Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Заказать написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Фонемный анализ



Функции фонемы. Звуковая материя формируется и используется каждым языком по-особому, в соответствии с правилами его фонологической системы, включающей в себя подсистему сегментных средств и подсистему суперсегментных (просодических) средств.

Минимальными (кратчайшими в линейном плане) структурно-функциональными звуковыми единицами в большинстве языков являются фонемы. Они сами по себе не обладают значениями, но потенциально связаны со смыслом как элементы единой знаковой системы. В сочетании друг с другом и нередко по отдельности они, обеспечивая реализацию конститутивной функции, образуют экспоненты слов и морфем, создавая основу для реализации функций восприятия (перцепции), опознавания (идентификации) и различения (дифференциации) языковых знаков как значимых единиц.

Так, благодаря разному составу фонем, а именно употреблению разных фонем в одной и той же позиции, в экспонентах русских слов род /rot/ и рад /rat/ оказываются возможными опознание каждого из этих слов и их различение между собой. Точно также различные фонемы появляются в тождественных позициях, различая экспоненты, а тем самым и в целом

· английские слова but /bÃt/ || /bVt/ ‘но’ и boot /bu:t/ ‘ботинок, башмак’,

· немецкие слова liegen /li:g‚n/ || /li:g&n/ ‘лежать’ и legen /le:g‚n/ || /le:g&n/ ‘положить, класть’,

· французские слова mais /mE/ || /mE/ ‘но’ и mes /me/ ‘мои’.

В большинстве случаев экспоненты слов оказываются многофонемными. Однофонемными экспонентами располагают, например, русские слова а /a/, и /i/, у /u/, в /v/, к /k/, морфемы -л /l/ в спа-л, -ть /t’/ в спа-ть, -ы /ы/, иначе /®/, в стол-ы, -у /u/ в ид-у, в- /v/ во в-лез-ть, -а- /a/, -j- и -у /u/ в шаг-а-j-у (орфографически: шагаю). По одной фонеме содержат

· экспоненты английских слов o /«U/ || /@U/ ‘нуль’, А /eI/ || /eI/ ‘оценка “отлично” (в американской школе)’, e /i:/ ‘число е (в математике)’, E /i:/ ‘единица (в школе), “кол”’, I /aI/ || /aI/ ‘я’,

· экспоненты немецких слов А /a:/ ‘ля (муз.)’, Е /е:/ ‘ми (муз.)’, o! /o:/ ‘о!, ах!’, Ei ‘яйцо’ /ae/;

· экспоненты французских слов а /a/ ‘имеет’, eau /o/ ‘вода’, ou /u/ ‘или’.

Однофонемными являются экспоненты многих морфем в этих языках. Экспонент никакого языкового знака не может состоять меньше чем из одной фонемы.

Фонемная сегментация. Звучащая речь представляет собой с точки зрения акустической и с точки зрения артикуляционной континуум, т.е. нечленимое целое. Языковые же единицы вообще и фонемы в частности имеют дискретную природу, т.е. они достаточно чётко отграничиваются друг от друга в синтагматическом и парадигматическом отношениях. Выделимость фонем в речи опирается не на акустические или артикуляторные признаки, а на признаки структурно-функциональные, т.е. собственно языковые. Фонемная сегментация задаётся самой языковой системой. Цепочке дискретных фонем в результате фонемной сегментации ставится в соответствие ряд звуков (фонов). Фон выступает индивидуальным, единичным представителем (репрезентантом) определённой фонемы в речи. Каждой фонеме соответствует бесконечное множество фонов.

В соответствии с морфологическим (семиотическим по своей природе) принципом, который сформулирован в школе Л.В. Щербы и Л.Р. Зиндера, границы между фонемами проходят там, где проходят границы между морфемами. Например, слог да в слове (словоформе) вод-а членится на две фонемы: /d/ и /a/, отражая наличие морфемного шва: вод-а. Точно так же устанавливается синтагматическая граница между фонемами /v/ и /a/ в словоформе трав-а, между /u/ и /p/ в словоформе у-пад-у.

Многократно повторяясь по отдельности, фонемы приобретают автономию в фонологической системе языка, так что и в экспоненте слова да, где нет морфемного членения, тем не менее наличествует граница между фонемами /d/ и /a/.

С помощью морфологического критерия можно определить, имеем ли мы дело с долгими согласными, долгими гласными, дифтонгами как с едиными фонемами или как с сочетаниями фонем (монофонематическая и бифонематическая трактовка).

Так, в слове вводить, начинающемся фонетически долгим [v:], выделяются две фонемы /v/, одна из которых является экспонентом морфемы в-, а другая является начальной в экспоненте корневой морфемы -вод-. Морфологический критерий даёт возможность доказать, что в русском языке отсутствуют дифтонги как единые фонемы и что в немецком и английском языках дифтонги они неделимы, монофонематичны.

О границах между фонемами могут сигнализировать также значащие чередования (например, чередования по аблауту в английских словоформах find ~ found ([aI] || [aI] ~ [aU] || [aU]), в немецких словоформах find-en ~ fand-en ([I] ~ [a]).

Таким образом, границы между фонемами возможны как на стыках слов и морфем, так и внутри морфем. Они не обязательно должны совпадать с границами слогов.

Иным оказывается положение в слоговых языках (китайском, вьетнамском и др.). В них слог, как правило, является неделимым экспонентом морфемы и/или слова. По своим функциям такой слог подобен фонеме. Поэтому о слоге в таких случаях говорят как о кратчайшей фонологической единице — силлабеме.

Фонологические оппозиции и дифференциальные признаки. Каждый язык фонемного строя насчитывает небольшое по количеству, закрытое множество фонем. Они могут осуществлять свою идентифицирующую и дифференцирующую функцию благодаря тому, что они различаются между собой, будучи противопоставленными парадигматически.

Парадигматические особенности фонем выявляются на основе фонологических оппозиций, т.е. таких противопоставлений между фонемами, которые различают разные слова (и морфемы).

Впервые типология фонологических оппозиций была разработана Н.С. Трубецким. С ней можно познакомиться в его «Основах фонологии», в пособии ВБК, в ЛЭС/БЭС. Л.Р. Зиндер и Ю.С. Маслов каждый по-своему модифицировали классификацию фонологических оппозиций.

В данном курсе различаются следующие виды оппозиций:

— по числу противопоставляемых членов: оппозиции двухчленные (бинарные), например: /d/:/t/ — дом:том; оппозициитрёхчленные (тернарные), например: /p/:/t/:/k/ — пот:тот:кот;

— по числу дифференциальных признаков, служащих различению про­тивопоставляемых фонем: оппозиции однопризнаковые (например: /g/:/k/, противопоставленные по признаку [звонкость]:[глухость] ([незвонкость]) — год:кот), и многопризнаковые, например: /t/:/z/, противопоставленные по признакам [звонкость]:[глухость] и [смычность]:[щелинность] ([несмычность]) — тол:зол;

— по отношению к системе фонем: оппозиции изолированные (например, нем. /l/:/r/ — lassen:Rassen, и пропорциональные, например: рус. /l/:/r/ = /l’/:/r’/ — лов:ров = Лёв (< Лёва):рёв.

Тесты на участие данной фонемы в фонологических оппозициях позволяют установить набор её симультанных дифференциальных признаков. Так, в русском языке для фонемы /d/ посредством оппозиционного анализа, т.е. сопоставлений /d/ с другими фонемами (/d/:/t/, /d/:/n/, /d/:/d'/, /d/:b/, /d/:/g/, /d/:/z/, фонологическое содержание /d/ предстаёт как набор (пучок) признаков:

[звонкость] (дом:том /dom/:/tom/),

[ртовость] (дам:нам /dam/:/nam/),

[непалатализованность] (дот:идёт /dot/:/id’ot/),

[язычность] (дал:бал /dal/:/bal/),

[переднеязычность] (дол:гол /dol/:/gol/),

[смычность] (дал:зал /dal/:/zal/).

К этому можно добавить противопоставление всего класса согласных классу гласных (групповая оппозиция) и дополнить вышеприведённый перечень дифференциальным признаком [согласность]. Вообще, многие оппозиции имеют групповой характер: так, в русском языке классу смычных противопоставляются класс щелевых и класс дрожащих, классу переднеязычных противостоят классы среднеязычных и заднеязычных, классу непалатализованных класс палатализованных, классу неогублённых гласных класс огублённых (лабиализованных) и т.д. Подобные фонологические оппозиции (вслед за Н.С. Трубецким) квалифицируются как фонологические корреляции.

Чаще всего для противопоставления подбираются минимальные пары, т.е. разные слова, которые в звуковом отношении различаются минимально, лишь в одной позиции, например: бар:пар; шар:жар.

Но если не находится минимальной пары, допускается противопоставление двух разных звуков, находящихся в тождественном фонетическом окружении, например, противопоставление слов кот:ткёт вполне достаточно как свидетельство наличия в русском языке двух разных смычных глухих фонем: /k/ и /k’/. Эта оппозиция доказывает существование в русском языке самостоятельной фонемы /k'/).

Среди дифференциальных признаков русских фонем-аффрикат /ts||c/ и /tS||tš||č||tS/ отсутствует признак [звонкость], так как они не противопоставляются соответствующим звонким и в позиции перед звонкими выступают в виде комбинаторных звонких вариантов [dz||з] и [dZ||dž||з&]. Ср. отец_бы, лечь_бы. Для заднеязычной фонемы /g/ необязательно указывать на её смычность, в некоторых позициях она реализуется как щелевой вариант [γ]; например: лёг_бы.

Звуковые различия, которые не выявляются при противопоставлениях разных фонем, квалифицируются как нефонематические (избыточные). Они учитываются при описании фонем данного языка не на уровне системы (совокупности оппозиций), а на уровне нормы и на уровне узуса, а иногда и на уровне индивидуального речевого акта.

Число фонологических оппозиций (благодаря тому, что многие из них являются пропорциональными) и, соответственно, число дифференциальных признаков фонем меньше числа самих фонем. Фонологические оппозиции выступают как те отношения, которые упорядочивают инвентарь фонем, делая его системой. Иначе говоря, совокупность фонологических оппозиций и есть структура фонематической системы.

Н.С. Трубецкой и Р.О. Якобсон считали возможным к числу определений фонемы относить её квалификацию как “связки”, “пучка” дифференциальных признаков. Р.О. Якобсон вообще склонен был считать фонологический дифференциальный признак (ДП), по Э. Бенвенисту меризм, элементарной единицей фонологической системы. Р.О. Якобсон предложил универсальный список фонологических признаков (в акустических терминах), из которых строится та или иная фонема любого языка.

Щербовская школа исходит из того, что фонологические ДП выделяются при “расщеплении” фонем и, следовательно, вторичны по отношению к фонемам, являются не особыми элементами, а лишь чертами фонем. К тому же экспериментально-фонетические исследования в этой школе показали, что ДП представляют собой абстрактные, инвариантные черты, которые артикуляционно и акустически по-разному реализуются у фонем различных классов.

Оппозиционный анализ даёт возможность: не только выявить фонологически существенные черты фонем, но и установить состав (инвентарь) фонем, распределить эти фонемы по коррелятивным классам, построить на этой основе модель фонематической системы данного языка и определить место в ней каждой данной фонемы. Это место характеризуется набором ДП данной фонемы. Такой набор остаётся неизменным, инвариантным при любых реализациях той или иной фонемы в речи.

Фонема и аллофоны. Дистрибутивный анализ. Каждая фонема в потоке речи подвергается различным модификациям (видоизменениям) в результате: коартикуляции (наложения артикуляций смежных звуков), комбинаторных звуковых изменений типа аккомодации и ассимиляции, позиционных звуковых изменений типа редукции, обусловленных её реализацией в ударном или неударном слоге.

Возникают фонетически обусловленные (специфические) комбинаторные и позиционные варианты данной фонемы (аллофоны). В рамках одной и той морфемы, но в разных её морфах отмечаются аллофонные чередования; например: разные [a] в дал и дам ([a]~[ã||a~]) ; мат-к-а и мать ([a]~[a.]); разные [d] в сад-а и сад-у; вад-а и вад-ой ([d]~[do]).

Представители дескриптивной лингвистики (Йельская школа в США, созданная Л. Блумфилдом), разработавшие так называемый дистрибутивный метод как арсенал приёмов "обнаружения" языковой системы в речи, разбивают всю процедуру анализа на три этапа: сегментацию высказывания (установление фонов), фонемную идентификацию фонов (выявление фонемной принадлежности данного фона) и классификацию фонем. Особенно эффективен дистрибутивный анализ на втором этапе. Его три правила гласят:

1. Если два разных фона не встречаются в тождественном фонетическом окружении, то они находятся в отношении дополнительной дистрибуции и являются аллофонами одной фонемы.

Таковы, например, отношения между непридыхательными и придыхательными смычными [p] и [ph], [t] и [th], [k] и [kh] в английском и немецком языках, между нелабиализованным и лабиализованным согласными [p] и [po] в русском языке.

При таком подходе возможно ещё одно определение фонемы: фонема есть класс (семья, множество) звуков, находящихся в отношении дополнительной дистрибуции. Один из аллофонов, который оказывается наименее зависим от фонетического окружения, признаётся основным. Другие же считаются специфическими: их особенности обусловливаются либо комбинаторными, либо позиционными факторами.

2. Если два разных фона встречаются в тождественном фонетическом отношении и при этом могут служить различению разных слов, то они находятся в отношении контрастной дистрибуции и являются представителями двух разных фонем.

3. Если два разных фона встречаются в тождественном окружении и не различают при этом двух разных слов, то между ними имеет место отношение свободного варьирования и они являются факультативными вариантами одной фонемы. Таковы отношения между разными вариантами (многоударными и одноударными, переднеязычными и язычковыми, а также вокализованным) немецкой фонемы /r/ ([r]~[R]~[Ò]~[Œ), между смычной и щелевой реализациями русской фонемы /g/ ([g]~[γ]).

Дистрибутивный анализ даёт возможность: установить инвентарь фонем (уточняя результат оппозиционного анализа); выявить фонетические условия распределения фонем в речи; представить каждую фонему в виде класса её обязательных и факультативных вариантов (что, кстати, связывает фонемный анализ с установлением наборов перцептивных единиц).

Итоговые замечания. Итак, полная характеристика фонемы является многомерной, так как фонема может быть охарактеризована: а) по отношению к языковым знакам (морфемам и словам), в построении экспонентов которых участвуют фонемы (конститутивная функция), обеспечивая восприятие, различение и опознавание этих знаков (перцептивная, дифференцирующая и идентифицирующая функции); б) по отношению к языковой системе в целом и к фонологической системе, где каждая фонема занимает своё определённое место, участвуя в разнообразных фонологических оппозициях и отличаясь от любой другой фонемы как единица-инвариант (единица-тип) со своим стереотипным набором фонологических дифференциальных признаков; в) по отношению к речи, где каждая фонема выступает как единица-класс в бесконечном множестве разнообразных звуков (единиц-экземпляров, фонов), сводимых в одну фонему в качестве её фонетически обусловленных вариантов (аллофонов) и факультативных вариантов на основе дистрибутивных критериев.

Фонемный анализ обычно имеет целью установление инвентаря фонем и обнаружение набора коррелятивных оппозиций, которые лежат в основе системы фонем. Инвентарь фонем конечен, он насчитывает от 20 до 80 или 100 элементов. Конечен и набор фонологических корреляций (около одного-полутора десятков). Итогом такого анализа является представление системы фонем в виде их классификации.

О системе фонем можно говорить только по отношению к определённому конкретному языку. Фонематическая система того или иного языка уникальна. Классификации гласных и согласных фонем того или иного языка опираются на общефонетические признаки и повторяют в известной степени универсальные классификации, но они могут строиться более экономно, с учётом только используемых в данном языке дифференциальных признаков.

Слог

Слог представляет собой кратчайшую артикуляторную единицу, объединяющую в своёй структуре гласный (или иной звук) в качестве вершины и один или несколько маргинальных согласных.

В языках нефонемного строя (например, в китайском) слог обладает конститутивной функцией, а наряду с ней (подобно фонеме) функциями дифференцирующей и идентифицирующей, выступая в качестве минимального экспонента морфемы или слова. Здесь в принципе линейные границы слога (силлабофонемы, или силлабемы) и морфемы / слова совпадают. Морфемные швы внутри слога невозможны. (Нужно заметить, что почти все простые, т.е. одноморфемные, слова в китайском языке односложны. Многосложные слова, как правило, многоморфемны. Это в подавляющем своём большинстве сложные слова. Тем самым китайский слог часто является экспонентом морфемы и, одновременно, простого слова.)

Слог строится в таких языках по канонической модели: начально-слоговой согласный (инициаль) + конечная часть слога (финаль, или рифма). В состав финали могут входить: неслоговой гласный (медиаль) + слогообразующий гласный (централь) + завершающий консонантный элемент (терминаль). Инициаль, а также какой-либо из элементов финали могут отсутствовать (являться нулевыми).

Примеры из китайского языка: shuang1 ‘иней’', chang4 ‘петь’, guo2 ‘страна, государство’, en1 ‘милость’, e4 ‘голодный’ (верхние индексы обозначают номер тона). Классификация слогов обычно строится в виде таблицы, где по вертикали указываются инициали, а по горизонтали финали. При этом неизбежны пустые клетки.

Список слогов в языках нефонемного строя конечен. Так, в китайском языке при 22 финалях и 36 финалях теоретически возможное число слогов равно 792. Реально же насчитывается порядка 414 слогов. Допуская, что каждый из них в принципе может быть тонирован, т.е. быть физическим носителем просодемы одного из 4 дифференциальных тонов (таково их число в пекинском диалекте, на который опирается произношение китайского национального языка — путунхуа), число различимых слогов равняется 1324 единицам.

В языках неслогового строя слог фонологически не нагружен. Его границы могут совпадать, а могут и не совпадать с границами морфемы (морфа). Морфема может быть односложной (|стол|) и многосложной (|ло|шад|ка|). Её длина может быть меньшей, чем длина слога (|тра|в-а|, |в-ста-ть|).

Таким образом, в неслоговых языках морфемная граница может проходить внутри слога и слоговая граница внутри морфемы. В рамках одного слога могут реализоваться несколько морфем (|ш-л-а|) или даа слова (|в_дом|). При словоизменении слоговые границы могут перемещаться (|тра|ва| ~ |трав|), открытый слог может чередоваться с закрытым. Возможны многочленные сочетания согласных в начале и/или в конце слов (и слогов): всплеск, Заволжск. Ничего подобного не наблюдается в языках слогового строя. Поэтому количество возможных слогов в фонемных языках трудно подсчитать.

Тем не менее и по отношению к слогу неслоговых языков можно подходить не только с узко фонетической, но и с фонологической точки зрения. Фонологический подход к слогу основан на учёте существующих в данном языке правил сочетаемости фонем и определённого порядка их следования в абсолютном начале и абсолютном конце в пределах одного слога. Может быть построена идеальная модель фонологического слога для данного фонемного языка, с которой потом соотносятся реально встречающиеся в этом языке сочетания фонем. По Л.В. Бондарко, идеальная модель русского фонологического слога может быть представлена как FFESVSFEF (где V обозначает слогообразующую гласную фонему, F — щелевую фонему, E — смычно-взрывную фонему, S — сонант). Наблюдающиеся случаи либо полностью соответствуют идеальной модели, либо неполностью её реализуют.

Слог как единица фонетическая (независимо от его фонологического статуса) привлекает особое внимание лингвистов потому, что многие звуковые изменения происходят в границах слога и на стыках слогов и что прежде всего слог (или цепочка слогов) является физическим носителем просодических характеристик.

С точки зрения фонетической, исходя из наличия или отсутствия согласного перед гласным и после гласного, различают слоги закрытые (|слог|, |рост|) и открытые (|но|, |зло|), прикрытые (|сон|, |сто|) и неприкрытые (|он|). Различают также слоги краткие и долгие, ударные и безударные.

Общая фонетика и исследования расстройств речи свидетельствуют о том, что глубинной артикуляционной единицей является слог типа CV. Следующий за вершиной слога согласный менее тесно связан с гласным, чем предшествующий согласный (или группа согласных).

Структура слога может в процессе развития языка изменяться. Так, в общеславянском стал господствующим на длительное время открытый слог. Позже эта структура была утрачена. По Л.В. Бондарко, и в современном русском языке господствует тенденция к отрытости слога. Слоговая структура слова может перестраиваться за счёт появления паразитических гласных (эпентеза и протеза), появления паразитических согласных, стяжения соседних гласных, упрощения сочетаний согласных и т.д.

Фонетическую природу слога исследователи пытаются объяснить либо на основе акустических теорий, в соответствии с которыми в слоге происходит нарастание и спад громкости (или звучности), либо на основе артикуляторных теорий, сводящих образование слога к дыхательному толчку или же к нарастанию и спаду мускульного напряжения.

У каждой из теорий слога есть свои слабые места. Сегодня может быть принято следующее объяснение произносительной общности элементов слога: слог является итогом исполнения единой управляющей артикуляционной программы. И гласный, и согласные являются лишь частями слога как более крупного звукового образования. Опознание соседних элементов слога как тех или иных фонем происходит в значительной мере за счёт информации о фонетических свойствах предшествующих и последующих сегментов.

Нет достаточно убедительных теорий, объясняющих механизм слогоделения. Опора на ту или иную совокупность правил не всегда надёжна из-за неполной подкреплённости этих правил результатами экспериментально-фонетических исследований. Интуиция носителя языка не всегда убедительна и верна. Поэтому предстоит исследовать более основательно механизмы речеобразования, чтобы найти вместе с ответом, что объединяет звуки в один слог, также ответ, что отграничивает один слог от другого.





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 2379 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.019 с)...