Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Заказать написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

RSX-11M



"Подсмотреть будущее — значит украсть мисти­ческий огонь от священного костра."

Ф. Херберт. "Дюна".

В начале семидесятых еще никто не представлял себе, какого размаха достигнет компьютеризация через десяток-другой лет. Никто не догадывался, что новая ориентация на микрокомпьютеры сметет монстрообразные машины того времени с лица земли. Все шло своим чередом, и вроде бы ничто не предвещало бури.

Некоторые компании, пытаясь захватить ничейный рынок микрокомпьютеров, развернули свою деятельность в этом направлении. Вряд ли они догадывались о том, какой выгодной их позиция станет через несколько лет, поэтому и не прилагали особых усилий, чтобы удержаться на этом месте подольше. В то время эта ниша рынка никого не интересовала. Уж больно неприбыльным и бесперспек­тивным казался в то время компьютер, рассчитанный на массового покупателя.

Однако "свято место пусто не бывает" и "природа не терпит пустоты". А вот в отношении операционных систем для PDP-11 появился заметный вакуум. UNIX требовала на несколько порядков больше мощности и попросту нс могла работать на компьютерах такого класса. 32 килобайт памяти было недостаточно, чтобы разместить такого монстра.

И в 1971 году компания DEC решилась создать собственную операционную систему RSX-1 1М. Необходимо было поддержать многозадачность, планировщик, иерархическую файловую систему, виртуальную память. На все это отводилось только 16 килобайт оперативной памяти, так как другие 16 килобайт было решено отдать приложениям.

Разумеется, выбор пал на ассемблер. В то время, кстати, он претерпел первое серьезное изменение. Появились директивы условного ассемблирования. Это позволило легко модифицировать исходный текст — вносить одни фрагменты, удалять другие; и при этом всегда была возможность вернуться назад, если последнее изменение внезапно приводило систему к краху.

Благодаря этой новой технологии лучшие специалисты DEC смогли в бешеном темпе завершить свою работу за 18 месяцев. При этом операционная система получилась в конечном счете очень простой и сильно уступающей набирающей популярность UNIX. Но своего потребителя она все же нашла. Им стали многие средние предприятия, которые могли себе позволить купить несколько ЭВМ — по одному для каждого отдела. И их вполне устраивала мощность простого 16-разрядного процессора PDP.

Вскоре RSX-IIM получила завидную популярность, и объемы продаж стали весьма внушительными. Другие фирмы, пытаясь перенять этот успех, переносили существующие приложения на миникомпьютеры, чем вызвали первую волну переориентации разработчиков.

Возникал устойчивый рынок миникомпьютеров для "бедных" клиентов. В то время он еще не был таким перспективным, как сейчас, и не приносил миллион­ных доходов, но требовал от разработчиков изрядного таланта, позволявшего втиснуть изрядно "пожирневшее" за последние годы программное обеспечение в скудный объем памяти миникомпьютера, сохранив при этом приемлемое быстро­действие.

Не было достаточно эффективных компиляторов, поэтому единственным выбором оставался ассемблер. Старым талантам вновь нашлась работа. Но теперь им пришлось бороться за рабочие места с молодым поколением. Неудивительно, что в новых коллективах царила совсем другая атмосфера... Новое поколение жило по своим законам. Информатика становилась все более массовым явлением, и в нее вливалось все больше и больше случайных людей.

Среди них были и те, кто не сомневался в успехе микрокомпьютеров и делал первые шаги по созданию Персонального Компьютера, доступного по цене для широких масс. Того, кому бы это удалось, ожидали чудовищные объемы продаж. Но для этого прежде всего было необходимо удешевить центральный процессор.

INTEL

"Солнце не просит о милосердии".

Ф. Херберт. "Дюна".

Фирма INTEL одной из первых рискнула сделать ставку на микропроцессоры для персональных компьютеров (впрочем, ни самого термина "персональный компьютер", ни микропроцессоров для них тогда еще не существовало: и те и другие еще предстояло изобрести). Персональные компьютеры еще назывались "интеллектуальными терминалами", и предполагалось, что они будут способны служить в системах управления и для арифметических вычислений.

Intel не обладала значительным начальным капиталом и вряд ли могла конкурировать с существующими фирмами. Все, что ей оставалось, — это вложить все средства в разработку микрочипа и занять ту нишу рынка, на которую пока никто серьезно не претендовал.

Такой чип впервые появился в 1972 году и вышел под кодовым обозначением 8008. Это была первая и очень простая модель микропроцессора, которая могла служить калькулятором, и не более того. Тем не менее тогда еще юный Билл Гейтс все же ухитрился создать на ее основе устройство для анализа городского траффика (движения). Разумеется, назвать это устройство компьютером было нельзя даже с большой натяжкой.

Но время не стояло на месте, а инженеры Intel нс сидели сложа руки. Через три года, весной 1974, журнал Electronics опубликовал сообщение о новом чипе Intel 8080. Это действительно был шедевр, который каждый мог приобрести всего за 200 долларов. Конечно, этому микропроцессору было далеко до "больших машин" .как по скорости, так и по архитектуре, системе команд, но для "персо­нального" использования он вполне годился.

Потребовалось меньше года, прежде чем в мире появился первый персональ­ный компьютер на его основе — Altair. Но что это был за компьютер! С сегодняшних позиций нам очень трудно понять, что машина без клавиатуры, дисплея, и конечно, без каких бы то ни было накопителей могла называться "компьютером".

Однако это и был первый минимально функциональный ПК. Микропроцессор, немного оперативной памяти и сопрягающих микросхем — вот и все, что было нужно для работы этой груды железа. Единственным устройством вывода служи­ли 16 индикаторов на передней панели, а устройством ввода — 16 переключате­лей. Собственно говоря, это была машина для радиолюбителей и электронщиков. Последние вообще могли просиживать ночи напролет, заставляя индикаторы перемигиваться самым причудливым образом. 4 килобайта памяти тогда казались более чем достаточными для таких целей. А вот отсутствие удобных средств ввода-вывода сильно обескураживало.

Поэтому практически каждый, купивший Altair, пытался в той или иной степени его модернизировать. Не будем забывать, что в то время он стоил 1000$ и позволить себе купить его могли только фанатично преданные электронике (или компьютерам) люди. Теперь они получали ЭВМ в свое личное распоряжение и могли экспериментировать с ней как им вздумается.

Почти все из них были "молодым" поколением, до этого нигде не работавшим, а, может быть, и не видевшим "серьезных" машин. Поэтому их не смущало, что система команд и архитектура микропроцессора фирмы Intel значительно уступа­ла даже первым моделям PDP и требовала совсем иного мышления и подхода.

Разрыв в мышлении между старыми и новыми программистами был просто огромен. К тому же, если первые были большей частью образованными людьми, то последние — в основном кустарями, безусловно талантливыми, ко за исклю­чением редких случаев так и не закончившими образования.

Но всех их объединяло большое чувство любви к технике и компьютерам. Не был исключением и Билл Гейтс, который вовсе не из-за денег в течение пяти месяцев создавал первую версию бейсика для Альтаира. Это было необычайное расточительство и без того скудных машинных ресурсов, но упрощало общение с машиной. Все же бейсик выучить было куда легче, чем бессмысленные (для большинства) команды ассемблера.

Впрочем, тогда эта версия бейсика так и не снискала популярности. Она оказалась слишком прожорливой, и программы еле-еле ползали. Но джин был выпущен из бутылки. С этого времени персональные компьютеры начали произ­водиться многими фирмами и находили покупателей.

Хаос

"Хаос существовал в виде сырья, из которого творится порядок."

Ф. Херберт. "Дом Глав Дюны".

Перенесемся на десяток лет назад. Многие до сих пор помнят это время. Десятки моделей машин от разных производителей, совершенно не совместимые друг с другом даже на уровне переноса текстовых файлов данных. Это стало настоящим бедствием для программистов восьмидесятых годов. Обмен программ­ным обеспечением был невозможен. Портабельных компиляторов не существова­ло. Более того, диалекты одного и того же языка реализовывались на каждой машине по-своему.

Словом, компьютерный мир находился в состоянии анархии и неудержимо катился в пропасть машинной несовместимости и полной разобщенности. Это порождало множество экономических и социальных проблем. Начнем с того, что преподавание в высших учебных заведениях информатики было очень затруднено невозможностью выбора одной конкретной платформы. Действительно, в дальней­шем обучаемый студент мог столкнуться с совсем другими моделями ЭВМ иной архитектуры.

Конечно, каждый грамотный инженер должен уметь осваивать технику по предоставленной документации (так оно к было). Но это требовало значительных затрат времени, в течение которого предприятие оплачивало обучение (а точнее, переобучение) инженера. В нашей стране, быть может, это и не было удивитель­но, но в капиталистических странах оплачивать из своего бюджета обучение персонала могли только крупные и солидные фирмы, да и те стремились брать на работу людей опытных и знающих. А "молодое поколение" оказывалось невост­ребованным. Фактически все держалось на старых кадрах.

Все это негативно сказывалось на развитии рынка программного обеспечений. Фактически все программы создавались инженерами тех предприятий, которым эти программы собственно и требовались. При этом чаще всего написанные пакеты оказывались бесполезными для окружающих, потому что последние обычно имели совершенно другие компьютеры. Иногда ближайший совместимый компьютер находился за сотни километров в совершенно другом городе.

Конечно, каналы распространения программ все же существовали. Но чаще всего приложения, написанные "для себя", не годились для остальных пользова­телей.

Это был "серебряный век" хакерства, особенно в нашей стране, когда требо­валось перекроить чужую программку под свои нужды. Специалисты, умевшие это делать, высоко ценились руководством. Им позволялись вольности, недопу­стимые для простых смертных. Действительно, специалистов такого класса было немного. Хэкерству не учили в учебных заведениях, и в то время не существовало развитых средств обмена информацией. Нужен был изрядный талант, чтобы глубоко освоить системное программирование, как тогда было принято говорить, "без отрыва от производства".

Печально, однако, что незаурядные личности губили свой талант, работая простыми системными операторами, когда на Западе программисты подобного уровня устраивались в узкоспециализированные фирмы, где могли исчерпывающе реализовать себя. В России же в то время все ПО создавалось в основном на заводах, производящих ЭВМ.

При этом качество его оставляло желать лучшего. Может быть, среди читателей найдутся такие, которые до сих пор помнят некоторый шедевр отече­ственного компьютеростроения "Агат-9" и его на редкость корявую программную оснастку. Агат-DOS 3.3 не выдерживала никакой конкуренции даже с существу­ющей в то время СР\М.

Разумеется, это не могло никого устроить и все пользователи этой машины первым делом садились за написание собственной операционной системы, удов­летворяющей хотя бы минимальным требованиям. Сегодня это выглядит средне­вековой дикостью, но в таком положении вещей были и свои плюсы. Написание ОС — дело непростое и требует обширных знаний, далеко выходящих за кругозор сегодняшнего поколения программистов. Причем маловероятно, чтобы устойчиво работающая ОС получилась с первого раза. По крайней мере, я написал десяток операционных систем для "Агата", из которых пользовался только тремя, а остальные забраковал еще на стадии написания.

Это же можно сказать и о прикладных программах. Практически все они были созданы самостоятельно. Конечно, это был глупый и пустой труд, но зато приобретенные навыки оказались бесценными. Полученные знания позволяли писать качественные, компактные, удобные в работе программы. Однако...

Однако мы забываем, что в то время существовали десятки разнотипных машин и это обесценивало большую часть проделанной работы при переходе на новую платформу. Это было настоящим проклятием для программистов. Менялся не только набор инструкций процессора и логика взаимодействия с периферией, но и сама концепция и архитектура.

Фактически было невыгодно покупать новые модели компьютеров. Увеличе­ние вычислительной мощности не компенсировало необходимость переобучения персонала и переписывание всего необходимого ПО. Большинство предпочитало работать на старом оборудовании, попутно решая головоломную проблему ремон­та вышедшей из строя техники. С каждым годом достать устаревшие (и уже снятые с производства) комплектующие становилось все сложнее.

Для предприятия было гораздо проще иметь собственного высококвалифици­рованного специалиста-электронщика, чем пытаться поддержать работоспособ­ность парка машин любым другим способом. Но что же могло привлечь хороших специалистов на предприятия, мягко выражаясь, совсем другого профиля? Разу­меется, только одно — возможность заниматься в рабочее время собственными исследованиями на предоставленной аппаратуре.

Все запуталось еще больше. Теперь центры кибернетики медленно мигриро­вали из вроде бы специально для этого предназначенных институтов на крупные предприятия и заводы, разбросанные по всей нашей стране. Доходило до того, что некий сибирский трубопрокатный завод имел вычислительную технику и штат сотрудников, которому мог бы позавидовать иной НИИ.





Дата публикования: 2014-11-18; Прочитано: 587 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.018 с)...