Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Социально-психологическая реадаптация освобожденных из мест лишения свободы



Социальная адаптация граждан, отбывших уголовное наказание, а также иных лиц, утративших социально полезные связи, заключается в создании необходимых условий для вовлечения их в общественно полезную деятель­ность и достигается с помощью системы правовых, социально-экономических, воспитательных, организационных и других мер, направленных на реализа­цию их права на труд, жилище, образование, медицинское обслуживание и других прав и свобод. Меры по социально-психологической реадаптации осно­вываются на принципах законности, гуманизма, справедливости.

Длительная изоляция человека влечет, как известно, психические и соци­альные негативные последствия.

Психические последствия выражаются в том, что примерно через 5—7 лет заключения наступают труднообратимые изменения в психике: так, 35% ос­вобождающихся нуждаются в специальной психиатрической или психологи­ческой помощи в восстановлении разрушенных механизмов адаптации. Они с трудом приспосабливаются к жизни на свободе, где нужно проявлять актив­ность, энергию, предприимчивость, ответственность, самостоятельность и ини­циативность. Поэтому чаще всего бывшие осуждённые пополняют число лиц без определенного места жительства, попрошаек, мелких воришек, алкоголи­ков и наркоманов, через некоторое время вновь совершают преступление и оказываются в колонии. Социальные последствия изоляции от общества про­являются в том, что в местах лишения свободы складываются устойчивые общности осужденных со своими тюремными нормами, оказывающими силь­ное влияние не только на быт и поведение осужденных, но и на философию их жизни.

Длительная общественная изоляция вызывает:

—прочные негативные, криминальные изменения в личности осужден­ного;

—разрыв с семьей и утрату родственных связей;

—поддержку и связь с отрицательной средой за пределами колонии;

—отсутствие возможности проявить инициативу и самостоятельность в
условиях колонии (тюрьмы).

Все эти обстоятельства затрудняют позитивную активность личности в ус­ловиях свободы.

Успешность социальной адаптации, как показывают практика и исследо­вания, зависит:

а) от включения освобожденного в общественно полезный труд, обучение
(прогрессивная реадаптация);

б) от установления здоровых семейных отношений, в том числе и с родителями;

в) от восстановления коммуникативных социальных связей;

г) от укрепления нравственных ценностей как фактора социального пове­дения (Т. Г. Татитдинова, 1993; Р. А. Сабитов, 1985).

Профессиональная реадаптация состоит из множества компонентов (поиск работы, выбор профессии, проблема производственной адаптации, степень удов­летворенности своим трудом как фактор закрепления на рабочем месте и т. д.). Почти 40% освобожденных испытывали серьезные трудности при устройстве на работу, хотя 68,2% из них владели той или иной профессией. Приведем данные опроса, полученные Т. Г. Татитдиновой (табл. 19).

Таблица 19

  Возраст, лет
  17-18 19-20 18-19 20-22 22-25
Отсутствие вакантных мест - - 4,8 10,5 4,1
Низкая квалификация 10,0 15,8 - 5,3 4,1
Судимость 20,0 31,0 28,0 31,0 27,0

Большинство освобожденных указывают на безысходность своего положе­ния и ограниченность возможностей выбора хорошей профессии. У части освободившихся нет намерения трудиться.

Восстановление нормальных семейных отношений также является важным фактором успеха социальной реадаптации освобожденных. Многие из них стре­мятся вернуться в семью, и от того, как их встретят родные, как сложатся взаимоотношения, во многом зависит их дальнейшая судьба. Если учесть, что до заключения отношения в семье были напряженные, а порой конфликтные, то нетрудно предположить, что условия реадаптации вряд ли будут благопри­ятными. Данные исследований условий в семьях освободившихся приводятся в таблице 20 (Ю. С. Тихонов, А. И. Ушатиков, 1977).

Таблица 20

Особенности членов семьи освободившегося из мест лишения свободы, %

Члены семьи Злоупотребляют алкоголем Ранее судимы
Отец 25,3 9,4
Мать 8,8 2,4
Брат 2,4 4,7
Сестра 0,6 -

Восстановление нормальных коммуникативных связей является еще од­ним важным процессом реадаптации бывших осужденных. К сожалению, поиск общения чаще всего ведется в знакомой среде бывших осужденных или криминальных лиц, где легче ориентироваться, получать информацию и на­ходить сочувствие. Около 70% освобожденных вновь попадают в окружение, которое ранее отрицательно воздействовало на них (В. И. Гуськов, 1994). По­этому создание специальных учреждений, центров, которые занимались бы реадаптацией отбывших наказание, в какой-то мере могло решить эту задачу, но забота об их адаптации возложена на правоохранительные органы.

В соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом некоторые катего­рии освобожденных берутся на учет и контролируются органами внутренних дел. Целесообразность подобной превентивности вызывает сомнение потому, что освобождаемые (кроме совершивших преступления неоднократно) нахо­дятся в положении подозреваемых и, таким образом, о них создается мнение окружающих как о преступниках. Опросы сотрудников правоохранительных органов показывают, что 49,6% из них полагают необходимым формирование материальной помощи бывшим заключенным, а 37,7% придерживаются пря­ма противоположной точки зрения (табл. 21). Столь же неоднозначно оцени­вают они и создание центров социальной реадаптации. Около половины со­трудников ОВД указали, что они могут помочь освобожденным устроиться, свыше 11% признали, что у них такой возможности нет. Число разуверив­шихся сотрудников в позитивной адаптации освобожденных возрастает по мере увеличения стажа их работы.

Таблица 21

Распределение ответов на вопрос: «Являются ли ранее судимые социально опасными?», %

     
Варианты Женщины Мужчины
Да 38,2 55,2
Нет 20,0 19,6
Не знаю 41,8 25,2

На протяжении трех лет изучалась группа из 100 несовершеннолетних, отбывавших наказание в воспитательной колонии и находящихся на свободе, на предмет их бытового, трудового устройства и учебы (Ю. С. Тихонов, А. И. Ушатиков, 1977). Совершенные преступления сводились к кражам, ху­лиганству, разбою и грабежам.

Так, из всех освободившихся из мест лишения свободы 4% — поступили учиться; 10 — работали и учились; 73 — только работали; 13% — через не­продолжительное время бросили учиться или работать. Выборочный опрос ос­вобожденных воспитанников, устроившихся на работу, показал, что 33% — сменили место работы; 21 — имели различные взыскания; 7% — не работали на время проверки.

Анализ подтвердил, что рецидив распространен чаще всего среди освобож­денных, семьи которых считались неблагополучными. Наибольшая вероят­ность совершения повторного преступления наблюдается в первый год после освобождения. Этот период, по мнению и других авторов (Р. А. Сабитов, 1997), должен быть патронажным годом, годом социальной реабилитации освобож­денного с соответствующим социально-правовым статусом, годом контроля и проведения мероприятий по упрочению связей с положительной социальной средой. Личностные характеристики освободившихся неоднократно судимых становятся все более негативными, их состав омолаживается, увеличивается криминальный профессионализм, усиливается влияние традиций, правил и норм поведения, принятых в криминальной среде.

По данным проведенного ВНИИ прокуратуры исследования, число ранее судимых, совершивших однородные преступления, за 10 лет возросло в 1,3 раза. Значительной является доля специального рецидива у карманных, квартир­ных воров и мошенников, которая достигает 80%. Возрастает степень соци­альной деградации и психопатизации неоднократно судимых алкоголиков и наркоманов. У 70% неоднократно судимых выявлены психические аномалии, причем с нарастанием их с каждой последующей судимостью.

После освобождения человека из мест лишения свободы процесс восстановле­ния социальных связей и закрепления в трудовых коллективах протекает наибо­лее сложно в первый год. Анализ обстоятельств совершения преступлений шес­тью тысячами лиц, ранее содержавшимися в ИУ, свидетельствует о том, что каждый пятый из них совершил преступление уже в течение полугода после освобождения, каждый третий вновь осужден до истечения года, около 60% — в течение двух лет, а две трети — трех лет. Приведем данные еще одного выбо­рочного исследования, проведенного среди освобожденных из колоний строгого режима: 75% — полностью или частично утратили социально полезные связи, 63 — помощи в трудоустройстве не получили и подыскивали себе работу само­стоятельно, 12 — вскоре после трудоустройства оставили работу, 15 — не были прописаны. Поведение каждого второго освобожденного условно-досрочно участ­ковые инспектора милиции и работники уголовного розыска не контролировали.

Лиц, отбывших уголовное наказание, многие считают социально опасны­ми. Чаще всего такой точки зрения придерживаются работники правоохрани­тельных органов, от кого во многом зависит судьба этих людей. Общественное предубеждение создает у освобожденных острое ощущение своей социальной стигматизации и отторгнутости, что заставляет их держаться друг друга. По данным ВНИИ МВД, около половины опрошенных не желают видеть лиц, отбывших наказание, в качестве своих соседей, друзей, родственников, коллег по работе. В то же время освобожденные указывают, что им все-таки про­буют помочь, и в первую очередь родные — 45,9%; друзья — 27,1; коллеги по работе — 10; соседи — 6,5%.

В позитивной социальной адаптации освобожденных важным является наличие у них жизненных планов и перспектив. Исследование показало, что у 43,5% опрошенных жизненные планы имеют неопределенный характер, у 17 — неясные надежды на решение проблемы, 48,8% — не имеют никаких планов и перспектив (А. В. Наприс, 1997).

Показателем возможности совершения преступления является отношение освобождаемых к требованиям закона. Лишь 14,1% из них считают необходимым их соблюдение; 30,6% — готовы им следовать, пока они не затрагивают их личные, интересы.

Одним из серьезных обстоятельств, затрудняющих реадаптацию осужден­ных, является мощное воздействие тюремной субкультуры, накрепко привя­зывающей к преступной среде. Данные, полученные различными авторами, указывают на однотипные тенденции (Н. А. Деева, 1981; В. Ф. Пирожков, 1998).

Таблица 22

Восприятие несовершеннолетними осужденными тюремной субкультуры в зависимости от отбытого срока лишения свободы

  Срок лишения свободы
Степень популярности у воспитан­ников колоний традиций и обычаев уголовного мира 1-3 мес. 6 мес. 0,5 - 1 год 1-1,5 года 1,5 - 2 года 2-3 года
Очень популярны 13,0 10,7 10,3 2,7 6,7 10,5
О них знают и их придерживаются 18,5 17,9 17,5 24,0 10,0 36,8

Итак, из всех рассмотренных факторов, способствующих позитивной со­циальной реадаптации, нет ни одного, который полностью реализовался бы. В связи с этим представляется важной деятельность следующих организа­ций: центров социальной адаптации; патронажных (попечительских) служб; фондов материальной помощи для освобожденных.

Желательно, чтобы исправительные учреждения имели гражданского «хо­зяина».

Психологическая подготовка к освобождению и жизни на свободе должна быть приоритетной в работе психологических служб и включать проведение ролевых игр, аутотренингов и применение других методов работы, а также консультирование осужденных по вопросам семьи, быта, труда, которое долж­ны проводить социальные работники.

Социальная адаптация осужденных дает позитивный результат лишь в том случае, если поведение индивида соответствует требованиям социальной сре­ды и основано на формировании личностной убежденности выполнения право­вых требований. Процесс социальной адаптации освобожденных имеет две особенности: он связан с особой категорией граждан и всегда в той или иной мере включает элементы принуждения, являющиеся последствиями отбыва­ния наказания. Поэтому необходимы дифференцированные социальные про­граммы для освобожденных из мест лишения свободы. Например, особого вни­мания заслуживают лица, склонные к асоциальному образу жизни и к про­должению преступной деятельности.

В 20-е годы частично реализовалась идея социального патронажа освобож­денных, рассматривавшегося как важнейшая часть деятельности по преодоле­нию преступности. Повсеместно были созданы отделения Комитета помощи освобожденным, вплоть до уездного уровня, выявлявшие нуждающихся в со­циальной поддержке бывших заключенных. Создавались общежития для тех, у кого не было жилья, проживающие в них обеспечивались питанием и вре­менной работой. Средства на их содержание выделялись Наркомюстом по сме­те Центрального исправительно-бытового отдела из доходов от мастерских, где работали освобожденные, и пожертвований (М. Г. Детков, 1992).

На предприятиях Комитета помощи был введен трудовой режим. Для всех работающих патронируемых лиц был установлен шестимесячный испытатель­ный срок. За это время для них подыскивалось постоянное место работы. Ко­митет помощи освобожденным выделял средства на проживание и путевое довольствие бывшим заключенным, раздавал им одежду, собранную путем пожертвований, занимался трудоустройством освобожденных, устройством их детей в ясли, содействовал в отмене высылки, восстанавливал в профсоюзе, обеспечивал бесплатную медицинскую помощь.

Преемниками Всероссийского комитета помощи заключенным (ВКПЗ) яв­ляются Центры социальной ресоциализации осужденных, по существу, реша­ющие те же задачи. Включение в них социальных работников и психологов позволило бы более качественно оказывать помощь освобожденным. Малоэф­фективный административный надзор должен быть заменен социальным пат­ронатом. Помощь осужденным, освобождаемым от наказания, регулируется Уголовно-исполнительным кодексом и другими законодательными и норма­тивными документами. Например, органам местного самоуправления в горо­дах и районах предписывается:

а) организация своевременного учета всех лиц, освобожденных от наказания на основании постановления об объявлении амнистии, их бытовое и трудовое устройство не позднее 15-дневного срока со дня прибытия к месту жительства;

б) помещение в дома инвалидов освобожденных от наказания инвалидов и
престарелых, не имеющих родственников, которые могли бы взять их на свое
иждивение.

Органам местного самоуправления в городах и районах рекомендуется обес­печить своевременную постановку несовершеннолетних, освобожденных от наказания, на учет по прибытии к месту жительства, передачу их под надзор родителей, органов опеки и попечительства, помещение в необходимых случа­ях в детские дома, школы-интернаты, профессиональные училища, а также координацию работы инспекций по делам несовершеннолетних, органов внут­ренних дел, общественных организаций по их ресоциализации.

После освобождения из мест лишения свободы, считает немецкий крими­нолог Г. Шнайдер (1987), бывшим заключенным следует предоставлять еди­новременное пособие и широкую помощь с расчетом на восстановление их связей с законопослушными лицами. Помощь может выражаться в устройстве на работу в государственные или поддерживаемые государством предприятия и учреждения, в повышении их легитимной профессиональной квалифика­ции или выплате пособий по безработице, чтобы предотвратить или, по край­ней мере, уменьшить вероятность рецидива.

Реакция заключенного на освобождение описана В. Франклом (1990). Внача­ле все кажется ему похожим на чудесный сон, он не отваживается в это поверить. Как часто он мечтал даже не об освобождении — о том, как возвращается в свой дом, обнимает жену, здоровается с друзьями, садится за стол и начинает расска­зывать, рассказывать о том, что он пережил, как он ждал этого момента свида­ния и как часто мечтал об этом моменте, пока он не стал наконец реальностью. Освобожденный из лагеря пока еще подвержен своего рода ощущению деперсона­лизации. Он еще не может по-настоящему радоваться жизни — он должен снача­ла научиться этому, поскольку разучился делать это. Если в первый день свободы происходящее кажется ему чудесным сном, то в один прекрасный день прошлое начнет казаться ему не более чем кошмарным сном.

Освобождение, внезапное снятие душевного гнета опасно в психологичес­ком отношении. Это состояние — психологический эквивалент кессонной бо­лезни. В. В. Яковлев (1999) на основе стандартизованной биографической ме­тодики приводит данные о том, что менее половины осужденных, принимав­ших участие в опросе, пытаются хоть как-то спланировать течение жизни после освобождения. Не подтвердилась гипотеза о том, что в период перед освобождением у осужденных активизируются процессы целеполагания и про­ектирования будущего.

Значимая отрицательная корреляционная связь обнаружена, в частности, с числом судимостей. Раз за разом попадая в места лишения свободы, человек все больше теряет веру в себя, в возможность самореализации, утрачивает способность управлять ходом своей жизни, ставить перед собой значимые цели и достигать их.

Большинство осужденных живут по принципу «здесь и теперь», не заду­мываясь о будущем. Поэтому при проведении психологической подготовки осужденных к освобождению необходимо иметь в виду следующее:

1. Иерархия ценностей, сформированная у осужденных в условиях испра­вительного учреждения, основанная прежде всего на парадигме выживания в этих условиях, неадекватна жизни на свободе и требует целенаправленной корректировки.

2. Необходима активизация у осужденных процесса целеполагания, сме­щение локуса их сознания с настоящих актуальных переживаний на будущее.

3. Важна концентрация усилий на создание у осужденных положительной
установки по отношению к своей жизни в целом, ее этапам и отдельным эпи­зодам (событиям).

4. Следует формировать у осужденного установку на то, чтобы он нашел
смысл своего существования и нес бы ответственность за него.





Дата публикования: 2015-01-24; Прочитано: 3621 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.004 с)...