Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Палеолит



В палеолите выделяют две стадии: раннюю и позд­нюю. Начальные этапы раннего палеолита, представ­ленные археологическими культурами дошелльской, шелльской и ашельской, относятся ко временам, когда люди типа питекантропа и синантропа жили в теплых климатических условиях среди субтропической расти­тельности в окружении теплолюбивых животных. Основными орудиями шелльской и ашельской эпох были массивные кремневые отщепы и ручные рубила миндалевидной формы, изготовленные простой техни­кой двухсторонней оббивки.

Местонахождения шелльского и ашельского време­ни известны в Европе на юге Англии, во Франции, в Бельгии, Германии, Чехословакии, юго-западной Поль­ше и в южных районах Европейской части СССР. В Бе-


§ ^

лоруссии их нет. Однако следует отметить, что граница ныне известных культурных остатков начальной поры палеолита все больше отодвигается к северу. Недавние находки ашельских орудий на Волыни дают основание надеяться, что и на территории Белоруссии могут быть со временем обнаружены древнейшие памятники иско­паемых людей. Природные условия здесь были вполне благоприятны для существования человека, что под­тверждается находками остатков теплолюбивой фауны и флоры. Так, в Витебской области были обнаружены остатки южного слона, характеризующего собой фау-нистический комплекс, обычно сопровождающий на­ходки орудий шелльской поры раннего палеолита.

Последняя эпоха раннего палеолита представлена культурой мустье, которая иногда выделяется в само­стоятельную стадию среднего палеолита. Ее создателем был неандерталец. В приемах изготовления и в формах каменных орудий появились новые черты, связанные с распространением техники скола. От кремневого дис-ковидного ядрища откалывались отщепы треугольных очертаний, которые затем путем специальной оббивки по краям (ретуши) превращались в специализирован­ные орудия: остроконечники, скребла и скобели. В мустьерскую эпоху были распространены также не­большие рубильца. Остроконечник считают мужским ножом. Им добивали животных, разделывали туши, об­рабатывали дерево. Скребло — женское орудие. Приме­нение его, по-видимому, разнообразно. Проведенное С. А. Семеновым микроскопическое изучение мустьер-ского скребла из стоянки Волгоград по характерным признакам сработанности рабочего края показало при­менение его для обработки кожи. Скобель использо­вался для обработки дерева.

Крупнейшим достижением мустьерской эпохи было овладение способами получения огня.

В геологической истории Земли палеолит приходит­ся на плейстоценовую эпоху четвертичного периода, отмеченную грандиозными колебаниями климатиче­ских и природных условий, а также сложнейшими гео­морфологическими изменениями, вызванными неодно­кратными оледенениями. В период максимального (рисского, или днепровского) оледенения южная грани­ца надвинувшегося с гор Скандинавии и Финляндии


ледника проходила от Темзы через Среднюю Германию к низовьям Днепра и далее на восток через верховья Печоры к Таймырскому полуострову. На десятки ты­сяч лет территория Белоруссии, прикрытая сплошным ледяным щитом, была исключена из области обитания человека. К югу от ледника широкой полосой тянулись заболоченные низи­ны и тундры, а за ни­ми — холодные степи.

В результате рез­кого похолодания и изменившихся усло­вий существования вымерли или отступи­ли на юг теплолюби­вые животные. Жи­вотный мир прилед-никовой зоны был представлен мамон­том, шерстистым но­сорогом, лошадью, пе- Карта палеолитических местонахож-

дений на территории Белоруссии. ; — Бердыж; 2 — Юревичи; 3 — Светиловичи; 4 — Клеевичи; 5 — Абидовичи; 6 — Беляже-вичи.

щерными медведем и львом и др.

Следующее и пос­леднее по времени вал­дайское (вюрмское) оледенение, имевшее три фазы на-ступания и отступания ледника, занимало значительно меньшую территорию. Его конечные морены очерчи­вают дугу, лежащую одним концом в Ютландии, дру­гим — в устье Печоры. Середина дуги проходила через верховья Днепра и Волги. Большая часть территории Белоруссии была свободна от ледника. Но условия су­ществования человека были трудными. В составе фау­ны особенно четко отразились северные признаки.

Вопрос о существовании на территории Белоруссии мустьерской стадии раннего палеолита требует спе­циального рассмотрения. В открытой и раскопанной бе­лорусским археологом К. М. Поликарповичем в 20-х годах нашего века верхнепалеолитической стоянке Бердыж (Подлужье I) среди массы позднепалеолити-ческих орудий были найдены кремни, имевшие мусть-ерский облик,в их числе небольшое ручное рубиль-це [21].


Отдельные находки кремневых изделий мустьерско­го облика были сделаны и в других местах. Так, неда­леко от д. Светиловичи Гомельской области на р. Бесе-ди было найдено в 1929 г. скатанное и латинизирован­ное кремневое изделие типа заостренного скребла, пред­ставляющее собой удлиненную пластину размером 9Х4,6Х1,2 см с обработкой правой стороны краевой ретушью. Сведения об усло­виях нахождения, к сожа­лению, противоречивы.

В д. Клеевичи Костю-ковичского района Моги-левской области вместе с остатками мамонта и ди­кой лошади были найдены мелкие кремни с ретушью по краям. Поликарпович считал возможным предпо­лагать их мустьерский ха­рактер, хотя и не исклю­чал, что ретушь могла об­разоваться случайно в ре­зультате ударов о другие камни [18].

В 1953 г. К. М. Поли­карповичем возле д. Под-лужье Гомельской области на верхней надпойменной террасе правого берега Сожа были предприняты поиски остатков чистой мусть-ерской культуры, на вероятность существования ко­торой указывали некоторые находки бердыжского верхнепалеолитического комплекса. В шести раско­пах общей площадью около 350 кв. м было со­брано значительное количество кремня. Большинство кремней, по свидетельству Поликарповича, имело сле­ды искусственной обработки мустьерского характера. В коллекции, насчитывающей около 970 кремневых единиц, были представлены большие желваки, служив­шие исходным материалом, отщепы, чешуйки, пласти­ны. Некоторые из отщепов и пластин, по мнению По­ликарповича, носят следы оббивания на нуклеусе мустьерского типа [20]. Из характерных мустьерских орудий К. М. Поликарпович выделил 17 скребел. Боль-10

Кремневое рубильце мустьер­ского облика. (Бердыж.)

шая часть кремней была покрыта коричневой патиной. По заключению исследователя, «кремней верхнепалео­литического времени в этих раскопках встречено не было». Стратиграфически кремень залегал на глубине от 2,6 до 7,2 м. Остатков фауны в раскопках не найде­но. К. М. Поликарпович делает определенный вывод о наличии в Подлужье остатков поселения второй по­ловины мустьерской эпохи.' По определению геолога М. М. Цапенко [12], культурные остатки Подлужской стоянки залегают между днепровской и московской моренами рисского оледенения.

Другой исследователь палеолита Белоруссии В. Д. Будько, анализируя материалы К. М. Поликарпо­вича, а также материалы, полученные собственными разведывательными работами на той же Подлужской стоянке, пришел к совершенно иным выводам [6, 7]. В коллекции К. М. Поликарповича им были выделены 4 удлиненные пластины с ретушью, 3 резца, обломок массивного рубящего предмета, топоровидный рубящий предмет, 20 пластинок, снятых с призматических яд-рищ, несколько отщепов архаической формы. По его мнению, здесь совершенно не было типичных для мустье орудий и дисковидных ядрищ.

Несколько позднепалеолитических изделий из крем­ня было найдено самим Будько. Это сильно скатанные и заполированные боковые резцы, скребки на пласти­нах, отщепы с чешуйчатой подтеской концов и др. Иными оказались выводы и относительно стратиграфи­ческого залегания подлужских материалов. По опре­делению Л. Н. Вознячука [7], расщепленные кремни, обнаруженные в шурфах В. Д. Будько, поставленных между раскопками Поликарповича, залегали в толще солифлюкционных отложений, относящихся ко време­ни второго наступления валдайского ледника. По аб­солютной хронологии это не ранее 30 тысяч лет до н. э.

' Стоянка, о которой идет речь, находится рядом с верхне­палеолитической между деревнями Подлужье и Бердыж. Чтобы различать стоянки между собой, К. М. Поликарпович предложил первую называть Подлужской, а вторую Бердыжской. Существу­ют и другие обозначения. Бердыжскую верхнепалеолитическую стоянку называют Подлужье I, а местонахождение с мустьерски-ми орудиями — Подлужье П.


Окатанность и заполированность подлужского кремня, а также условия его нахождения свидетельствуют о переотложенности материала. Кремневые изделия ар­хаического облика рассматриваются В. Д. Будько как типичный пример пережиточных явлений, характер­ных для многих верхнепалеолитических стоянок.

Несмотря на спорность подлужского материала, во­прос о мустьерской стадии нижнего палеолита на тер­ритории Белоруссии все более приближается к своему положительному решению. Недавно были сделаны но­вые находки кремневых изделий мустьерского облика возле д. Абидовичи Быховского района Могилевской области. По предварительным данным, это вероятное мустьерское местонахождение может быть отнесено к периоду днепровско-валдайского межледниковья [15]. Скребла, нуклеусы и отщепы треугольных очертаний были найдены около д. Беляжевичи под Петриковым и на берегу оз. Нобель, на границе Белоруссии и Ук­раины.

Приблизительно 40 тысяч лет до н. э. наступила эпоха верхнего палеолита. Хотя основным материалом для орудий по-прежнему оставался кремень, верхнепа­леолитический человек добился больших успехов в тех­нике его обработки и в изобретении новых типов ору­дий. Значительно усовершенствовалась техника скола. От кремневого желвака точными рассчитанными уда­рами скалывались удлиненные узкие пластины с правильными параллельными гранями. Еще чаще от­деление пластин производилось новым техническим приемом с помощью сильного нажима на край желва­ка костяным или каменным наконечником. Нуклеусы верхнепалеолитического времени в отличие от мусть-ерских дисковидных имели форму удлиненной призмы. Сколотые пластины имели отлично режущие края и могли употребляться без дополнительной обработки. Но часть пластин с помощью новой техники ретуши превращали в разнообразные специализированные ору­дия : резцы для обработки твердых материалов, раз­личного типа скребки, тесла, проколки, ножи, острия, наконечники копий и дротиков.

Жизнь верхнепалеолитического человека отличалась прочной оседлостью. Стоянки этого времени имеют мощные культурные напластования. Располагаются


они обычно на высоких берегах рек или возле глубоких оврагов, что было обусловлено особенностями организа­ции коллективной загонной охоты на крупных зверей. Основным объектом охоты был мамонт, зверя загоняли к краю обрыва, с которого он падал. Охота требова­ла большого числа участников, поэтому люди вынуж­дены были жить большим^ коллективами. Стоянки за­нимали значительные площади и были застроены боль­шими жилищами и хозяйственными сооружениями. Это были первые искусственные жилые сооружения в истории человечества.

В верхнем палеолите возникает матриархальная ро­довая община, включающая в себя группу людей, свя­занных между собой узами родства. Археологическим подтверждением этого является существование поселе­ний с прочной оседлостью и больших общинных жи­лищ, а также находки реалистических статуэток жен­щин. Последние свидетельствуют также о возникнове­нии в верхнем палеолите искусства.

Слабая заселенность, изолированность и замкнутый образ жизни верхнепалеолитических общин были при­чиной возникновений местных культурных особенно­стей в различных областях.

На территории Белоруссии изучены две верхнепа­леолитические стоянки, обе в Гомельской области. Од­на — на правом берегу Сожа (Бердыжская, или Под-лужье I), другая — на Припяти (Юревичская).

Бердыжская стоянка расположена в 3 км к югу от Бердыжа на южном склоне оврага, врезающегося в плато первой надпойменной террасы. Плато круто обрывается к пойме реки, возвышаясь над ней на 12 — 14 м. Стоянка впервые обнаружена К. М. Поликарпо­вичем в 1926 г. во время сплошного обследования им правобережья среднего течения Сожа. Исследовалась она в течение ряда лет самим К. М. Поликарповичем [18, 22], а также С. Н. Замятниным (1927 г.) и В. Д. Бу­дько (1959—1961 гг.) [4]. Культурные остатки залегали в слое зеленовато-серой супеси и в нижней части пере­крывающих ритмично слоистых песков. Мощность культурного слоя составляла 40—60 см. Раскопками выявлены обильные остатки фауны, костный и древес­ный уголь и расщепленный рукой человека кремень. Подавляющая часть костей принадлежала мамонту


позднего типа. Найдены почти все части костяка от 40—45 особей. Кроме мамонтовых костей, здесь собра­ны костные остатки дикой лошади, первобытного быка, шерстистого носорога, бурого медведя, волка, рыжева­того суслика, песца, водяной крысы, филина. Поликар­пович отмечал также находки костей северного оленя.

Замечательным открытием было обнаружение здесь верхнепалеолитических жилищ. Одно жилище имело овальную форму и размеры 4,5 Х 3,4 м. Основа­ние его составили черепа мамонта, тазовые, трубчатые

Остатки палеолитического жилища в Бердыже.

и другие крупные кости. Внутри этого большого скоп­ления костей выявлены линзы зольной и углистой мас­сы и обожженные кости, по-видимому, от очага.

Второе жилище представляло собой полуземлянку, углубленную в землю на 0,4—0,5 м, сильно удлиненной овальной формы размером 11 Х 5,2 м. В ее основании также обнаружены черепа мамонта, вертикально сто­явшие тазовые кости, лопатки и крупные трубчатые кости. Тазовые кости в некоторых случаях имели под­порки из других костей. Как и в других известных жилищах верхнепалеолитического времени, они вы­полняли роль несущих конструкций. В южной части жилища обнаружены остатки несколько деформиро­ванного очага размером 2 Х 1,5 м. Недалеко от жили­ща открыты ямы-хранилища. Одна имела размеры


Орудия верхнего палеолита. (Бердыж.)

3 X 1>8 м и глубину 0,5 м. Внутри она заполнена плот­ной гумусированной супесью, насыщенной костными остатками мамонта и других животных, углем и рас­щепленным кремнем. У юго-восточного и южного краев ямы лежали два черепа мамонта. В восточной части яма как бы перекрывалась тремя большими обломка­ми бивней мамонта.


Многочисленные орудия, найденные при раскопках Бердыжской стоянки, изготовлены из темно-серого или реже светло-серого е более светлыми крапинками крем­ня. Орудия и расщепленные кремни, залегавшие в культурном слое стоянки, хорошо сохранились, не имеют заметных следов латинизации и окатанности. Можно отметить, что в районе самой стоянки имеются выходы мелового кремня.

Среди орудий наиболее характерны наконечники с боковой выемкой, которые могли служить в качестве наконечников копий или дротиков, использовавшихся при загонной охоте на крупных зверей. Их могли так­же применять и для вспарывания шкур. Бердыжские наконечники имеют сходство с наконечниками из Ко-стенокI, отличаясь от них только несколько более гру­бой отделкой, что, впрочем, можно объяснить худшим качеством бердыжского кремня.

Очень характерны также сделанные на пластинах ножи с концевой подтеской. Они также сходны с ко-стенковскими.

Скребки делались на пластинах, отщепах и укоро­ченных пластинках. Скребками можно считать и мас­сивные пластины, у которых был отретуширован верх­ний край.

Резцы представлены в основном боковыми с косой пбдретушевкой верхнего края. Имеются также угловые, срединные и резцы супоневского типа. Можно отметить также находки острий типа граветт, орудия с чешуй­чатой подтеской концов, орудий топоровидной фор­мы, проколок на отщепах и пластинках, больших пла­стин, имеющих длину до 16 см. В целом кремневый инвентарь Бердыжской стоянки очень близок к мате­риалам костенковско-авдеевской верхнепалеолитиче­ской культуры. По геологической стратиграфии стоян­ка может быть отнесена к начальным этапам помор­ской (поздневалдайской) стадии последнего оледенения. Такова же геологическая хронология и памятников костенковско-авдеевской культуры. По аналогии с ни­ми Бердыжскую стоянку можно датировать 23—24 ты­сячелетиями до н. э. '

Иной культурный характер имеет Юревичская верх­непалеолитическая стоянка, открытая К. М. Поликар­повичем в 1929 г. Стоянка раскапывалась К. М Поли-


Карловичем (1929—1931 гг.) и В. Д. Будько (1959— 1960 гг.) [7]. За все время вскрыта пока незначительная площадь — около 200 кв. м.

Стоянка занимает террасообразный склон левого берега Припяти в 20 км к юго-востоку от Мозыря. Здесь выявлено два горизонта культурного слоя. Ниж­ний залегает на глубине 1,6 м от поверхности в слое плотного сизоватого, неясно слоистого глинистого пес­ка. Мощность культурного слоя — 0,35—0,40 м. Верх­ний горизонт отделен от нижнего незначительной сте­рильной прослойкой. Мощность его местами достигает 1,8 м. Судя по кремневому материалу и геологическим

Орнаментированная пластинка из бивня мамонта. (Юревичи. Раскопки В. Д. Будько.)

условиям залегания, оба горизонта близки между со­бой по времени. В нижнем горизонте найдены только вещи. Никаких жилых или других строительных ком­плексов там не обнаружено. Орудия сделаны из темно-серого кремня. Преобладают концевые скребки и ост­рия типа граветт. Найдены также боковые резцы, пла­стины с ретушью, миниатюрные острия, орудия с че­шуйчатой подтеской концов.

Второй горизонт залегал в слое желтовато-серого ритмично слоистого песка. В культурном слое встрече­ны скопления гумусированного песка, плиток песчани­ка и валунов. Своеобразное расположение валунных камней и песчаниковых плиток в виде округлых вы­кладок, внутри которых находились обожженные кам­ни, кости и скопление углистой массы, позволяет ви­деть в них остатки по меньшей мере двух очагов, рас­положенных в жилище. Можно предполагать, что в .строительстве юревичского верхнепалеолитического жи­лища были также применены валунные камни и плиты



2 Э. М. Загорульский


песчаника. Замечено, что они располагались по краю жилища.

В культурном слое верхнего горизонта обнаружены костные остатки мамонта, первобытного быка и песца. Кремневый инвентарь представлен концевыми скреб­ками, пластинками, боковыми резцами. Найдено так­же два острия типа граветт. Некоторые находки заслу­живают особого внимания, они связаны с художе­ственным творчеством верхнепалеолитического челове­ка. Это прежде всего пластинка из бивня мамонта, на которой резцом нанесен орнамент в виде чешуи рыбы. Точно такой орнамент покрывает пластинки, найден­ные в раскопках верхнепалеолитической стоянки Ели-сеевичи, находящейся в Брянской области, недалеко от границ Белоруссии. Это обстоятельство указывает на культурно-историческую и хронологическую бли­зость Юревичской стоянки с Елисеевичской. Можно от­метить также несколько пластин, покрытых беспоря­дочными штрихами. Очень интересной находкой явля­ется небольшая мотыга из бивня мамонта.

По условиям залегания Юревичская стоянка отно­сится примерно к первой трети поморской стадии по­следнего оледенения, что соответствует поздней поре верхнепалеолитической эпохи [7].





Дата публикования: 2014-11-18; Прочитано: 912 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.006 с)...