Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Для студентов медицинских вузов 18 страница



Привлечение физических лиц к ответственности за международные преступления неразрывно связано с созданием специальных органов для рассмотрения подобного рода дел. Как отмечает О.И. Рабцевич, международная уголовная юстиция представляет собой систему органов, деятельность которых направлена на осуществление международного правосудия по уголовным делам. Ключевая роль в "международности" уголовного правосудия отведена характеру самого совершенного преступного деяния. Так, если совершаются международные преступления, а они, как известно, несут в себе наибольшую опасность, то все международное сообщество в целом заинтересовано в установлении виновных лиц и привлечении их к ответственности" <1>.

--------------------------------

<1> Рабцевич О.И. Национальные органы международной уголовной юстиции // Московский журнал международного права. 2008. N 3. С. 128.

В систему международной уголовной юстиции входят Международный уголовный суд и специально создаваемые международные суды. Так, после окончания Второй мировой войны были созданы международные военные трибуналы в Нюрнберге и Токио для суда над главными военными преступниками.

Решениями Совета Безопасности ООН были созданы еще два международных трибунала: в 1993 г. - для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, и в 1994 г. - для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды.

Оба трибунала действуют на основании Уставов <1>, которыми предусматривается создание двух судебных (по три судьи) и одной апелляционной камеры (из пяти судей). Согласно этим Уставам личную уголовную ответственность несут как конкретные исполнители преступных деяний, так и должностные лица, отдавшие соответствующие приказы, включая главу государства или правительства.

--------------------------------

<1> Устав Международного трибунала по бывшей Югославии. Резолюция Совета Безопасности ООН S/RES/827 (1993); Устав Международного трибунала по Руанде. Резолюция Совета Безопасности ООН S/RES/955 (1994).

Возможность создания международных уголовных судов предусмотрена и в некоторых конвенциях, например в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. и в Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.

Частью международной уголовной юстиции являются и органы государств (национальные суды и другие правоохранительные органы). Такой подход находит отражение в ряде международных документов. Так, в докладе Международного уголовного суда подчеркивается, что сегодня "Суд становится центром формирующейся системы международного правосудия, которая включает национальные суды, международные суды и гибридные суды, а также такие международные организации, как ООН" <1>.

--------------------------------

<1> Ежегодный доклад МУС от 3 августа 2006 г. A/61/217. С. 2.

Юрисдикция в отношении международных преступлений может быть установлена не только на основе территориального, национального принципов, но и на основе универсального принципа. Р.М. Валеев указывал, что территориальный принцип ответственности за совершение международных преступлений является определяющим, и, следовательно, основная роль в практическом осуществлении эффективности ответственности отводится национальным судам государств, на территории которых совершены преступления <1>.

--------------------------------

<1> См.: Валеев Р.М. Выдача преступников в современном международном праве. Казань, 1976. С. 5.

В Резолюции 3074 от 3 декабря 1973 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества. В них закреплено, что "каждое государство обладает правом судить своих собственных граждан за военные преступления или преступления против человечества"; "лица, в отношении которых имеются доказательства о совершении ими военных преступлений или преступлений против человечества, подлежат привлечению к судебной ответственности и в случае признания их виновными наказанию, как общее правило, в странах, где они совершили эти преступления. В соответствии с этим государства осуществляют сотрудничество в вопросах выдачи таких лиц" <1>.

--------------------------------

<1> Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества от 3 декабря 1973 г. A/RES/3074 (XXVIII).

В настоящее время в международном праве утверждается универсальный принцип установления юрисдикции в отношении лиц, совершивших международные преступления <1>. В Резолюции "Универсальная уголовная юрисдикция в отношении преступления геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений" от 26 августа 2005 г. Институт международного права отметил следующее: "Универсальная уголовная юрисдикция как дополнительное основание юрисдикции означает компетенцию государства в области преследования подозреваемых лиц и их наказания в случае установления виновности, независимо от места совершения преступления и несмотря на любую связь активной и пассивной национальности или другие основания юрисдикции, признанные международным правом" (п. 1) <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Цоллер Э., Решетов Ю.А. Международно-правовая уголовная ответственность физических лиц за международные преступления // Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма / Под ред. И.А. Ледях, И.И. Лукашука. М., 1995. С. 104.

<2> См. гл. X настоящего учебника.

На основе принципа универсальной юрисдикции были возбуждены дела в отношении известных нацистских преступников, в частности А. Эйхмана <1>, И. Демьянюка <2>. Примерами осуществления универсальной юрисдикции являются также: дело Пиночета, арест в Сенегале главы Чад, выдача бельгийским судьей ордера на арест министра иностранных дел Конго.

--------------------------------

<1> District Court of Jerusalem, Attorney General of the Government of Israel v. Eichmann // Israel Law Review. 1961. Vol. 36. N 5.

<2> См. подробнее: Сафаров Н.А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. М., 2005. С. 260.

Совершение лицом преступных действий во исполнение приказа (своего правительства или начальника), как правило, не освобождает его от уголовной ответственности. Аналогичная норма закреплена в Уставе Нюрнбергского трибунала 1945 г., в уставах других международных военных трибуналов и в ст. 4 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Исключением согласно ст. 33 Статута МУС являются случаи, когда: "a) это лицо было юридически обязано исполнять приказы данного правительства или данного начальника; b) это лицо не знало, что приказ был незаконным; c) приказ был незаконным. Для целей настоящей статьи приказы о совершении преступления геноцида или преступлений против человечности являются явно незаконными".

§ 7. Контрмеры и санкции как инструменты имплементации

международно-правовой ответственности государств

Современное международное право поставило вне закона применение силы в межгосударственных отношениях, и характерной его чертой является все более основательная регламентация мер принуждения.

Принуждение в международном праве имеет свои особенности, предопределяемые прежде всего характером межгосударственных отношений и методами их правового регулирования. В отсутствие централизованного аппарата принуждения оно осуществляется децентрализованно (индивидуально) - государствами, используя механизм контрмер, и централизованно (коллективно) - при помощи институционального механизма международных организаций посредством международно-правовых санкций.

В доктрине международного права отсутствует однозначная оценка соотношения международно-правовых санкций, контрмер и международно-правовой ответственности и отмечается разнообразие теорий и взглядов по данной проблематике <1>. Проявляется это в том, что, с одной стороны, международно-правовые санкции и контрмеры считают формой ответственности государства, а с другой - формы его ответственности наряду с принудительными мерами рассматривают как международно-правовые санкции.

--------------------------------

<1> См.: Василенко В.А. Международно-правовые санкции. Киев, 1982. С. 38 - 46.

При решении вопроса о соотношении международно-правовых санкций и международно-правовой ответственности необходимо принимать во внимание следующие объективные положения.

Реализация международно-правовой ответственности всегда выливается в формы, присущие обязанностям субъектов-правонарушителей, а применение международно-правовых санкций - в формы, присущие правомочиям субъектов международного права. Формы ответственности субъекта-правонарушителя предполагают негативные для него последствия, которые сопряжены с его собственным поведением и обусловлены его противоправными деяниями, а формы международно-правовых санкций - негативные для субъекта-правонарушителя последствия, которые предопределены интенсивностью применяемых субъектами международного права законных принудительных мер.

В силу специфики современного международного права его нормы, например нормы Устава ООН, уставов других международных организаций, содержат не конкретные указания на объем и формы ответственности, а предусматривают именно право на принуждение, регламентируя условия и порядок применения международно-правовых санкций.

Подобного понимания по вопросу соотношения международно-правовых санкций и международной ответственности последовательно придерживался И.И. Лукашук, который считал, что "принуждение, будь то контрмеры или санкции, представляет самостоятельный институт, который связан с ответственностью, но обладает иными характеристиками. На него распространяется действие норм относительно принудительных мер. Контрмеры и санкции являются средством реализации правоотношений ответственности" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья И.И. Лукашука "Право международной ответственности" включена в информационный банк согласно публикации - "Международное публичное и частное право", 2002, N 2.

<1> Лукашук И.И. Право международной ответственности // Международное публичное и частное право. 2002. N 2. С. 31.

Необходимость проведения различия между формами ответственности и международно-правовыми санкциями обусловлена не только теоретическими, но и важными практическими соображениями. Четкая грань между формами ответственности и формами международно-правовых санкций исключает возможность неоправданной подмены форм ответственности формами санкций.

Отнесение санкций к формам ответственности может быть использовано объектом-правонарушителем для обоснования отказа выполнить обязанности, вытекающие из его ответственности, ссылкой на то, что оно уже понесло ответственность, поскольку против него были применены санкционные принудительные меры. Признание за международно-правовыми санкциями качества собственно принудительных мер, а не форм ответственности однозначно предполагает, что помимо вызываемых этими мерами лишений государство-правонарушитель должно нести ответственность в объеме, видах и формах, соразмерных характеру правонарушения и его вредных последствий.

Вопрос применения контрмер и санкций активно обсуждался в Комиссии международного права ООН, в особенности при разработке ранее упоминаемого Проекта статей об ответственности государств. Проект не определяет понятие международно-правовых санкций и их видов, но зато одним из главных его достижений является разграничение между формами ответственности и контрмерами.

Основанием применения контрмер является отказ правонарушителя прекратить неправомерные действия, выполнить законные требования потерпевшего государства. Итак, еще раз акцентируем внимание на том, что контрмеры - это ответные меры, они являются "односторонними" и "горизонтальными" (государство по отношению к государству) и выступают как виды реагирования на противоправные деяния <1>. Такие действия наступают, когда государство-правонарушитель не принесло извинений, не наказало виновных, не приняло мер к предотвращению повторения нарушения, не восстановило положение, которое существовало до совершения противоправного деяния. Контрмеры, и в этом их принципиальное отличие от международно-правовых санкций, представляют собой элемент децентрализованного механизма принуждения государства-правонарушителя и рассматриваются как инструмент имплементации ответственности, не носящий карательного характера.

--------------------------------

<1> См.: Курдюков Г.И. Контрмеры в международном праве и условия их применения // Ученые записки КГУ. 1998. Т. 133. С. 131.

Как видно из материалов КМП ООН, сложным был вопрос о правовом режиме контрмер. Отмечалось, что внутреннее право государств не содержит никаких указаний о контрмерах, хотя в вопросе о материальных последствиях противоправного деяния можно использовать аналоги, содержащиеся во внутреннем праве. Далее, нет никаких официальных установлений о средствах правовой защиты, которыми можно было бы воспользоваться против государства, совершившего международное противоправное деяние. И следовательно, потерпевшее государство вынуждено полагаться на свою собственную одностороннюю реакцию <1>. Кроме того, в отношении контрмер нет мирового и институционного контроля. В национальном законодательстве государств по-разному решается вопрос о применении контрмер. Например, в соответствии со ст. 33 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" в случаях нарушения международного договора Российской Федерации другими его участниками она может принять необходимые меры в соответствии с нормами международного права и условиями самого договора. Закон не называет виды таких мер. В Федеральном законе от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" ст. 40 "Ответные меры" регламентирует следующие положения: "Правительство Российской Федерации может вводить меры ограничения внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью (ответные меры) в случае, если иностранное государство: 1) не выполняет принятые им по международным договорам обязательства в отношении Российской Федерации; 2) предпринимает меры, которые нарушают экономические интересы Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или российских лиц либо политические интересы Российской Федерации, в том числе меры, которые необоснованно закрывают российским лицам доступ на рынок иностранного государства или иным образом необоснованно дискриминируют российских лиц; 3) не предоставляют российским лицам адекватную и эффективную защиту их законных интересов в этом государстве, например защиту от антиконкурентной деятельности других лиц; 4) не предпринимают разумных действий для борьбы с противоправной деятельностью физических лиц или юридических лиц этого государства на территории Российской Федерации."

--------------------------------

<1> См.: Ежегодник Комиссии международного права (далее - ЕКМП), 1992 / ООН. Нью-Йорк; Женева, 1994. Т. 2. Ч. 2. С. 21.

В этой связи необходимо упомянуть и Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 281-ФЗ "О специальных экономических мерах". В ч. 2 ст. 1 Закона раскрываются обстоятельства, возникновение которых дает Российской Федерации право прибегнуть к специальным экономическим мерам. Так, специальные экономические меры применяются в случае возникновения совокупности обстоятельств, требующих безотлагательной реакции на международно-противоправное деяние либо недружественное действие иностранного государства или его органов и должностных лиц, представляющие угрозу интересам и безопасности Российской Федерации и (или) нарушающие права и свободы ее граждан, а также в соответствии с Резолюциями Совета Безопасности ООН. Как было отмечено выше, коллективные принудительные меры (санкции) и индивидуальные ответные принудительные меры имеют различную природу. В этом плане распространению действия Закона на случаи применения коллективных принудительных мер путем включения в ч. 2 ст. 1 формулировки "а также в соответствии с Резолюциями Совета Безопасности Организации Объединенных Наций" (на основании Резолюций Совета Безопасности ООН применяются, в частности, экономические санкции, направленные на восстановление и поддержание международного мира и безопасности в соответствии с гл. VII Устава ООН) нельзя дать однозначную оценку.

Специальные экономические меры могут выражаться следующим образом: приостановление реализации всех или части программ в области экономической, технической помощи, а также программ в области военно-технического сотрудничества; запрещение финансовых операций или установление ограничений на их осуществление; запрещение внешнеэкономических операций или установление ограничений на их осуществление; прекращение или приостановление действия международных договоров Российской Федерации в области внешнеэкономических связей; изменение вывозных и (или) ввозных таможенных пошлин; запрещение или ограничение захода в порты Российской Федерации судов и использования воздушного пространства Российской Федерации или отдельных его районов; установление ограничений на осуществление туристской деятельности; запрещение или отказ от участия в международных научных и научно-технических программах и проектах иностранного государства.

Статья 5 Закона устанавливает порядок определения сроков применения специальных экономических мер и их отмены. Как следует из ч. 1 ст. 3, специальные экономические меры носят временный характер. Срок их применения в соответствии с ч. 1 ст. 5 устанавливается Президентом РФ. Решением президента они могут быть как прекращены досрочно, так и продлены.

В целом необходимо отметить, что содержание закона не позволяет разграничить содержащиеся в нем нормы с нормами иных федеральных законов, регламентирующих сходные отношения, на основании которых могут применяться меры защитного характера (например, ст. 40 упомянутого Федерального закона "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности").

Иногда контрмеры сравнивают по аналогии со способами защиты гражданских прав. Например, ст. 12 Гражданского кодекса РФ в числе способов защиты предусматривает способы, защищаемые стороной правоотношения без обращения в суд ("самозащита права").

В КМП вопрос о правовом режиме контрмер стал предметом острой дискуссии, а именно: могут ли быть реторсии и репрессалии составной частью права ответственности государств и вообще могут ли быть контрмеры пригодными для кодификации? Отрицательный ответ противников: контрмеры часто являются прерогативой более сильных государств. И потерпевшие государства, принимающие контрмеры, зачастую сами оказываются государствами-нарушителями, а государства-правонарушители оказываются жертвами несправедливости. Поэтому малые государства рассматривают концепцию репрессалий или контрмеры как синоним вооруженной или невооруженной агрессии. Поэтому не надо устанавливать строгий режим контрмер, поскольку это отвечало бы интересам более сильных государств.

С другой стороны, нельзя представить себе, чтобы слабое государство могло эффективно и добросовестно принять контрмеры против сильного государства для обеспечения выполнения обязательств после совершения этим сильным государством международно-противоправного деяния <1>. Как видим, вмешательство во внутренние дела, позиция силы и право силы как в прошлом, так и в настоящее время влияют на установление правового режима контрмер.

--------------------------------

<1> ЕКМП. 1992. Т. 2. Ч. 2. С. 21.

И еще один довод: контрмеры (в особенности репрессалии) несовместимы со ст. 2 Устава ООН о разрешении споров мирными средствами и о неприменении угрозы силой или ее применении, а также со ст. 33 о мирном разрешении споров и ст. 103 о преимущественной силе обязательств по Уставу.

Отсюда вывод: контрмерам нет места в праве, касающемся ответственности государства, контрмеры являются децентрализованными мерами и антиподом суверенного равенства, равенства перед законом и мирного урегулирования споров <1>. Поэтому не случайно, что Проект статей об ответственности государств не называет виды контрмер. Все согласны с тем, что в международном праве есть принуждение, что оно должно допускаться до определенного уровня, не выходить за определенные границы. Потерпевшее государство, исходя из норм обычного и договорного права, определяет пределы и характер допустимых контрмер, чтобы в конечном счете это не давало преимущества какому-либо государству <2>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 22.

<2> В свое время Ф.Ф. Мартенс писал: "С точки зрения международного общения принуждение должно прекратиться, если нарушенное право восстановлено или дано требуемое удовлетворение. Борьба для борьбы немыслима и преступна".

Функции и цели контрмер направлены на прекращение противоправного деяния, на восстановление нарушенных прав и возмещение материального и нематериального вреда. Контрмеры прекращаются, как только достигнута преследуемая цель. Они могут быть применены в случае, когда нарушаются не права, а только интересы. В КМП приводился такой пример: не может быть контрмерой прекращение оказания помощи развитию. За контрмерами не должна признаваться карательная функция независимо от мотивов, побудивших потерпевшее государство к их применению. Необходимо прежде всего применить согласованные виды регулирования, чтобы отойти от карательных репрессалий <1>.

--------------------------------

<1> ЕКМП. 1991. Т. 1. Ч. 2. С. 16 - 17.

Условиями применения контрмер являются: а) международно-противоправное деяние; б) исчерпание всех процедур мирного урегулирования; в) предварительное представление со стороны потерпевшего государства требования о прекращении противоправного деяния; г) надлежащее и своевременное сообщение потерпевшим государствам о своих намерениях.

Контрмеры прекращаются, как только несущее ответственность государство выполняет свои обязательства. Государству-правонарушителю, которое является объектом контрмер, предоставлена возможность использовать процедуры мирного урегулирования. Оно может также требовать приостановления контрмер, если добросовестно сотрудничает в обязательной процедуре урегулирования спора. И.И. Лукашук обратил внимание на другую сторону вопроса: "Однако переговоры и иные средства мирного урегулирования требуют значительного времени. Несущее ответственность государство может умышленно их затягивать. Между тем в ряде случаев применение контрмер может быть эффективным лишь в случае их немедленного применения, например при замораживании банковских вкладов" <1>. Пункт 2 ст. 50 Проекта установил, что принимающее контрмеры государство не освобождается от выполнения своих обязательств по любой применяемой процедуре урегулирования спора, действующей между ним и несущим ответственность государством.

--------------------------------

<1> Лукашук И.И. 48-я сессия Комиссии международного права ООН // Московский журнал международного права. 1997. N 2. С. 188.

В КМП ООН отмечалось, для того чтобы применить контрмеры, потерпевшее государство должно располагать также такими психологическими элементами, как убежденность, добросовестность, или должны быть такие объективные показатели, как отказ государства-правонарушителя от переговоров или отказ прибегнуть к процедуре переговоров <1>.

--------------------------------

<1> ЕКМП. 1991. Т. 1. Ч. 2. С. 17.

Таким образом, потерпевшее государство может "взять право в свои руки", по выражению КМП, и получить от государства-правонарушителя полное возмещение в соответствующих формах. Кроме того, потерпевшее государство может использовать не только односторонние меры, но и все другие правовые средства вплоть до обращения к международным органам и их вмешательства.

Право потерпевшего государства не должно быть правом злоупотребления. При применении контрмер значение имеет соразмерность, это вытекает из режима ответственности государства, который "должен определяться с соблюдением качественной и количественной пропорциональности" <1>. Соразмерность признается как важнейший элемент при реализации контрмер и как критерий урегулирования. Контрмеры, применяемые потерпевшим государством, не должны быть несоразмерны со степенью тяжести международно-противоправного деяния и его последствиями для потерпевшего государства.

--------------------------------

<1> Давид В., Василенко В. Механизм охраны международного правопорядка. Брно, 1986. С. 150.

Поведение потерпевшего государства должно быть соразмерным двум законным целям контрмер: прекращению противоправного деяния и возмещению. Таким образом, соразмерность - это обязательство в равной или пропорциональной мере. Исходя из этого, КМП определила, почему нужна соразмерность: а) чтобы не было злоупотребления (в силу фактического неравенства государств); б) чтобы не допускать применения неравных средств; в) чтобы не было права талиона со стороны потерпевшего государства и было бы существенно здесь посредничество третьей стороны <1>.

--------------------------------

<1> ЕКМП. 1992. Т. 2. Ч. 2. С. 43.

В этой связи КМП отметила взаимосвязь между регулированием контрмер и регулированием споров. Хотя нормы об урегулировании споров не связаны непосредственно с темой об ответственности государств, но вместе с тем любое урегулирование контрмер не должно быть в отрыве от процедур регулирования споров. Процедура регулирования входит в режим применения контрмер. В этой связи в КМП рассматривался вопрос о полномочиях Совета Безопасности ООН по контролю применения контрмер и о том, может ли он указывать, что контрмеры являются несоразмерными. Исходя из функций Совета Безопасности, было определено, что он может просить потерпевшее государство отложить принятие контрмер, когда, по мнению Совета Безопасности, они будут вызывать обострение ситуации и приведут к возникновению угрозы международному миру и безопасности и когда имеются реальные перспективы мирного урегулирования. Если государство-правонарушитель отказывается прекратить свое противоправное поведение или не соглашается с мирным урегулированием, то Совет Безопасности может просить о разумной отсрочке и помимо этого не имеет никакого права требовать, чтобы государство не принимало законные контрмеры <1>.

--------------------------------

<1> ЕКМП. 1992. Т. 2. Ч. 2. С. 43.

И последнее. Какие контрмеры являются запрещенными, или, иначе, обязательства, не затрагиваемые контрмерами? Контрмеры не влекут за собой никаких отступлений от:

а) обязательства воздерживаться от угрозы силой или ее применения, закрепленного в Уставе ООН;

б) обязательства по защите основных прав человека;

в) обязательств гуманитарного характера, запрещающих любую форму репрессий в отношении защищаемых ими лиц;

г) других обязательств в соответствии с императивными нормами общего международного права;

д) обязательств уважать неприкосновенность дипломатических и консульских агентов, помещений, архивов и документов.

В связи с этим запрещаются контрмеры, применение которых может нарушить названные обязательства по международному праву.

Как было отмечено выше, международно-правовые санкции представляют собой меры принуждения, применяемые к государству-правонарушителю в случае его отказа выполнить обязанности, вытекающие из правоотношения ответственности, или ненадлежащего их выполнения в централизованном порядке ООН в рамках системы коллективной безопасности государств.

Международно-правовые санкции всегда проявление правомочий субъектов международного права и выражаются в формах, свойственных этим правомочиям и обусловленных характером принудительных мер, а именно в форме политических (разрыв дипломатических отношений, приостановка членства или исключение из ООН или других международных организаций), экономических (полный или частичный перерыв экономических отношений) и военных санкций. Применение международно-правовых санкций всегда происходит независимо и вопреки воле субъекта-правонарушителя и представляет собой внешнюю реакцию, вызванную волевым актом субъектов международного права и призванную заставить субъекта-правонарушителя выполнить обязанности, порождаемые его ответственностью. Это - осуществление права субъектов международного права, имеющее целью обеспечить принудительную реализацию охранительных международно-правовых отношений посредством санкционных международно-правовых отношений.

В числе мер, вводимых Советом Безопасности в вышеупомянутых целях, ст. 41 гл. VII Устава ООН предусматривает "полный или частичный перерыв экономических отношений". Следует отметить, что данный вид мер сам Совет Безопасности ООН квалифицирует как экономические санкции. Так, в Резолюции 665 (1900), принятой Советом Безопасности по Ираку и Кувейту, отмечается, что Резолюцией 661 (1900) Совет Безопасности решил "применить экономические санкции согласно главе VII Устава Организации Объединенных Наций" <1>.





Дата публикования: 2014-10-25; Прочитано: 1160 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2024 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.015 с)...