Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Психика как результат эволюции материи



Закон развития носит всеобщий характер. Развитие – это процесс, существенное, необходимое движение, изменение во времени. Но не всякое движение и изменение представляют собой развитие. Развитие – поступательное, от простого к сложному, от низшего к высшему изменение; процесс, противоположный распаду и регрессу. Сначала из неорганической материи возникла жизнь. Живые организмы, в свою очередь, прошли путь от простейших одноклеточных до высших, отличающихся высокой организацией нервной системы (Кузин, 1999).

Развитие психики представляет собой количественные и качественные изменения, обусловленные воздействием внешней среды. При этом, развитие живых организмов принято рассматривать в филогенезе и онтогенезе. Филогенез – история развития различных видов организмов. В психологии под филогенезом принято понимать процесс возникновения и развития (эволюции) психики и поведения животных, а также возникновения и развития сознания человека (Дьяченко, Кандыбович, 1998). Онтогенез – это изменения, происходящие в течение индивидуальной жизни организма, от его зарождения до смерти; развитие индивида, в отличие от развития биологического вида.

Возникновение и развитие психики относится к наиболее сложным проблемам психологической науки. Традиционно развитие психики изучается в трех направлениях: возникновение и развитие психики в животном мире; возникновение и развитие человеческого сознания; развитие психики в онтогенезе человека (Гамезо, Домашенко, 1999). Для нас научный интерес представляет специфика филогенетического развития психики. По утверждению Ю. Б. Гиппенрейтер, изучение генезиса психики требует ответов на следующие вопросы: «Когда и почему возникла психика в ходе биологической эволюции? Как она развивалась и усложнялась?» (Гиппенрейтер, 1996).

Вначале постараемся ответить на первый вопрос: «Когда и почему возникла психика в ходе биологической эволюции?» Специфика ответа на данный вопрос во многом зависит от того, в русле какого направления (идеалистического или материалистического) осуществляется изучение проблемы генезиса психики. Представители идеалистического направления указывают на независимость существования идеального (психического) и материального. Они утверждают, что психика не является результатом развития материи, продуктом биоэволюции, так как она существует вечно и дается человеку извне.

Представители материалистического направления, напротив, доказывают взаимосвязь и взаимозависимость существования материального и идеального. Они считают, что, во-первых, развитие психики в животном мире обусловлено необходимостью адаптации, более эффективного приспособления к изменяющимся обстоятельствам реальности; во-вторых, оно тесно связано с возникновением и развитием нервной системы, особенно головного мозга; и в третьих, возникновение и развитие психики в животном мире подчинялось действию общего закона эволюции, согласно которому закреплялось то, что было биологически полезно (Гиппенрейтер, 1996).

Появление психики на «высоком уровне развития мира» символизирует возникновение новых форм отражения, новых способов реагирования материи на внутренние и внешние воздействия. В психическом отражении объективного мира уже представлены те вещи, с которыми организму еще только предстоит встретиться. «Особость» психики состоит не только в том, что она качественно отличается от своей физиологической основы, но еще и в том, что благодаря психическому отражению у организмов, обладающих психикой, в отличие от организмов, ограниченных только физиологическими отношениями с внешней средой, устанавливаются дополнительные, новые формы взаимодействия с окружающим миром, гораздо более обширные, гибкие и выгодные для их существования и развития (Гальперин, 1976).

Таким образом, психика характеризует способность живых существ адаптироваться к окружающей среде, умение взаимодействовать с ней на более высоком уровне. Следовательно, изучение возникновения и развития психики – это изучение ее сущности и значения в контексте сохранения и развития разнообразных форм жизни.

Изучение происхождения и природы психики определяет, по утверждению Ю.Б. Гиппенрейтер, необходимость выявления «объективного критерия психики», который позволил бы определять ее наличие у данного организма. «Если будут найдены такие свойства внешнего поведения животного, которые связаны с психикой, и именно с ней, то можно будет приблизительно сказать, где находится граница, которая разделяет непсихические (допсихические) и психические формы существования материи» (Гиппенрейтер, 1996).

В истории естествознания неоднократно предпринимались попытки решить проблему зарождения, образования и принадлежности психики. Существующие концепции условно можно объединить в две группы в зависимости от того, какие критерии (внешние или внутренние) были выбраны для определения наличия психического. Отметим в общих чертах основные из них. Это позволит более отчетливо выявить степень исследованности проблемы.

К первой группе относятся те теории и концепции, в которых критерии психики внешние по отношению к форме существования предмета (организма). В этом случае принадлежность к определенному классу объектов однозначно (автоматически) указывает на наличие у него психики.

Сторонники теории «панпсихизма» (Г.Фехнер и др.) доказывали положение о «всеобщей одухотворенности природы» (Леонтьев, 1981), утверждая тем самым наличие психики у любого живого или неживого объекта. В теории «антропопсихизма» (Р. Декарт и др.) отражены представления о психике как свойстве высокоорганизованной материи, которое появляется в возникновением человека и, следовательно, присуще только человеку. В основе теории «биопсихизма» (Т. Гоббс, К. Бернар, и др.) заложено стремление избежать крайних взглядов на природу психики. Поэтому в ней обосновывается принадлежность психики только живой материи, в том числе растениям и животным. По утверждению создателей концепции «нейропсихизма» (Ч. Дарвин, Г. Спенсер и др.), способность отражать объективную реальность и реагировать на внешние и внутренние раздражители характерна для существ, обладающих нервной системой.

Ко второй группе относятся теории, в которых критерии психического являются внутренними, функциональными. Авторы данных концепций и теорий предпринимают попытки «локализовать» психику не в природе вообще, а локализовать «порог» психического. Считалось, что можно смело утверждать о наличии у существа психики, если оно способно к поисковому поведению, к «гибкому» (в отличие от жестко запрограммированного) приспособлению к окружающей среде, то есть способно к индивидуальному обучению, к «проигрыванию» действия во внутреннем плане и т.п.

К данной группе относится теория А. Н. Леонтьева, которая получила наибольшее развитие и признание. А. Н. Леонтьев впервые в истории психологии на высоком научном уровне проанализировал условия и выделил объективные критерии происхождения элементарной психики.

1.2. Теория психического отражения Леонтьева–Фабри

А. Н. Леонтьев изучал закономерности психического развития в контексте материалистического понимания психики как высшей формы отражения объективной реальности и в русле деятельностного подхода. В процессе исследования проблемы происхождения ощущений и механизмов чувственного отражения он выделил и охарактеризовал основные стадии развития психики. Он, по сути дела, предпринял попытку ответить на вопрос: «Как возникла психика?»

По его утверждению, тем объективным критерием, который свидетельствует о наличии психики, является способность живого организма реагировать не только на биологически значимые, но и на нейтральные или «абиотические» воздействия. Если живая материя не обладает психикой, то она (на допсихическом уровне) обладает способностью отражать только биологически значимые воздействия. Соответственно, на допсихическом уровне организм взаимодействует со средой на уровне раздражимости (характер взаимодействия организма со средой называется раздражимостью). Например, корневая система раздражима по отношению к питательным веществам, которые содержатся в почве: при соприкосновении с раствором этих веществ они начинают их всасывать (Гиппенрейтер, 1996).

Гипотеза, сформулированная А. Н. Леонтьевым, позволяет объяснить, каким образом осуществляется переход от «раздражимости, присущей всякому живому телу, к первичной чувствительности, а затем и к дифференцированным ощущениям, которые являются свойством уже значительно более высокоорганизованных животных» (Леонтьев, 1981). «Переход от материи живой, но еще лишенной психики, к живой материи, уже обладающей этим свойством, обусловлен, в первую очередь, изменением характера взаимодействия живого существа с окружающей средой» (Леонтьев, 1981).

В ходе эволюции организм приобретает способность к новой форме реагирования на раздражители – чувствительность. «Когда речь идет о чувствительности, «отражение», согласно гипотезе А. Н. Леонтьева, имеет два аспекта: объективный и субъективный. В объективном смысле, «отражать» – значит реагировать, прежде всего двигательно, на данный агент. Субъективный аспект выражается во внутреннем переживании, ощущении данного агента. Раздражимость же субъективного аспекта не имеет» (Гиппенрейтер, 1996).

Изменение формы растения, которое как бы двигается к свету (тропизм), не есть проявление чувствительности, поскольку это непосредственная реакция на биологически значимый (значимый для его сохранения) раздражитель. Совсем другое дело движение жабы, захватывающей летящего мотылька. Движение мотылька, его форма, отражаемый его крыльями свет сами по себе не могут удовлетворить непосредственную биологическую потребность жабы в пище. Но они сигнализируют о ней. Восприятие такого сигнала и есть чувствительность (Дубровина, 1999).

Именно чувствительность свидетельствует о возможности организма реагировать и на те раздражители, которые непосредственно не удовлетворяют биологические потребности организма. Такого рода изменения возникают в тех случаях, когда среда (условия) жизни организма становятся более сложными, непредсказуемыми, «вещно оформленными». Необходимость отражения возникает вследствие того, что абиотические раздражители взаимосвязаны с биологически значимыми раздражителями и являются их потенциальными сигналами. Подобное расширение диапазона форм реагирования существенно увеличивает возможности выживания организма.

Получается, что процесс жизнедеятельности, помимо усвоения питательных средств, выделения, роста, размножения и т.п., обогащается качественно иной формой активности живых существ – поведением. То есть новая форма активности как бы «вставлена» между актуальной ситуацией и биологически витальным актом – обменом веществ. Смысл этой активности состоит в том, чтобы обеспечить биологический результат там, где условия не позволяют ему реализоваться непосредственно, сразу. Данным критерием психического (отражение биологически нейтральных воздействий, сигнальное поведение) обладают уже простейшие одноклеточные организмы, например инфузории (Гиппенрейтер, 1996).

Стадии развития психики в филогенезе. Характеристика основных стадий развития психики представлена в работах А. Н. Леонтьева и К. Э. Фабри, а иллюстрация специфики деятельности животных на каждой стадии у Ю. Б. Гиппенрейтер. Рассмотрим основные принципы периодизации развития психики в филогенезе по А. Н. Леонтьеву и К. Э. Фабри.

Первый принцип: переход к каждой новой стадии психического развития подготовлен усложнением той деятельности, которая определяет взаимодействие животного с окружающим его миром, и появлением новой формы отражения. Сначала животное способно отражать лишь отдельные изолированные свойства предметов и явлений (элементарные ощущения), а затем, на более высоком уровне деятельности, отражать отношения, взаимосвязи между предметами. «Отражение животными среды находится в единстве с их деятельностью» (Леонтьев, 1981 с. 223). Таким образом, утверждается постулат о влияниеидеятельности на развитие психики.

Второй принцип:уровень биологического развития животного не тождественен уровню его психического развития. То есть более «развитое» (согласно зоологической классификации) животное не всегда обладает психикой более высокого уровня. К. Э. Фабри объясняет эти несовпадения различной приспособляемостью поведения организма, что обуславливает «решение одной и той же биологической задачи за счет использования разных морфологических средств, и наоборот, одни и те же морфологические органы могут выполнять весьма различные функции» (Фабри, 2001). Таким образом, на уровень развития психики животного оказывает влияние комплекс факторов, а именно: его морфофизиологические характеристики, поведенческая активность и условия жизни.

В процессе объяснения эволюционного развития психики А. Н. Леонтьев выделил 3 стадии: стадию элементарной сенсорной психики, стадию перцептивной психики, стадию интеллекта. К. Э. Фабри, наоборот, считает, что стадия интеллекта должна быть включена в стадию перцептивной психики. Это обусловлено сложностью выявления «интеллектуальных» форм поведения живых организмов, в частности высших млекопитающих. Кроме того, он выделяет на каждой стадии высший и низший уровень и даже допускает существование промежуточных стадий (см. таб. 1).

Таблица 1

Стадии и уровни развития психики и поведения животных
(по А. Н. Леонтьеву и К. Э. Фабри)

Стадии и уровни психического отражения, его характеристика Особенности поведения, связанные с данной стадией и уровнем Виды живых существ, достигших этого уровня развития
I.Стадия элементарной сенсорной психики
А. Низший уровень. Примитивные элементы чувствительности. Развитая раздражимость.     А. Четкие реакции на биологически значимые свойства среды через изменение скорости и направления движения. Элементарные формы движений. Слабая пластичность поведения. Несформированная способность реагировать на биологически нейтральные, лишенные жизненного значения свойства среды. Слабая, нецеленаправленная двигательная активность. А. Простейшие. Многие низшие многоклеточные организмы, живущие в одной среде.    
Б. Высший уровень. Наличие ощущений. Появление важнейшего органа манипулирования – челюстей. Способность к формированию элементарных условных рефлексов.   Б. Четкие реакции на биологически нейтральные раздражители. Развитая двигательная активность (ползание, рытье в грунте, плавание с выходом из воды на сушу). Способность избегать неблагоприятных условий среды, уходить от них, вести активный поиск положительных раздражителей. Индивидуальный опыт и научение играют небольшую роль. Главное значение в поведении имеют жесткие врожденные программы. Б. Высшие (кольчатые) черви, брюхоногие моллюски (улитки), некоторые другие беспозвоночные.
II. Стадия перцептивной психики.
А. Низший уровень. Отражение внешней действительности в форме образов предметов. Интеграция, объединение воздействующих свойств в целостный образ вещи. Главный орган манипулирования – челюсти. А. Формирование двигательных навыков, преобладают ригидные, генетически запрограммированные компоненты. Двигательные способности весьма сложны и разнообразны (ныряние, ползание, ходьба, бег, прыжки, лазанье, полет и др.). Активный поиск положительных раздражителей, избегание отрицательных (вредных), развитое защитное поведение. А. Рыбы и другие низшие позвоночные, а также (отчасти) некоторые высшие беспозвоночные (членистоногие и головоногие моллюски). Насекомые.    
Б. Высший уровень. Элементарные формы мышления (решение задач). Складывание определенной «картины мира». Б. Высокоразвитые инстинктивные формы поведения. Способность к научению. Б. Высшие позвоночные: птицы и некоторые млекопитающие.
В. Наивысший уровень. Выделение в практической деятельности особой, ориентировочно-исследовательской, подготовительной фазы. Способность решать одну и ту же задачу разными методами. Перенос однажды найденного принципа решения задачи в новые условия. Создание и использование в деятельности примитивных орудий. Способность к познанию окружающей действительности независимо от наличных биологических потребностей. Непосредственное усмотрение и учет причинно-следственных связей между явлениями в практических действиях (инсайт). В. Выделение специализированных органов манипулирования: лап и рук. Развитие исследовательских форм поведения с широким использованием ранее приобретенных знаний, умений и навыков. В. Обезьяны, некоторые высшие позвоночные (собаки, дельфины).

Стадия элементарной сенсорной психики. Подобная форма отражения присутствует уже у некоторых высших инфузорий.

На этой стадии животные демонстрируют элементарную чувствительность к отдельным раздражителям или их совокупности. «Деятельность... отвечает тому или иному отдельному воздействующему свойству (или совокупности отдельных свойств) в силу существенной связи данного свойства с теми воздействиями, от которых зависит осуществление основных биологических функций животных» (Леонтьев, 1981).

Интересно, что в рамках данной стадии деятельность живого организма усложняется по двум направлениям: а) образование последовательности (цепочки) реакций в рамках безусловных и условных рефлексов; б) изменения строения самой деятельности и возникновение, соответственно, новой формы отражения в рамках пластичного индивидуального поведения. Способность животного осуществлять так называемое индивидуальное поведение, сформированное на основе видового, символизирует возникновение новой формы отражения окружающей реальности, что, в свою очередь, характеризует уже более высокую стадию в развитии психики животных.

Стадия перцептивной психики. Подобная форма отражения характерна для большинства существующих в настоящее время позвоночных животных.

Для этой стадии характерно отражение объективной реальности «уже не в форме отдельных элементарных ощущений или их совокупности, но в форме отражения вещей» (Леонтьев, 1981 с. 240). Это сопряжено не только с существенными анатомо-физиологическими изменениями, происходящими в организме животных, в частности, с развитием органов чувств, органов внешних движений, перестройкой центральной нервной системы, но также с перестройкой функций памяти, процессов анализа и синтеза. Происходящие изменения в строении деятельности символизируют направленность деятельности не на предмет, а на условия, в которых данный предмет существует. Животное может осуществлять относительно самостоятельные поведенческие акты, в которых учитываются условия существования объекта. Эти акты получили название операций (Леонтьев, 1981 с. 182). Кроме того, животные становятся способными создавать целостный образ предмета, у них возникают чувственные.

Стадия интеллекта. Подобная форма отражения свойственная наиболее высокоорганизованных животных семейства млекопитающих.

Для этой стадии характерна сложная деятельность, с которой также сопряжены и сложные формы отражения. Основные характеристики деятельности следующие. Во-первых, животное внезапно (как бы по догадке!) находит правильную операцию, которая почти сразу приводит к успеху. Во-вторых, в случае повторения опыта, животное способно воспроизводить данную операцию. В-третьих, животное может перенести найденное решение задачи в другие, сходные условия. А. Н. Леонтьев объясняет это тем, что животное оказывается способным осуществить перенос «филогенетически выработанного способа действия в новые условия». Например, если обезьяна решила задачу приближения плода с помощью палки, то оказывается, что если теперь ее лишить палки, то она легко использует вместо нее какой-нибудь другой подходящий предмет. Если изменить положение плода по отношению к клетке, если вообще несколько изменить ситуацию, то животное все же сразу находит нужное решение. Решение, то есть операция, переносится в другую ситуацию и приспосабливается к этой новой, несколько отличной от первой ситуации (Леонтьев, 1981).

Примеры интеллектуального поведения животных часто встречаются в работах отечественных и зарубежных психологов. Например, в лаборатории
И. П. Павлова шимпанзе по кличке Рафаэль обучали заливать водой огонь. В кормушку клали банан, а перед ней зажигали огонь. Рафаэль набирал воду из бочки кружкой и заливал его. Затем задание усложнили: на озере поставили плоты. На одном из них был Рафаэль и кормушка с бананом, перед которой горел огонь. На другом плоту – бочка с водой. Вокруг плотов, естественно, была вода. Рафаэль перебирался по мостику на тот плот, где была бочка с водой и, зачерпнув из него, возвращался обратно, чтобы залить пламя (Дубровина, 1999). Анализируя интеллект обезьян, И. П. Павлов назвал его конкретным, или ручным, мышлением: «Ее мышление вы видите своими глазами в ее поступках» (Павловские среды, 1949).

Американский психолог У. Джеймс в рассказе о собаке охотника рассуждает о способности животных мыслить. Собака никогда не убивала раненых птиц, она их приносила охотнику. Однажды охотник ранил сразу двух уток. Собака «сообразила», что двух подранков она не сможет поймать. Тогда она придушила одну птицу и побежала за другой (Джеймс, 1898).





Дата публикования: 2014-10-20; Прочитано: 4986 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.011 с)...