Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Художественной структуры его романов. Анализ одного из романов



В результате Французской революции 1789 г., революционных войн, возвышения и падения Наполеона интерес к истории пробудился в народных массах. В это время массы получили небывалый исторический опыт. В течение двух-трех десятилетий (1789-1814) каждый из народов Европы пережил больше потрясений и переворотов, чем за предшествующие столетия. Усиливается убеждение, что история действительно существует, что она представляет собой процесс непрерывных изменений и, наконец, что история вторгается непосредственно в личную жизнь каждого человека, определяет эту жизнь. То, что прежде доводилось испытать только немногим людям, большей частью, людям с авантюристическими склонностями - объездить и узнать всю Европу или, по крайней мере, значительную ее часть - стало теперь, в годы наполеоновских войн, доступным и даже необходимым для сотен тысяч и миллионов людей из различных слоев населения почти всех европейских стран. Так возникает для масс конкретная возможность понять, что все их существование исторически обусловлено, увидеть в истории нечто такое, что вторгается в повседневный быт - и, следовательно, то, до чего есть дело каждому человеку. На такой социальной почве возник исторический роман, созданный Вальтер Скоттом.

Особенности романов Вальтер Скотта

История как материал эпического произведения

Вальтер Скотт первым обратил внимание на то, что история может быть материалом для современного романа. Он хотел воскресить к новой жизни старые, давно забытые времена, сделать их близкими чувству читателя. Он создает образы англичан прошлых веков. Для этого он стал изучать прошлое как настоящий историк. Скотт нарисовал картины жизни различных слоев Англии средних веков. Перед нами – рыцарские замки и постоялые дворы, королевские покои и монастыри, сцены турниров и сцены с лесными разбойниками. Скотт создал саму атмосферу истории. Но это только одна сторона его романов.

История Англии как материал исторических романов Вальтера Скотта.

Скотт не просто обращается к любому периоду истории Англии. Он осуществляет выбор таких периодов и таких общественных слоев, которые дают наибольший материал для изображения самодеятельности людей. Для этого он находит бурные периоды исторических конфликтов. История для него – борьба различных сил. В этой борьбе происходит историческое возникновение нации.

Герои романов Вальтера Скотта

В романах Вальтера Скотта появляются как реально действовавшие исторические личности, так и вымышленные герои. Никогда главным героем романа Скотта не становится реальное лицо. Главный герой романов Скотта – это всегда более или менее заурядный английский дворянин. Он честен и смел, благороден, способен на самопожертвование, но не одержим великой страстью. Более страстными, погруженными в средневековую стихию ненависти и отчаянной любви выглядят у Скотта второстепенные герои. Второстепенные герои всегда отстаивают одну правду, главный герой хочет примирить враждебные силы. Скотт всегда выбирает такую главную фигуру, которая, в силу своего характера и своей судьбы, невольно завязывает личные отношения в обоих враждующих лагерях.

Исторические личности в романах Вальтера Скотта

В сочинениях Вальтер Скотта мы видим самых знаменитых людей английской и французской истории - Ричарда Львиное Сердце, Людовика XI, Елизавету, Марию Стюарт, Кромвеля и других. Для Вальтер Скотта великая историческая личность - это, прежде всего, представитель значительного общественного течения, которое захватывает большие народные массы. Величие человека связано с тем, что его личные страсти, его личные цели совпадают с духом и целями народа. Рисуя реальные жизненные условия и приближение большого общественного кризиса, изображение которого – обязательное условие возникновения романа Скотта, писатель вскрывает все проблемы народной жизни, которые к этому историческому кризису ведут. И лишь после того, как он сделал нас заинтересованными и осведомленными участниками событий, после того, как мы поняли, какие причины разделили нацию на два лагеря и породили кризис, лишь после того, как мы увидели отношения к нему различных слоев населения, - только тогда на подмостки романа восходит большой человек, исторический герой. Скотт показывает как великие люди порождаются противоречиями эпохи, и он никогда не выводит, подобно романтическим поклонникам героев, характер эпохи из характера ее выдающихся представителей.

Поиск среднего пути в романах Вальтера Скотта.

Изучая прошлое Англии, Вальтер Скотт пытается найти "средний" путь, отыскать "середину" между борющимися крайностями. Из войны саксов с норманнами возник английский народ, в котором слились и прекратили свое отдельное бытие оба враждующих народа; из кровавой войны Алой и Белой розы возникло "славное" царствование династии Тюдоров, особенно – Елизаветы I. Войны, развернувшиеся в годы Английской буржуазной революции, после долгих приливов, отливов, в том числе и "славной революции" 1688 года, утихли, уравновесились в современном английском обществе. Скотт принимает этот прогресс. Он патриот, он гордится историей своего народа, и это одна из необходимых предпосылок для создания настоящего исторического романа, который делает правдиво изображенное прошлое близким и дорогим для современников.

«Айвенго»

В «Айвенго» - романе из эпохи позднего средневековья, Скотт создал героическую картину прошлого. В основу романа положено традиционное для В.Скотта переплетение любовной и политической интриг. В центре повествования влюблённая пара - рыцарь Айвенго и леди Ровена, судьба и благополучие которых зависят от хода истории. Конфликт разворачивается между двумя враждующими лагерями: норманнами, завоевавшими Англию в конце XI века, и англосаксами, владевшими ею уже в течение нескольких веков и вытеснившими в свою очередь племена бриттов. На фоне живописных исторических событий действует герой, верный кодексу чести, в любой ситуации поступающий согласно чувству долга и хранящий верность прекрасной возлюбленной.

Роман воссоздает эпоху Ричарда Львиное Сердце, когда завоевание Англии норманнами было еще очень свежо в памяти англосаксов. Именно поэтому принадлежность героя к саксонцам или норманнам имеет такое значение в повествовании: жестокие, корыстные, надменные феодалы Фрон де Беф, Мальвуазен, де Браси, конечно, оказываются норманнскими рыцарями; вызывающий симпатию Седрик и его сын Айвенго, благородный разбойник Локсли (он же Робин Гуд) — саксонцы.

Но если Седрик предан идее восстановления независимости Англии и передачи престола саксонскому королю, то его сын вполне осознает тщетность всех этих надежд. Изгнанный из дома отцом, Айвенго поступает на службу к королю Ричарду и вместе с ним отправляется в крестовый поход. Успех не сопутствовал этому предприятию. Ричард попадает в плен к герцогу Австрийскому, Айвенго, излечившись от ран, добирается до Англии, где вынужден поначалу скрывать свое имя: дома у него мало друзей и слишком много врагов. И только один человек ждет его возвращения — прекрасная леди Ровена, подруга детских игр, воспитанница Седрика, внучка последнего саксонского короля и возлюбленная Айвенго.

Айвенго – благородный рыцарь в полном смысле этого слова. Под маской паломника-пилигрима -- он единственный, кто, сжалившись над слабым стариком ростовщиком Исааком, уступает ему место у очага; анонимно вызывает на бой рыцаря Храма непобедимого Буагильбера; заступается за честь сына Седрика (то есть за свою собственную, но опять же анонимно); спасает Исаака от ограбления и смерти; побеждает в нескольких поединках рыцарей-тамплиеров; сражается вместе с Ричардом Львиное Сердце; принимает участие в крестовом походе; спасает красавицу Ревекку, на протяжении романа не изменяя рыцарским понятиям чести.

Знаток истории, В.Скотт вовсе не идеализирует прошлое, он показывает мир грубый, жестокий и опасный, где обычная поездка из поместья в город возможна лишь под прикрытием вооруженного отряда, что тоже не гарантирует благополучного финала — по дороге может случиться все что угодно. К тому же, лукаво замечает автор, описывая роскошные покои леди Ровены, читательницам вряд ли стоит завидовать апартаментам средневековой красавицы — стены дома так плохо проконопачены, что из них дует, и драпировки от этого постоянно колышутся. Однако дискомфорт не занимал умы людей того времени, для них это было нормой и не имело значения по сравнению с другой проблемой — постоянно быть начеку, готовясь отразить нападение и защитить свою жизнь. Это касалось как могущественного лорда, так и последнего раба-свинопаса, что воспитывало твердость нрава и привычку ко всякого рода неожиданностям.

В.Скотт создает в романе яркие и своеобразные характеры, у каждого из них свои особенности и каждый вызывает интерес. Какими бы бесчеловечными злодеями ни казались норманнские рыцари, им нельзя отказать в мужестве, решимости и цельности натуры. Рисковать жизнью — их профессия, а они настоящие профессионалы, стремящиеся выказать воинскую доблесть при любом удобном случае, будь то война с неверными в Палестине или рыцарский турнир в Англии. С этими людьми, привыкшими идти прямо к цели, не считаясь ни с чем, и сталкивается Айвенго, вынужденный защищать свои права и свою любовь.

В.Скотт создает портрет идеального рыцаря, у которого красота сочетается с умом и благородством, а храбрость — с умением сражаться. Айвенго верен своей возлюбленной и своему королю, готов помочь даже гонимому еврею Исааку, хотя, в соответствии с убеждениями того века, евреи были повсюду гонимы.

Особенно реалистически выписан целый ряд образов (принц Джон, Фрон де Беф, брат Тук, шут Вамба).

Скотт применял разные приемы в обрисовке исторических лиц. Король Ричард Львиное сердце в «Айвенго» — не столько реальный феодал, монарх, сколько фольклорный персонаж, добрый король, подобный тем, какие изображались в народных балладах. На образах, почерпнутых в фольклорных балладах, основан образ разбойника Локсли. (Робин Гуда).

Вальтер Скотт создал по сути новый жанр – исторический роман, в котором, по меткому выражению Пушкина, история предстает домашним образом. Мы видим как вымышленных героев, так и подлинно действовавших в истории королей, принцев, епископов.

Скотт установил законы нового жанра и блестяще воплотил их на практике. В его произведениях показаны в действии огромные массы людей, конфликты, определяющие перевороты в судьбах целых сословий и классов, отражено движение истории. Скотт вывел роман за узкие рамки, связав даже семейно-бытовые конфликты с судьбами нации и государства в целом. Романист мастерски характеризует черты поведения, свойственные людям определенной социальной среды; обычаи, нравы, типичные для разных форм общества, быта.

Он впервые показал образцы того, как можно воспроизвести национальные особенности характера. В языке писатель умело держался на грани между воспроизведением особенностей речи прошлых эпох и современным литературным языком. Новые художественные черты, которые внесены Вальтер Скоттом в эпическую литературу: широкое изображение обычаев и реальных обстоятельств, драматизм действия и, в тесной связи с этим, новое значение диалога в романе.

Творчество Вальтера Скотта оказало огромное влияние на литературу Англии и других стран Запада. Его романы породили множество подражаний. Исторический роман стал одним из наиболее популярных жанров в эпоху романтизма. В. Гюго, А. Дюма-отец, П. Мериме, Ф. Купер и др. создали свои варианты исторического жанра, зачинателем которого явился Скотт.

В России Скотт был хорошо известен уже с 20-х гг. 19 в. А. С. Пушкин отметил, что Скотт не имел «...холопского пристрастия к королям и героям», другими словами, без идеализации изображал коронованных особ и вельмож, в отличие от писателей периода абсолютизма. Высоко оценив Скотта как создателя исторического романа, В. Г. Белинский писал о нем: «...дать историческое направление искусству XIX века — значило гениально угадать тайну современной жизни».

Творчество романиста оказало влияние и на историческую прозу русских писателей, в том числе на повесть А. С. Пушкина «Капитанская дочка», на повесть Н. В. Гоголя «Тарас Бульба», на роман Алексея Константиновича Толстого «Князь Серебряный». Ни один писатель XIX и XX в., обращавшийся в своем творчестве к воссозданию прошлого, не мог пройти мимо законов исторического романа, которые создал Вальтер Скотт.

Шотлан­дец Вальтер Скотт (1771 —1832) выступил в конце 1790-х и в 1800-х годах как переводчик, журналист, собиратель фольклора, автор романтических поэм и баллад. Примечателен был выбор произведения для перевода: он перевел историческую драму Гете «Гец фон Берлихинген». А в 1814 году Вальтер Скотт неожиданно стал всемирно известным писателем. Это случилось после выхода в свет его первого романа «Уэверли». За этим произведением по­следовали еще двадцать пять романов, несколько сборников рас­сказов, пьес, поэм, двухтомник «История Шотландии», многотом­ная «Жизнь Наполеона Бонапарта» и другие сочинения, написанные их автором в течение семнадцати лет (с 1814 по 1831 год). Гро­мадное количество художественных образов было создано за это время «шотландским чародеем», который поразил своих читателей поэтичностью и живостью нарисованных им картин народной жизни и невиданной еще (даже по сравнению с Филдингом) ши­ротой охвата действительности.

Каждое новое произведение Скотта тотчас же переводилось на иностранные языки, «...влияние его на европейскую историче­скую мысль, литературу и искусство было необычайно».

Новаторство Скотта, так глубоко поразившее людей его поко­ления, заключалось в том, что он создал жанр исторического ро­мана, «до него не существовавший» (В. Г. Белинский).

В основу мировоззрения и творчества Скотта лег громадный политический, социальный и нравственный опыт народных масс горной Шотландии, в течение четырех с половиной столетий бо­ровшейся за свою национальную независимость против экономиче­ски гораздо более развитой Англии. При жизни Скотта в Шот­ландии, наряду с быстро развивающимся (в Лоуленде) капита­лизмом, еще сохранились остатки феодального и даже патриархаль­ного (кланового) укладов.

Художники, писатели, историки, философы Англии и Франции в 10—20-х годах XIX века много размышляли о путях и законах исторического развития: на это их постоянно наталкивало зрелище громадных экономических и социальных сдвигов, политических бурь и революций, пережитых народами за двадцать пять лет (с 1789 по 1814 год).

XIX век — по преимуществу исторический век, в это время историческое созерцание могущественно и неотразимо проникло собой все сферы современного сознания. К этим же мыслям обращался и Скотт, сумевший, по словам А. С. Пушкина, указать своим современникам на «...источники совершенно новые, неподозреваемые прежде, несмотря на существование исторической драмы, созданной Шекспиром и Гете».

Скотт — создатель жанра исторического романа (2).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - Скотт — создатель жанра исторического романа.

Исторический роман Скотта стал не просто продолжением литературных традиций, завещанных предшествующим периодом, не простой суммой приемов и принципов, которыми руководство­вались авторы просветительных эпопей в прозе и создатели «готи­ческого» романа, а неизвестным до этого новым художественным синтезом искусства и исторической науки, открывшим новый этап в развитии английской и мировой литературы.

Творчески осваивая новые критерии художественности, выдви­нутые Бернсом, Вордсвортом, Байроном, Скотт своими романами решил задачу связи исторической жизни с частного и этим, по свидетельству В. Г. Белинского, «...дал историческое и социальное направление новейшему европейскому искусству».

Отвергая рационализм просветителей XVIII века и их пред­ставления о человеческой природе, Скотт нарисовал в своих исто­рических романах картины жизни, быта, нравов различных клас­сов английского и европейского общества прошлых эпох. При этом он сумел затронуть также и многие проблемы современной ему социологии, нравственности, политической справедливости, призы­вая установить прочный мир между государствами, осуждая винов­ников несправедливых войн.

Говоря о Скотте как о художнике-новаторе, О. Бальзак писал: «Вальтер Скотт возвысил до степени философии истории роман... Он внес в него дух прошлого, соединил в нем драму, диалог, портрет, пейзаж, описание; включил туда и чудесное и повседнев­ное, эти элементы эпоса, и подкрепил поэзию непринужденностью самых простых говоров».

Скотт смело развивал глубоко новаторскую по тем временам мысль о роли народных масс и народных движений в переломные моменты истории, когда решались судьбы какого-нибудь класса общества или даже целой нации; он ввел в романы образы людей из народа — народных заступников и народных мстителей (Роб Рой, Мег Меррилиз, Робин Гуд). «Секрет действительной поэтичности романов Скотта не в живописании лат, мечей, средневековых кам­золов, а в том фольклорном начале, которое связано в его про­изведениях с отражением действительных судеб крестьянства».

Скотт — создатель жанра исторического романа (3).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - Скотт — создатель жанра исторического романа.

Своеобразная композиция исторического романа Скотта отра­жает понимание исторического процесса писателем: обычно судьбы его героев тесно связаны с тем крупным историческим событием (с революцией, мятежом, бунтом), изображение которого занимает центральное место в произведении. Вопреки своим личным планам и намерениям, каждый персонаж Скотта неизбежно оказывается втянутым в стремительный водоворот событий, исход которых определяется характером борьбы социальных сил, а также волей великих исторических личностей (Кромвель, Людовик XI, Карл Смелый, Роберт Брюс, Елизавета I, Ричард I) либо вмешательст­вом вождей и народных заступников, образы которых Скотт создал по хроникам, легендам и преданиям. Позаимствовав у реалистов XVIII века их юмор и их любимого героя, среднего англичанина, писатель чаще всего вводит в свои романы в качестве главного персонажа юношу-дворянина, честного, отзывчивого, небогатого и довольно заурядного. Этот бесцветный герой и его возлюбленная или невеста исполняют, как правило, служебную роль: рассказывая об их романтических приключениях, Скотт получает возможность мимоходом нарисовать коллективный образ вооруженного народа, поднимающегося на борьбу против произвола монарха, феодалов, чужеземных захватчиков.

Заурядность главного героя и героини не позволяют им за­тмить яркие, колоритные характеры и портреты народных вождей и исторических лиц, которые появляются в романе Скотта на ко­роткое время, в нужный момент, чтобы сыграть свою определяю­щую роль в судьбе того социального движения, которое они пред­ставляют, и заодно решить судьбы обыкновенных персонажей, втянутых в исторический конфликт.

Творческий метод и стиль Скотта — явление сложное, порож­денное переходной эпохой промышленного переворота и борьбы за реформу (1780—1832). Основу художественного метода Скотта составляет романтизм'. Как и все романтики, он не принял победу капиталистических отношений, надеясь в то же время на то, что со временем все как-то само по себе образуется. Скотт-романист обратился к изучению истории народных движений и социальной борьбы прошлых эпох. При этом он полагал, что все конфликты в средние века, в эпоху Возрождения, в XVII и в XVIII веках в Британии разрешались разумным примирением антагонистических сил (таким образом, считал Скотт, завершилась рознь между анг­лосаксами и норманнами, борьба между феодалами и буржуазией в 1688 году).

Однако новый взрыв классовой борьбы в Англии в 1819— 1820 годы лишил писателя его веры в благодетельную силу компро­мисса: он понял, что деятели этого компромисса отнюдь не «разум­ные и добрые люди», а заурядные буржуазные хищники. В рома­не «Ламмермурская невеста» (1819) Скотт нарисовал образ одного из жестоких и корыстных деятелей 1688 года — сэра Вильяма Аштона.

Скотт — создатель жанра исторического романа (4).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - Скотт — создатель жанра исторического романа.

Романтизм в мировоззрении Вальтера Скотта определил худо­жественную структуру его произведений. Скотт постоянно строит сложные авантюрно-романтические сюжеты, в которых отводит место многочисленным случайностям, изменяющим (вопреки логике развития характеров) ход событий; встречается у него и фантас­тика (правда, преподносимая как народные суеверия); идеализи­рованные «байронические» характеры действуют наряду с реали­стическими образами.

Скотт неустанно повторял, что художник не может ограничиться сухими фактами истории, он обязан сочетать правду истории с вымыслом, с фантазией, цель которой увлекать и волновать чита­теля, заставить его сопереживать персонажам романа, разделить с ними все их радости и надежды.

В то же время нельзя не заметить, что вымысел соотнесен с правдой истории и творчество Скотта являет собой картину по­степенного перехода от романтизма к реализму нового, более вы­сокого (по сравнению с XVIII веком) типа. Правдивые описания быта, нравов, математически точные анализы экономических, соци­альных и политических причин конфликтов, возникающих между различными классами и прослойками, конкретные, имущественные и практические мотивы поведения персонажей, их классовая ти­пичность, стремление автора к «шекспиризации» образов — все это свидетельствует о наличии мощной реалистической струи в творчестве писателя. Скотт неизменно требовал, чтобы писатели обязательно сохраняли правдоподобие, умели бы подчеркнуть связь существующую между прошлым и настоящим, изобразив развитие, эволюцию исторических событий, правдиво показав борьбу антагонистических сил, доказав неизбежность победы но­вого, более высоко и совершенно организованного социального организма над примитивными, патриархальными, отмирающими отношениями.

По своей тематике и проблематике все прозаические произве­дения Скотта можно разделить на две группы: это, во-первых, шотландские романы, написанные в основном до 1820 года, и, во-вторых, романы о средних веках в Англии и в Европе. Один лишь раз Скотт обращается к описанию современной ему жизни — в романе «Сент-Ронанские воды» (1824).

В шотландском цикле воспроизводится история той крутой ломки, в результате которой погибла старая патриархальная Кале­дония и сформировалась современная буржуазная Шотландия. Это был мучительный и кровавый процесс: роялисты и буржуазные деятели в своей политической игре использовали темную, неграмот­ную массу горцев, втравливая ее в вооруженную борьбу, исполь­зуя как ударную силу, нередко обманывая и предавая ее.

«Роб Рой» (1818).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - «Роб Рой» (1818).

В этом романе Скотт обращается к истории так называемых якобитских мятежей XVIII века, он повествует о событиях первого большого восстания горцев, подготовленного и осуществленного сторонниками Стюартов еще в-1715 году, т. е. за 30 лет до окончательного уничтожения кланов. Писатель под­робно объясняет, что якобиты потерпели жестокое поражение в силу того, что лондонское буржуазно-аристократическое правитель­ство обладало громадным экономическим, политическим и военным превосходством; кроме того,— и это Скотт считает чуть ли не еще более важной причиной,— трудовые массы низинной Каледонии и Англии не только не сочувствовали феодальной реакции в ее попытках восстановить Стюартов на троне империи, но и открыто проявляли свое недоброжелательство и враждебность по отношению к ней.

На фоне подготовки к восстанию 1715 года развивается насы­щенный приключениями романтический сюжет романа. Поэтиче­ски настроенный юноша Фрэнк Осбальдистон, сын главы богатей­шей лондонской фирмы, держащей в финансово-экономической зависимости добрую половину Британии, навещает родовое по­местье своего дяди, состоятельного шотландского землевладельца. Здесь, в глухой провинции, Фрэнк наблюдает патриархальный быт, тупость и ограниченность окрестных помещиков-роялистов. Шесте­ро его двоюродных братьев, полуграмотных «великанов-охотников», живут исключительно интересами псарни и бутылки.

Вскоре Фрэнк знакомится с теми, кто деятельно подготав­ливает восстание: это единственный образованный сын его дяди — Рашлей и старый роялист — граф Map Верной, скрываю­щийся в глубоком подполье. Рашлей возненавидел Фрэнка после того, как тот сумел завоевать расположение Дианы — дочери графа Мара, в которую Рашлей сам был безнадежно влюблен. Он ста­новится яростным и вероломным врагом простодушного юноши. Рашлей считает, что все средства хороши для достижения его честолюбивых целей: он без колебаний предает заговорщиков, лишь только убеждается, что Диана любит Фрэнка.

Растленному миру роялистов-заговорщиков противопоставлен в романе яркий и самобытный образ Роб Роя. Роб Рой — подлин­ный шотландский Робин Гуд. Он грабит богачей и оказывает по­мощь беднякам; народ обожает своего заступника и мстителя. В его образе сочетаются романтические и реалистические черты; он наделен громадной, почти сверхчеловеческой силой, исполинским ростом. Сын «дикой шотландской природы», он напоминает чем-то могучего горного быка. Это сходство еще более увеличивается при взгляде на его мускулистые руки и ноги, покрытые густыми ры­жими волосами. С неподражаемой грацией он носит национальный костюм горца — плед и юбочку. Однако, несмотря на свою экзоти­ческую внешность патриарха горного клана, Роб Рой прекрасно ориентируется в положении дел в стране и представляет собой грозную силу, с которой не могут не считаться чиновники и финансисты из такого крупного промышленного центра, каковым был Глазго уже в начале XVIII столетия. Английская администрация ничего не может поделать с вездесущим и неуловимым Робом и его вольницей; как дамоклов меч навис он над «джентльменами из коммерческих фирм» и самодурами-помещиками. Писатель объясняет тайну всемогущества Роба той постоянной и самоотвер­женной поддержкой, которую простой народ оказывает своему герою, непрерывно доставляя ему информацию о передвижении воинских отрядов, помогая ему и его людям выйти из-под удара, разоблачая коварные замыслы и все гнусные уловки жандармов, попов и тюремщиков. Недаром народные сказители сложили песни и легенды о подвигах Роб Роя и его отважных молодцов.

«Пуритане» (1816) (1).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - «Пуритане» (1816).

Этот роман К. Маркс считал «образцовым произведением» шотландского романиста. Автор повествует здесь о вооруженной борьбе крестьянских масс, выступивших в 1779 году под руководством пуритан против династии Стюартов, «...чтобы добиться давно уже отнятой у них свободы... и сбросить с себя тиранию, давящую одновременно и тело и душу».

Революционные движения в XVII веке в Англии и Шотландии рядились в религиозные одежды; идеи буржуазной революции получали выражение на языке Библии; суть их сводилась к требо­ванию немедленного ниспровержения феодального строя. При этом левые пуритане, выражавшие интересы беднейших слоев крестьян­ства, ратовали за установление демократической республики, за резкое ограничение размеров частного капитала, за созыв всенарод­ного парламента и беспощадное истребление класса крепостников- помещиков (т. е. кавалеров). В противоположность им правое кры­ло пуритан всегда было склонно к компромиссу с уцелевшими феодалами-землевладельцами. Правдиво воспроизводя дух и нравы эпохи, Скотт повествует в первых главах романа о жестоких рели­гиозных распрях, под видом которых на самом деле велась клас­совая борьба: группа пуритан лишила жизни главу шотландской католической церкви — архиепископа Шарпа. Мортон, надеявший­ся избежать участия в конфликте между пуританами и роялистами, убедился в несостоятельности своих иллюзий. Избежав смерти лишь случайно, убедившись в жестокости королевских властей, уви­дев воочию произвол и бесчинства разнузданной солдатни, Мортон отказывается от своей пассивной позиции и принимает предложе­ние Бальфура Берли (возглавлявшего восстание) примкнуть к пуританам.

«Пуритане» (1816) (2).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - «Пуритане» (1816).

И вождь роялистов, член тайного совета, придворный политик Клеверхауз, и руководитель левых пуритан Берли — оба они осуждаются автором за фанатизм и готовность отстаивать интересы своего класса (в одном случае феодалов, в другом — буржуа­зии) кровавыми методами. Однако Скотт, несмотря на наличие противоречий в оценке деятельности Берли, не может не под- черкнуть его бескорыстия и беззаветной преданности «делу народ­ного парламента» и народной демократии. Берли ратует за то, чтобы «издать такие законы, которые пресекли бы... возможность проливать кровь, пытать и бросать в тюрьмы инакомыслящих, отнимать их имущество, надругаться над человеческой совестью по нечестивому произволу исполнительных властей!». Образ жесто­кого и своекорыстного Клеверхауза, защитника мертвых устоев старины, меркнет перед «колоссальной фигурой фанатика Бурлея» революционера-пуританина, отдавшего жизнь за республику.

Идя «вслед за Байроном, Скотт одним из первых в западно­европейской литературе создает собирательный образ народа, взявшего в свои руки оружие». Скотт показывает, что массы верят левым пуританам и идут за ними. Армия пуритан потерпела поражение в силу своей неорганизованности, отсутствия строгой дисциплины, многоначалия; писатель говорит о молитвах и пропо­ведях, которые вожди левых пуритан произносят в критический момент, когда нужно было брать в руки оружие и наносить врагу удары. Скотт делает особый акцент на изображении инициативы народных масс, самоотверженно творящих историю, ибо, хотя вос­стание 1679 года и было подавлено, а его участники были по большей части подвергнуты жестокой казни, все же судьба анти­народного реакционного режима Стюартов была предопределена: через десять лет король Яков II был вынужден отречься от престо­ла и эмигрировать за границу. На трон был призван Вильгельм Оранский. При нем наступил компромисс между буржуазией и остатками аристократии. Будучи консерватором по своим поли­тическим взглядам, сторонником постепенного, мирного пути улуч­шения социальной структуры общества, Скотт изображает эпоху компромисса при Оранском как «золотой век» Англии. При нем герой романа Генри Мортон, эмигрировавший за границу после подавления восстания 1679 года, возвращается на родину, получает чин генерала и женится на избраннице своего сердца. Однако не эти события были главными для писателя. В анонимной авторе­цензии на роман «Пуритане» Скотт писал, что «главной заслугой автора является то, что он сумел раскрыть... положение шотланд­ского крестьянина, который дошел до пределов отчаяния и гибнет на поле сражения или на эшафоте, пытаясь отстоять свои первей­шие и священнейшие права».

«Эдинбургская темница, или Сердце среднего Лотиана» (1818).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - Эдинбургская темница, или Сердце среднего Лотиана.

Особый интерес в этом социальном романе Скотта представляет образ крестьянской девушки Джини Динс, которая воплотила в себе многие черты эстетического идеала Скотта. Герои- ню отличают живой ум, неподкупная честность, бескомпромиссная совесть, непоколебимая воля и «природная энергия».

Это—«...образ в высшей степени социально и национально обусловленный, в то же время неповторимо индивидуальный». Джини родилась в семье сурового фермера-пуританина, участника буржуазной революции XVII века. Она была воспитана в духе строгой революционно-пуританской морали. Героичность характера Джини раскрывается постепенно. Мы видим ее самоотверженную борьбу за отмену несправедливого и жестокого приговора, выне­сенного эдинбургскими присяжными заседателями ее младшей сестре Эффи, которой грозила смертная казнь (за якобы совершен­ное ею убийство се незаконнорожденного ребенка).

Образ Джини Дине — имел огромный успех у современников. Соотечественники Скотта объявили Джини национальной героиней. Бальзак, учившийся в молодости писать у «шотландского чародея», считал Джини лучшим женским образом автора «Уэверли». Баль­зак также отметил, что Скотт поразил всех необыкновенной емко­стью своего социального романа. Колорит времени передается через описание быта и нравов фермеров, обывателей-горожан, провинци­ального дворянства и купечества. Той же цели служит и пано­рамное изображение жизни английской провинции, Лондона, ко­ролевского двора. Мастерски воссоздаются десятки второстепенных персонажей — от бродяг и преступников — до степенных судей и адвокатов, от сутяги и сплетника мистера Сэдлтри и влюбленного в Джини сквайра-чудака Думбидайкса — до первого пэра империи герцога Аргайла и самой верховной властительницы — королевы Каролины.

Сердце Лотиана — название старинного тюремного здания в Эдинбурге, уничтоженного в XIX веке.

«Айвенго» (1819).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - «Айвенго» (1819).

В «Айвенго» перед глазами читателя возни­кает широкая и пестрая картина английского средневековья (ок. 1194). После победы при Гастингсе (1066) норманнские баро­ны, оттеснив англосаксонских землевладельцев, захватив замки и земли их отцов, утвердились как правящая элита. Однако через сто лет после триумфа Вильгельма Завоевателя и поражения саксов национальная рознь в значительной степени смягчилась: обе на­родности (норманны и англосаксы) стали постепенно сливаться в одну национальность; на первый план выступила классовая борьба между феодалами и крепостными. Внутри правящего класса наме­тился еще один весьма острый конфликт: между королевской вла­стью и удельными князьями. Перед лицом опасности расчленения страны и воцарения анархии, вносимой в ее жизнь баронами-раз­бойниками, царствовавший тогда Ричард I (и стоящие за ним прогрессивные силы) перестал проводить разницу между норманн­скими и саксонскими рыцарями, стремясь лишь к одному — привлечь в свою дружину и окружить себя способными и верными молодыми воинами любой национальности. Фаворитом Ричарда I становится молодой саксонский рыцарь Айвенго, прославившийся своим воинским искусством, преданный своему королю. Скотт создает «фольклорный образ» английского короля,— близкий духу народных баллад. Союз короля и народа, изображенный в романе, имел реальную историческую почву: опираясь на мощь городов и народных дружин, короли сокрушали крупных вассалов в эпоху позднего средневековья, создавая предпосылки для формирования первых капиталистических наций. В фольклорном духе нарисована и сцена встречи Ричарда и брата Тука, закончившаяся веселой пирушкой.

Скотт ни в малейшей степени не идеализирует средневековье, показывая его как жестокое, суровое время, когда все подчинялись праву «большого кулака».

Особое внимание в сюжете романа занимает трогательный образ красавицы Реббеки. Образ преследующего повсюду Реббеку рыцаря-храмовника Бриана-де-Буагильбера — большая удача автора. Подобно неистовым героям раннего Байрона, его поминутно тер­зает раскаяние и непомерное честолюбие. По мнению В. Г. Белин­ского, Бриан-де-Буагильбер — «лицо типическое, характер могучий и самобытный».

«Квентин Дорвард» (1823).

Раздел 14. Вальтер Скотт. - «Квентин Дорвард» (1823).

В «Квентине Дорварде» изобра­жается напряженная политическая жизнь Франции (отчасти Фландрии) во второй половине XV века. В 1468 году восстал большой и вольнолюбивый город Льеж, стремившийся ниспровер­гнуть деспотическую власть герцога Бургундии Карла Смелого. В том же году нависла угроза гражданской войны между двумя большими государствами — Францией и Бургундией. Вокруг этих событий и группируются все действующие лица, в той или иной степени втянутые в этот конфликт. Сюжетная линия романа отли­чается ясной простотой и стройностью: молодой шотландский воин Квентин Дорвард эмигрирует во Францию, спасаясь от могущест­венных врагов, истребивших в ходе кровной мести всех членов его семьи. Ему удается поступить на службу к «одному из самых умных и дальновидных государей Европы» — Людовику XI, окружившему свою особу охраной, состоящей из отважных шот­ландских горцев. Скотт рисует исторически достоверный портрет этого политического деятеля. Людовик XI ведет беспощадную войну (тайную и явную) со своими крупными вассалами, не же­лающими признавать распоряжения центрального правительства Франции. «Только благодаря поддержке третьего сословия, — пишет Скотт,— Людовик мог устоять против ненависти высшего дворянства».

Однако, отмечая прогрессивность политики Людовика XI, на­правленной на централизацию власти, уничтожение своеволия удельных князей, поощрение купечества и промышленности, Скотт нисколько не затушевывал отрицательных черт режима: беспощад­ной эксплуатации масс крестьянства, произвола и жестокости оп­ричников короля.

Общий характер и проблематика творчества. В истории английской литературы XIX века Вальтер Скотт занимает особое место. Его творчество, относящееся к периоду расцвета английского романтизма, знаменует собой начало перехода от романтизма к реализму. В историю литературы Скотт вошел как создатель исторического романа с ярко выраженными чертами реализма. Создавая свои произведения в период обостренной борьбы между революционным и консервативным романтизмом, В. Скотт не примыкал непосредственно ни к одному из этих двух борющихся лагерей.

Историзм Скотта, его народность и гуманизм, стремление к объективному изображению исторических процессов и раскрытию закономерности их возникновения — все это определяет значение его творчества.

По своим политическим взглядам В. Скотт был консерватором, тори, сторонником «справедливой монархии», писателем, который при всем своем сочувствии к страданиям простого народа был убежденным противником революции.

Постоянное обращение Скотта к историческому прошлому не объясняется только его интересом к истории. Нельзя отрицать, что при всей своей правдивости в изображении различных исторических эпох, при всем своем понимании закономерностей движения истории Скотт с большой симпатией говорит об уходящей старине. Являясь убежденным противником развития капитализма в Англии, Скотт склонен идеализировать монархический способ управления и его приверженцев.

Велика заслуга Скотта как создателя исторического романа в зарубежной литературе XIX века. В то же время романы Скотта являются важным этапом в развитии жанра социального романа XIX века; они знаменуют новую ступень в его развитии сравнительно с просветительским романом XVIII века.

В. Г. Белинский, высоко ценивший Скотта, писал о том, что «этот человек дал историческое и социальное направление новейшему европейскому искусству». По меткому и очень точному выражению В. Г. Белинского, В. Скотт вскрывает в своих романах «пружины истории». Это означает прежде всего то, что В. Скотт сумел показать в своем творчестве историю как борьбу социальных сил; он сумел раскрыть неизбежность, историческую закономерность победы новых общественных форм над отживающими, старыми.

Обращаясь к истории, В. Скотт всегда очень большое внимание уделяет народным движениям; его интересуют судьбы народа, и он делает народ и отдельных его представителей героями своих романов. В. Скотт глубоко осознал историческую роль народных движений.

Эти особенности творчества В. Скотта и дают основание говорить о нем как о создателе жанра исторического романа. В. Скотт родился в Шотландии, в Эдинбурге. По своему происхождению он принадлежал к шотландскому дворянству. Отец писателя был адвокатом. Юридическое образование получил и сам будущий писатель. Знакомство с шотландским и английским законодательством, в котором отразились общественные отношения различных эпох, помогло Скотту не только в его последующей адвокатской практике, в работе секретаря эдинбургского суда и шерифа одной из округ Шотландии, но и в его деятельности романиста.

Очень рано пробудился у будущего писателя интерес к истории. Культ старины, интерес к прошлому Шотландии был свойствен всем представителям семейства Скоттов. Еще в раннем детстве В. Скотт познакомился с многочисленными семейными преданиями и с историей своих далеких предков по книге, имевшей крикливое и претенциозное название «Истинная история нескольких почтенных семейств, носителей почтеннейшей фамилии Скоттов». Но если родственников Скотта интересовало прежде всего блестящее прошлое их знатных предков, то будущий писатель горячо увлекался историей своей родины, своего народа. Он собирает памятники шотландского фольклора (баллады и песни), знакомится с местами исторических событий, мастерски делает макеты старинных замков и древних крепостей, которыми столь богаты окрестности Эдинбурга. Детское увлечение старинной романтикой рыцарских походов и сражений перерастает в систематическое, глубокое, поистине научное изучение истории Шотландии, Англии и других европейских стран.

С 1800 года В. Скотт полностью отдается литературной деятельности.

В 1802 году В. Скотт опубликовал два тома шотландских народных песен, которые он собрал в течение нескольких лет странствий по глухим районам Шотландии. Сборник озаглавлен «Песни шотландской границы» (третий том вышел в 1803 году). Включенные сюда подлинные памятники народной поэзии содержали богатейший материал по истории Шотландии. За сборником песен последовал ряд романтических поэм («Песнь последнего менестреля», «Мармион», «Дева озера», «Рокби»). Особой популярностью пользовалась «Песнь последнего менестреля» (1805), принесшая широкую известность автору своим блестящим воспроизведением шотландской старины. Историческая тематика поэм, их связь с фольклором, интерес к средневековью, воспроизведение в них значительных исторических событий (борьба Шотландии против Англии — «Мармион», борьба короля с феодалами — «Дева озера», события английской революции XVII века — «Рокби») — все это позволяет говорить о поэмах Скотта как о важном подготовительном этапе, предшествовавшем созданию широких полотен его исторических романов.

Первый роман В. Скотта, «Уэверли», был издан в 1814 году. Всего В. Скоттом было написано 28 романов, несколько повестей и рассказов.

По своей тематике романы В. Скотта могут быть разделены на несколько групп. Многие романы В. Скотта посвящены историческому прошлому его родины — Шотландии. Они составляют группу так называемых шотландских романов. Сюда относятся: «Уэверли, или Шестьдесят лет назад» (1814), «Гай Маннеринг» (1815), «Антикварий» (1816), «Пуритане» (1816), «Роб Рой» (1817) и некоторые другие.

Ряд романов В. Скотта воспроизводит историческое прошлое Англии: «Айвенго» (1819), «Монастырь» (1820), «Аббат» (1820), «Кенильворт» (1820), «Вудсток» (1826).

В своих романах В. Скотт обращался также и к истории других европейских стран. Действие одного из его романов, «Квентин Дорвард» (1823), происходит во Франции в период правления Людовика XI.

Кроме романов, перу В. Скотта принадлежит несколько работ по истории, среди которых особенно известны «История Шотландии» (1829) и «Жизнь Наполеона Бонапарта» (1827). Однако эти работы ни в какой мере не могут сравниваться с замечательными историческими романами, так как консерватизм и тенденциозность, которым в романах Скотта противостоит живое ощущение жизни и поступательного движения истории, в этих работах преобладают над всем остальным.

В своих романах В. Скотт охватывает почти всю многовековую историю Шотландии и Англии в ее основных моментах, начиная от далекого средневековья (действие романа «Айвенго» относится к XII веку) и кончая событиями XVIII века («Роб Рой»).

Обращаясь к различным эпохам, В. Скотт на историческом материале каждой из них подчеркивает неизбежность исторического развития, постоянное движение истории. Вопреки своим консервативным политическим взглядам, писатель, объективно подходя к изображению событий, доказывает закономерность смены старого новым.

Так, например, рассказывая в «Айвенго» о борьбе англосаксов и нормандцев, Скотт убедительно показывает историческую правомерность победы нормандцев, несущих с собой более развитые формы феодализма; в романе «Квентин Дорвард», действие которого происходит в XV веке, подчеркивается неизбежность централизации королевской власти в процессе борьбы с отдельными крупными феодалами, необходимость утверждения абсолютизма. В романах «Вудсток» и «Пуритане», отражающих события английской буржуазной революции XVII века, В. Скотт, несмотря на свой консерватизм и якобитские симпатии (якобиты — сторонники низложенной династии Стюартов), показал закономерность победы буржуазного строя над феодальным. Обращаясь в «Роб Рое» к событиям XVIII века, Скотт раскрывает неизбежность народных восстаний и выступлений в условиях складывающегося буржуазного общества.

Создавая свои романы, Скотт исходил из вполне определенных требований. Необходимыми условиями подлинно исторического романа Скотт считал историческую точность и серьезную историческую проблематику. Скотт стремился к предельной правдивости и точности в воспроизведении исторических событий и лиц, в передаче характера изображаемой эпохи. Очень тщательно и добросовестно изучал писатель исторические памятники, детали быта, костюмы, обычаи людей различных эпох. Все имеющиеся в романах Скотта описания, зарисовки, каждая мельчайшая деталь вполне соответствуют исторической правде той или иной эпохи. И в этом смысле романы Скотта имеют огромную познавательную ценность. Белинский писал: «Когда мы читаем исторический роман Вальтера Скотта, то как бы делаемся сами современниками эпохи, гражданами страны, в которой совершается событие романа, и получаем о них, в форме живого созерцания, более верное понятие, нежели какое могла бы нам дать о них какая угодно история». Но, разумеется, В. Скотт не был собирателем фактов, исторических подробностей и бесстрастным комментатором событий. В. Скотт сумел встать на путь философского обобщения и осмысления событий и фактов, и именно это и дало ему возможность стать создателем исторического романа.

Сам В. Скотт отмечал, что главное в его романах — не внешнее изображение быта и нравов, а изображение истории, ее движения и развития. В предисловии к роману «Айвенго» он писал, что для воспроизведения исторического прошлого вовсе не следует пользоваться архаизированным языком или огрублять, делать более примитивными человеческие чувства. Он подчеркивал, что не следует перегружать романы историей. Тем самым Скотт вполне справедливо утверждал, что романист должен рассматривать историческую эпоху с позиций человека своего времени.

Своим предшественником и учителем Скотт считает Генри Фильдинга; его роман «Том Джонс» является, по мнению В. Скотта, образцом романа, потому что в нем история частного лица дана на широком фоне общественной жизни, а также и потому, что в нем четко разработанный сюжет (роман отличается единством действия) и ясная, завершенная композиция.

Вальтер Скотт опирался в своем творчестве на достижения просветителей XVIII века. Однако во многом, как подлинный представитель XIX столетия, он пошел дальше своих предшественников. Не уступая им в художественном мастерстве, Вальтер Скотт превосходит их как глубиной своей исторической концепции, так и более совершенным методом раскрытия характеров героев. Причина этого кроется в тех социально-исторических сдвигах, которые произошли в результате Великой французской буржуазной революции конца XVIII века.

На глазах современников этих событий (одним из них был и Вальтер Скотт) изменился политический и экономический уклад жизни, изменились взгляды, суждения и нравы людей. Своеобразие эпохи буржуазных отношений, пришедшей на смену феодальным порядкам, наложило свой отпечаток буквально на все стороны жизни общества и психологии людей. Романист новой эпохи, эпохи XIX века, уже не мог не раскрывать в своих произведениях историческую обусловленность характеров своих героев, их зависимость от окружающей среды. И в этом отношении он стоял много выше как писателей XVII века, так и просветителей XVIII века, не обладающих подлинно историческим взглядом на прошлое. Глубокий смысл имеют слова Белинского: «Век наш — по преимуществу — исторический век. Историческое созерцание могущественно и неотразимо проникло собой все сферы современного сознания».

После событий французской буржуазной революции перед, писателями встала задача, выдвинутая самой эпохой: проследить сложный процесс смены государственных и общественных форм, попытаться раскрыть законы исторического развития.

К истории прошлых веков, к истории развития общества и смены формаций обратился в своем творчестве и В. Скотт — один из крупнейших мастеров исторического романа XIX века.

«Айвенго». «Айвенго» (1819) — один из наиболее интересных и значительных романов В. Скотта. Действие романа относится к концу XII века, то есть к периоду утверждения феодальных отношений в средневековой Англии. К этому же времени относится борьба между англосаксами, жившими на территории Англии уже несколько веков, и завоевателями — нормандцами, завладевшими Англией в конце XI века. Это была борьба между англосаксонскими и нормандскими феодалами. Она осложнялась социальными противоречиями между крепостным крестьянством и феодалами (как нормандцами, так и англосаксами). Национальный конфликт тесно переплетался с социальным. В то же время в этот период происходила борьба за централизацию королевской власти, борьба короля Ричарда против феодалов. Процесс централизации Англии был исторически прогрессивным явлением, ибо он подготовлял почву для возникновения английской нации.

В своем романе Скотт правдиво отразил эту сложную эпоху переустройства Англии, процесс превращения разрозненных феодальных владений в единое королевство.

Основные конфликты романа вытекают как из национальных, так и из социальных противоречий, имевших место в стране. Раскрывая противоречия между представителями старой англосаксонской знати (Седрик, Ательстан) и нормандскими феодалами (нормандские рыцари Фрон де Беф, де Мальвуазен, де Браси), В. Скотт показывает неизбежность крушения всех притязаний саксонской знати и саксонской династии на восстановление старых порядков. Не случайно Ательстан — последний потомок саксонских королей — показан в романе ленивым и бездеятельным человеком, тучным обжорой, потерявшим способность активно действовать. И даже Седрик — воплощение добродетелей старой англосаксонской знати, выступившей на защиту своей национальной чести и исконных владений, даже он, несмотря на всю свою смелость, решительность, твердость, не способен ничем воспрепятствовать происходящему. Побеждают нормандцы, и эта победа исторически закономерна; она означает победу нового общественного порядка с усложненными формами феодализма, с законченной феодальной эксплуатацией, с сословной иерархией и т. п. Патриархальные отношения побеждены феодализмом, жестокость которого убедительно раскрыта писателем.

Большое внимание В. Скотт уделяет также борьбе крестьян с нормандскими завоевателями. Крестьяне ненавидят их как притеснителей.

В песенке, которую напевает крестьянин-раб Вамба, выраже» но отношение крестьян к нормандским феодалам:

Нормандские пилы на наших дубах,

Нормандское иго на наших плечах,

Нормандская ложка в английской каше,

Нормандцы правят родиной нашей.

В своем романе Скотт дает очень острые социальные характеристики феодалов-угнетателей, причем не только нормандских, но и англосаксонских. В. Скотт рисует реалистическую картину жестокости феодальных порядков и нравов.

Средневековье изображено в романе, как кровавый и мрачный период. Роман Скотта дает представление о безграничном произволе феодалов, о превращении рыцарских замков в разбойничьи притоны, о бесправии и нищете крестьян, о жестокости рыцарских турниров и бесчеловечных процессах ведьм. Эпоха предстает во всей ее суровости. Демократические симпатии автора проявились в резко отрицательных характеристиках дворянства и духовенства. Вероломный принц Джон, развращенное и хищное рыцарство — свирепый Фрон де Беф, коварный Вольдемар Фитц Урс, беспринципный де Браси — вот галерея феодалов-разбойников, грабящих страну и ее народ, разжигающих междоусобицы. Даже в образе Седрика, находящегося в ином, чем все эти завоеватели, лагере, Скотт подчеркивает непомерное тщеславие, безграничный деспотизм и упрямство.

Феодалы и представители рыцарского ордена тамплиеров крепкими узами связаны с церковью. Она представлена в рома-не образами хищника и насильника Буагильбера, аббата Эймера — корыстолюбивого и развратного, а также рядом образов монахов-преступников, проводящих свое время в грабежах и попойках. Жестокость феодальной церкви как бы синтезирована в образе великого магистра Луки Боманоара — жестокого фанатика, без всякого колебания выносящего приговор о казни Ребекки.

Правдиво, без всяких прикрас изображает Скотт лагерь феодальной реакции.

В недрах побеждающего феодализма назревает новый конфликт — конфликт между феодалами и королем, королевской властью. Это противоречие раскрывается в романе при описании деятельности и борьбы короля Ричарда Львиное Сердце, направленной против действия феодальной клики, возглавляемой принцем Джоном, братом Ричарда.

Образ короля Ричарда занимает важное место в романе. С ним связано представление Скотта о справедливой королевской власти как той силе, которая может и- должна установить справедливый порядок в стране. В трактовке этого образа проявилась ограниченность Скотта, его консерватизм. Король показан мудрым и обаятельным человеком, отважным воином. Он явно идеализирован, и его образ не соответствует подлинному Ричарду, у которого, по словам Маркса, предусмотрительность и проницательность сочетались с грубой жестокостью и полным безразличием к вопросам чести. И если, правдиво изображая феодалов, рыцарей и духовенство, Скотт стоял на реалистических позициях, создал реалистические образы, то идеализация образа короля Ричарда повлекла за собой и его романтизацию. Ричард появляется в романе в роли странствующего Черного Рыцаря, окруженного таинственностью и интригующего окружающих. Его инкогнито раскрывается лишь постепенно. Мало правдоподобия в сценах, долженствующих изображать любовь и безграничную преданность народа «своему королю». В данном случае Скотт остается опять-таки верен своему утопическому идеалу «справедливой монархии», в условиях которой народ может быть удовлетворен и счастлив.

Особый интерес представляет в романе изображение народа и его вожаков, в первую очередь - изображение Робина Гуда, выступающего в романе под именем Локсли.

Образы Робина Гуда и его смелых стрелков — лучшие в романе. В них выражена сила и непобедимость народа, его уперство и отвага в борьбе, его решительность и смелость, его свободолюбие и нежелание подчиняться власти жестоких феодалов.

Кульминационным моментом становится в ррмане описание турнира и взятие дружиной Робина Гуда старинного замка Фрон де Бефа, этой крепости феодальной реакции. Силами простых людей захвачена эта феодальная твердыня. Ликуют в связи с этим событием не только стрелки Робина Гуда, но и крестьяне окрестных деревень, рабы Гурт и Вамба, впервые почувствовавшие себя людьми.

В народных сценах, а также в народных характерах, созданных в романе (Гурт, Вамба, монах Тук, близкий к демократическим слоям духовенства, и другие), отчетливо проявилась связь творчества Скотта с народной фольклорной традицией. И прежде всего это ясно чувствуется в образе Робина Гуда, созданном на основе использования многочисленных народных преданий, английских баллад, в которых, воспевая своего любимого героя, народ отразил и свою ненависть к угнетателям.

Образу Робина Гуда Скотт придал ярко выраженный демократический характер. В полном соответствии с народными балладами и песнями Скотт описал Робина Гуда как подлинно народного героя, борца с несправедливостью. Робин Гуд и его отважные стрелки грабят только богатых, награждают бедняков, помогают женщинам и детям.

Робин Гуд — крестьянский вождь, по зову которого на борьбу с феодалами поднимаются крестьяне (йомены) со всей округи. Он замечательный организатор и умелый руководитель. Его организаторские способности, смекалка и горячий темперамент особенно ярко проявляются во время осады Торкильстонского замка. Фольклорными мотивами пронизана вся линия Робина Гуда — Локсли в романе. В традициях английского народного творчества даны сцены стрельбы из луков, сцена поединка на дубинках в лесу. Образ Робина — одна из больших творческих удач Скотта в романе «Айвенго».

В традициях народной поэзии даны образы отважных стрелков Робина Гуда, образы его верных помощников и соратников. Среди них — веселый шутник и балагур, бесшабашный монах Тук, борющийся на стороне крестьян. Любитель выпить и обильно поесть, Тук заставляет нас вспомнить шекспировского Фальстафа.

Не менее важное место занимают в романе образы слуг-рабов — Гурта и Вамбы. Каждому из них свойственны гордость, человеческое достоинство, благородство. Униженный и оскорбленный своим хозяином Седриком, Гурт говорит: «Он (Седрик) может снять с меня голову, может отстегать плетьми, но я ему не слуга». Вместе с Вамбой Гурт вступает в отважную дружину Локсли, принимает участие в оеаде и взятии замка.

В общей системе образов романа совсем особое место принадлежит образам Айвенго и Ровены. И не случайно о центральном герое, по имени которого назван весь роман, мы говорим в последнюю очередь. В романах Вальтера Скотта весьма чаето (но, разумеется, не всегда) образы главного героя и героини, судьбы и взаимоотношения которых лежат в оенове фабулы романа, являются наиболее бесцветными и однотипными.

И в этом романе В. Скотта, на мастерски воссозданном историческом фоне, при сравнении с галереей оригинальных и блестящих в своей художественной завершенности образов, фигура Айвенго явно проигрывает. И это можно сказать не только об Айвенго, но и о многих других образах центральных героев (Квентин Дорвард, женские образы — Ровена, Изабелла и другие). Они скучны в своей живописной и бездеятельной добродетели; их политические взгляды и симпатии неопределенны; их положительные качества сочетаются с непреодолимой пассивностью; они являются зрителями происходящих событий, но отнюдь не их активными участниками. Конечно, такой трактовке образов главных героев можно найти известное объяснение. Они являются как бы предлогом для изображения того или иного явления. Попадая в самые неожиданные ситуации, переходя из одного политического лагеря в другой, эти герои помогают писателю быстро менять место действия, помогают в построении увлекательной авантюрной фабулы, которой Скотт придавал очень большое значение. По словам самого Скотта, каждый из центральных героев его романов является «пушинкой, летящей по воле ветра».

Именно в таком плане и создан образ Айвенго. Его линия в романе (как и линия Ровены) как бы выпадает из всего реалистического характера произведения, определяя собой своеобразие фабулы романа, имеющей порой ярко выраженный мелодраматический оттенок.

«Айвенго» является блестящим образцом исторического романа Скотта как по значительности поставленных в нем проблем, так и по мастерству и глубине их разработки.





Дата публикования: 2015-01-25; Прочитано: 6553 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.026 с)...Наверх