а значит, и перед историей, будущим.

Во-вторых, человек находится во власти физического и биологического времени, но вместе с тем, будучи социальным субъектом, он в состоянии прожить отмеренный ему природой срок с разной содержательно-смысловой насыщенностью – от абсолютной ценностной пустоты до предельной нравственной насыщенности. Степень нравственной насыщенности реального времени во многом зависит от того, как человек решает для себя наиболее важные «смысложизненные» вопросы, каковы его ценностные ориентации. Она будет одна, если человек превратит биологическое время своей жизни в главную ценность и будет стремиться максимально продлить свое биологическое существование. Человек может прожить много лет, не сделав при этом ничего доброго за свою жизнь. Он останется рабом времени, которое, в конце концов, равнодушно поглотит его. И наоборот, чем больше общественно ценного, доброго, полезного сделает человек для других людей на протяжении своего пусть и малого времени жизни, тем продолжительнее будет его существование в памяти потомков, в большом историческом времени, тем ближе он окажется к социальному бессмертию. Образ неумолимого, безжалостного времени – Кроноса, пожирающего своих детей – отступает, когда время рассматривается не просто как форма существования человека, а как форма его самоосуществления, самоопределения. Там, где человек оказывается способным к самореализации и добивается общественно значимых результатов, у него возникает чувство, будто он подчинил себе время и преодолел конечность своего биологического существования.





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 27272 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2024 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.014 с)...