Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты  
 

Происхождение, основные этапы развития культуры древнего Китая



Общие сведения. Проблема периодизации Древнего Китая. Первое государство Иньской эпохи. Мировоззрение древних китайцев. «Книга перемен». Эпохи Чжоу и Чжанью. Роль даосизма и конфуцианства в формировании духовно-нравственных традиций Китая. Своеобразие классической культуры Китая. Институт общественного мнения. Роль буддийской традиции в китайской культуре. Периодизация истории Китая и современность.

Китай*— огромная и самая населенная страна в мире, в которой живет множество разных народностей**, но девять десятых населения составляют китайцы***. Сегодняшние китайцы называют свою страну Чжунго («Срединное государство»), а в давние времена именовали Поднебесной. История Китая насчитывает несколько тысячелетий. Мудрый и талантливый китайский народ изобрел много очень полезных вещей: Китай дал миру звонкий фарфор и бумагу, переливчатый шелк и компас, печатный станок и порох, праздничные фейерверки и чай. Китайцы создали свое особенное письмо, где каждый специальный знак-иероглиф обозначает не просто букву, а слог или целое слово.

*Термин «Китай» восходит к этнониму «кидане» — названию народности, населявшей страну в то время, когда Россия стала проникать на соседние с Китаем территории.

** В Китае проживают пятьдесят народностей, не считая китайской общности, состоящей из четырех основных этноязычных групп.

*** Собственно китайская этническая общность определяется как хань-жэнъ — дословно «ханьцы», «люди Хань», т. е. жители империи Хань


«До того как возник наш мир, везде царил хаос по имени Хуньдунь. Однажды пришли к нему владыка Севера Ху и владыка Юга Шу, которых иначе называют Инь и Ян. И чтобы улучшить жизнь Хуньдуня, они просверлили в его теле те семь отверстий, какие есть в голове всякого человека, — глаза, уши, ноздри и рот. Но продырявленный Хуньдунь от этого вдруг умер.


Символ, выражающий взаимосвязь» небо- человек-земля».

Ту- древнекитайское обозначение стихии земли, центра.

Однако в хаосе, как цыпленок в курином яйце, спал первопредок людей Паньгу. Он рос, и ему стало тесно в яйце. Тогда Паньгу пробил скорлупу и оказался между Ян, превратившимся в небо, и Инь, ставшим землей. Еще восемнадцать тысяч лет продолжал расти Паньгу, и своей головой все выше и выше поднимал он небо, отделяя его от земли, а потом разрубил перемычку между ними, чтобы земля и небо не могли соединиться вновь» .* Так образовался, согласно китайскому мифу, мир.

* Чебукина Е.Г. Китай. Боги и герои. Тверь; М., 1995. С. 7.

Периодизация истории самого Китая для современного китаеведения остается спорным и актуальным вопросом. Формационный подход к анализу смены стадий в истории китайской культуры не совсем правомерен, поскольку обнаруживается несовпадение китайских исторических эпох* с европейскими формационными периодами.

* Васильев Л. С. Проблема генезиса китайского государства. М., 1983; Кульпин Э. С. Человек и природа в Китае. М., 1990; Илюшечкин В. П. Сословно-классовое общество в истории Китая. М., 1986.


«Если за определяющие преодизационные критерии принять тип государственности, характер социально-экономических отношений и уровень развития культурных форм, то историю Китая можно представить в следующих фазах: Архаический Китай (с раннего палеолита и до возникновения государственности); Древний Китай, объединяющий период ранних государств (эпохи Шан-Инь, XVI-XI вв. до н. э., и Чжоу, XI-III вв. до н. э.) и период ранних империй (эпохи Цинь и Хань, III в. до н. э. — III в. н. э.); Традиционный Китай (III в. — 1912 г.) — традиционный в том смысле, что все традиции, образующие основы социально-политического устройства, и духовные устои китайского имперского общества, обозначились в полную силу; Современный Китай (с 1912 г.), за начало которого принимается дата отречения от власти последнего китайского императора и установления в Китае республиканской формы правления».

** Кравцова М. Е. История культуры китая. СПб., 1999. С. 39-40.

Надпись на бронзовом сосуде. IX в. до н. э.


Эмблема взаимодействия Инь и Ян.

Сцена сражения. Рисунок на бронзовом сосуде.

V в. до н. э.



Крестьяне древнего Китая. Со старинных гравюр.

Неолитическая расписная керамика. Провинция Хэнань. II тыс. до н. з.

Архаический Китай представляет собой самую древнюю культуру китайского народа. Древнейшей антропологической находкой на территории Китая на сегодняшний день является обнаружение нескольких костных фрагментов (10 зубов) дриопитека, найденных в 1956-1957 гг. Возраст дриопитека определяется в 15 млн. лет. Китай относится к числу регионов земного шара, где происходило зарождение и становление человечества.

В более отчетливом и целостном виде, чем палеолит, предстает неолитическая эпоха (VI тыс. до н. э.). Эта эпоха, открытая в 1921 г., на сегодняшний день представлена более чем 20 культурами, находившимися во всех важнейших регионах Китая: в бассейнах рек Хуанхэ и Янцзы, в северо-западных (окрестности Пекина) и восточных районах. Самыми массовыми находками этих культур являются изделия из керамики и в первую очередь художественно оформленная посуда. В целом не вызывает сомнений, что именно в неолитическую эпоху зарождаются керамика, шелковое и лаковое производство, ювелирное дело, живопись, пластика, а также исходные для китайской цивилизации культы, космологические представления.

К периоду Древнего Китая относится первое государство, наличие которого доказано археологическими материалами. Оно существовало во времена правления династии Шан-Инь (XVI-XI вв. до н. э.). Иньская эпоха ознаменовалась рядом историко-культурных процессов, предопределивших дальнейший ход развития китайской цивилизации. Это изобретение и утверждение бронзолитейного производства, формирование основ государственности, включая сложение института царской власти, утверждение особенного для Китая мировоззрения.

Еще одно важнейшее цивилизационное достижение иньской эпохи — изобретение письменности, возникшей в русле официальной обрядовой деятельности (так называемые «надписи на гадательных костях»).

Художественная культура Инь представлена изделиями из бронзы, нефрита, кости, керамики, которые дают возможность проследить дальнейший путь развития древнекитайского искусства. В целом иньская эпоха выступает начальным периодом формирования национальной государственности, ее духовных устоев и связанных с нею художественных традиций в музыкальной культуре и архитектуре.

Первым китайским государем называется Желтый император (Хуан-ди), который царствовал, по преданию, с 2697 по 2597г. до н. э.

В Древнем Китае империя была проявлением всеобъемлющей гармонии бытия, а император — религиозным символом власти. Он представлял собой фокус космического всеединства и мирового порядка. Для китайцев богом было Небо. Император, подобно небу, все укрывал собой, подобно Солнцу, все освещал. Поскольку «Небо» обозначало полноту природы каждого существа, император должен был править, не вмешиваясь в ход событий,

Иньское погребение. План. II тыс. до н. э.


Императорская резиденция (Гугун). План.

Схема расположения триграмм по книге Чжэн Чжи-цяо «Лю цзин ту» ( «Иллюстрации к семи классическим книгам» ).

управление не приравнивалось к воздействию извне, управлять нужно было так, чтобы каждый мог реализовать себя, поскольку главная цель природы заключается в том, что сущее должно себя реализовать. Император был символом покоя и порядка на земле. Политика в китайской империи мыслилась по образцу органической целостности мировой жизни. Император должен был выполнять множество ритуалов и знать советы Неба. Этому его учило гадание по «китайской библии» — «Книге Перемен» (И цзин). Она была создана старейшими китайскими мудрецами в глубокой древности и состоит из 64 гексаграмм, которые являются геометрическим выражением всеобщего ритма природы и соответствуют судьбам людей и государств. И («перемены») — это изменчивость, в которой мы меняемся в соответствии со временем, для того чтобы следовать Пути мирового развития. «Совершенномудрые» авторы достигли наивысшего пути открытий и свершений в своих заботах о последующих поколениях. В «Книге Перемен» есть четыре пути к совершенной мудрости: 1) через слова подойти к пониманию текста изречений; 2) через действия подойти к пониманию изменчивости; 3) через устройство орудий подойти к пониманию образов и 4) через гадание подойти к пониманию предсказаний.* Самое скрытое в ней — ее закономерность, а самое явное — ее образ.

* Щуйкий Ю. К. Китайская классическая « Книга Перемен». М., 1992.


Следующее древнее государство — Чжоу (XI-III вв. дон. э.) возникло в результате покорения Шан-Инь народностью, известной как чжоусы, точная этнокультурная принадлежность которой до сих пор дискутируется в науке. Тем не менее не вызывает сомнений, что чжоусы унаследовали и развили все цивилизационные достижения иньского государства. В рамках чжоусской эпохи особо выделяется период, обозначаемый как период Борющихся царств (475-221 гг. до н. э.). В этот период централизованное чжоуское государство, расцвет которого приходится на Х-VIII вв. до н. э., распалось на несколько фактически самостоятельных царств, ведущих непрерывные междоусобные войны.

Нюй-ва и Фу-си, божества-мироустроители с угольником и циркулем в руках. Ханьский рельеф. III в. до н. э. — III в. н. э

Несмотря на ситуацию территориально-административной раздробленности страны, во всех царствах и отдельных регионах Китая того времени имели место общие социально-экономические и культурные процессы, носившие бурный новаторский характер. К важнейшим из них относятся появление имущественной знати, интенсивное развитие ремесел, торговли и городов, активное использование железа, повлекшее за собой качественные изменения всистеме землепользования и в прикладном искусстве.

В духовной жизни китайского общества этого периода выделяют формирование национальной религиозной и философской

Чуcкая великая богиня. Роспись на шелке. II-I тыс. до н. э.

.

Божественный земледелец. Ханьский рельеф. III в. до н. э. — III в. н. э.

Древнекитайская бамбуковая дощечка с магическим заклинанием.


Духи зверей Мэн- шень- обожествеленные военачальники.

Религия Китая была своеобразной: люди верили во множество духов. Человеку нужны были надежные защитники, и китайцы видели их в духах предков, которые должны были заботиться о потомках, ограждать человека от козней злых духов, ударов судьбы. Эти духи изображались в виде страшных, ужасающих образов. Это объясняется тем, что суровые природные условия породили страшные образы богов в фантазии людей. Они обожествляли гром, ветер, дождь, горы, ручьи. Часто духи представлялись им в образе чудовищных животных и птиц. Важным событием для Китая было создание письменной культуры, сопровождавшееся возникновением книги как таковой. Создаются первые письменные поэтические памятники и художественная проза. Кроме того, V—III вв. до н. э. ознаменовались расцветом шелкового, лакового производства и ювелирного дела с широким использованием благородных металлов.

С середины I тыс. до н. э. начинается двухвековой так называемый период Чжаньго. Эпоха Чжаньго вошла в традицию как классический период в истории духовной культуры Китая. И действительно, она была неповторимой эпохой многообразия идей, не стесняемых никакой идеологической догмой. Ни до, ни после на протяжении древности и средневековья общество Китая не знало такой напряженности интеллектуальной жизни. На городских площадях, на улицах и в переулках, во дворцах правителей и домах знати происходили идейные диспуты. В знаменитой на весь чжаньгоский Китай «академии» Цзися («У ворот Цзи») в циской столице Линьцзы одновременно сходились до тысячи «мужей, искусных в споре», состязавшихся в красноречии.

В эту эпоху «соперничества ста школ», как ее называют источники, складывались основные направления философско-политической мысли Древнего Китая: конфуцианство и даосизм. Однако еще долгое время продолжало господствовать нерасчлененное народно-мифологическое мышление.

Эпоху Чжаньго назвали «золотым веком» китайской философии. Даосизм и конфуцианство оказали огромное влияние на все последующие развитие китайской духовной культуры, философской и общественно-политической мысли.

Наслаждение музыкой и вином. Картина IX в.


Возникновение даосизма традиция связывает с именем полулегендарного мудреца из царства Чу Лао-цзы (VI — первая половина V в. до н. э.). Он считался авторов натурфилософского трактата « Дао дэ цзин »(«Книга о дао и дэ», IV-III вв. до н. э.). Основная категория учения дао трактовалась как «путь природы», «мать всех вещей».* «Дэ» понималось как благость, качественная природа, нравственная сила. Человек, обладающий «дэ», «движим внутренней чистотой »**

* *История Древнего мира. Древний Восток. Минск, 1998. С. 404.

**Лао-цзы. Дао дэ цзин (Учение о Пути и Благой Силе). М., 1998. С. 36.

Лао-цзы говорил о многогранности дао. Наиболее показательными его определениями дао являются: «Дао есть глубина людей». «Большая дорога (Дао) и гладка, и ровна, но люди любят ходить по тропинкам». «Дао производит вещи, питает их, дает им расти, совершенствует, делает зрелыми, кормит и защищает». Не выходя из дома, мудрецы знают, что делается на свете. Не глядя в окно, они видят Небесное Дао». «Дао произвело одно, одно— два, два — три, а три — все вещи. Всякая вещь носит на себе инь и заключает в себе ян». «Дао скрыто от нас, поэтому оно не имеет имени». «Вечное Дао не имеет имени».*Социальным идеалом древнего даосизма был возврат к «естественному» состоянию, которому свойственно внутриобщинное равенство. Даосы осуждали социальный гнет, войны, выступали против богатства и роскоши знати, поборов властей, доводящих народ до нищеты, бичевали жестокость правителей и самоуправство сановной элиты.

* Лао-цзы. Дао дэ цзин или писание о нравственности. Ростов- на –Дону,1994. С.21-40.


Лао-цзы, основа­тель даосизма, покидает пределы Китая. Гравюра эпохи Мин.

Лао-цзы выдвинул теорию недеяния, которая отражала в себе идею деятельности без разрушительного действия, деятельности в резонансе с природной жизнедеятельностью: «делать, не делая», «действовать, бездействуя». В позитивном смысле это выражение означает «жить так, как живет природа».* Лао-цзы признавал объективность мира, выступал против обожествления неба. Он учил, что небо, как и земля, всего лишь часть природы. Даосы отрицали культ предков, отвергали жертвоприношения небу, земле, рекам, горам и другим обожествленным явлениям природы.

* Лао-цзы. Дао дэ цзын. М., 1998. С.37.


Центральное место в даосизме, особенно на раннем этапе его развития, занимала идея «воплощения» даосом божественных

Бог долголетия Шоусин появляется из персика. Гравюра.

сил космоса в самом себе. Мудрость и святость в даосской традиции приравнивались к состоянию «сохранения единства» (шоу и), то есть обереганию предвечной всеобъемлюще-пустотной целостности «небесной природы».

Другой отличительной чертой даосизма являлась практика получения откровений от верховных богов, что соответствовало пробуждению нового этического самосознания в человеке. Так, в раннедаосском трактате «Тайпин цзин» возвещается о приходе «Божественного человека, не имеющего облика», который откроет «небесные письмена» своим ученикам — «настоящим людям», а те разъяснят их смысл «правителю высочайшей добродетели». С IV в. верховным божеством даосизма считался Высочайший Старый правитель, каковым был не кто иной, как обожествленный легендарный основатель даосского учения Лао-цзы.

Конфуций с учениками. Цинская гравюра.


Даосские проповедники учили, что царство даосского мессии уготовано лишь для избранных, так называемых «людей-семян» (чжун минь), и развивали идею личной ответственности за прегрешения и неизбежности возмездия за них. Вместе с тем даосизм многое унаследовал оттрадиционных общинных идеалов крестьян.

Главными качествами идеального общественного состояния в ранних даосских сочинениях объявляются «сообщительность» (тун) и «всеобщность» (гун), а тягчайшим грехом — «накопление праведности для самого себя».

Целью даосского подвижничества считалось постижение в себе сокровенного «подлинного государя», или, другими словами, «семени» , символа бытия, который предвосхищает все сущее и дает власть над миром. Именно к области «внутреннего» относились верховные божества даосского пантеона, которые, по представлениям даосов, «не имели облика».

В политическом отношении даосизм претендовал на роль «внутреннего» дубликата светской империи. Даосы выдвигали образ двойника земного правителя, являющегося верховным повелителем в мире духов. С V в. многие императоры в Китае принимали даосские принципы, тем самым как бы удостоверяя свои державные полномочия и в мире божественного. В течение V-IV вв. даосизм завоевал признание образованных верхов китайского общества.

Конфуцианство возникло на рубеже VI-V вв. до н. э. Его основоположником считается Учитель Кун (Кунцзы, в латинской транскрипции — Конфуций, 551-479 гг. до н. э.) — странствующий проповедник из царства Лу, который был впоследствии обожествлен. Государственный культ Конфуция с официальным ритуалом жертвоприношений, учрежденный в стране в 59 г., просуществовал в Китае вплоть до 1928 г. Учитель Кун излагал свое учение устно в форме диалогического собеседования. Изречения Конфуция были затем записаны его учениками и сведены в трактат «Лунь юй» («Беседы и суждения»).

На протяжении многих веков «Лунь-юй» являлся своего рода катехизисом конфуцианства. Он вплоть до XX в. составлял основу начального обучения в китайских школах, где от учащихся требовалось его зазубривание наизусть. Официальная традиция связывала с именем Конфуция исключительный пиетет в Китае к грамотности, «книжной учености».

Конфуцианство прежде всего связано с проблемами нравственности и управления. Конфуций уделял главное внимание не вопросам бытия, а человеку и обществу. Впоследствии конфуцианцы создали свою каноническую литературу, в которую включили будто бы отредактированные Конфуцием «Книгу Перемен», «Книгу песен», «Книгу преданий» и летопись «Чуньцю».

Конфуцианство восприняло традиционные древние верования в силу Неба как верховного божества, развивало учение о сознательной воле Неба и о священном характере власти земного правителя как Сына Неба.


По конфуцианскому учению, общественная структура, как и устройство мира,

Письмена, по преданию, начертанные рукой Конфуция.

вечна и неизменна. Каждый в ней по воле Неба занимает строго определенное место. Небом предопределено деление людей на «управляющих» — «благородных мужей», «способных к нравственному самоусовершенствованию» (Конфуций относил к ним лишь аристократов по рождению) — и «управляемых» — «низкий, презренный люд», аморальный по природе, которому предначертано свыше заниматься физическим трудом, «кормить и обслуживать» интеллектуальную и правящую элиту. Главная мысль Конфуция: «Правитель должен быть правителем, отец — отцом, сын — сыном». Конфуций был противником введения писаного права, призывая к возрождению древних обычаев и методов управления.

Согласно конфуцианству, необходим постулат о Воле Неба, осуществляемой через «гуманное правление» высоконравственного государя. Основу «гуманного правления» составляло беспрекословное следование традиции, не допускающее отступления от заветов Божественных предков — правителей «золотого века» древности.

Последователь Конфуция Мэн-цзы выдвинул концепцию Кары Небес — Гэмин (изменения Воли Неба), пытаясь представить насильственную смену власти не как бунт снизу, а как возмездие, ниспосланное свыше.

Конфуцианство освящало общественное неравенство как необходимую иерархию, стояло на страже монархии, представляя ее единственно угодной Небесам формой правления. «Как на небе не может быть двух солнц, так и у народа не может быть двух правителей». Учение Конфуция о «гуманном правлении» было призвано обосновать право потомственных знатных родов на политическое господство, возведенное к Воле Неба.

Одна из важнейших заповедей в учении Конфуция — сыновнее благочестие (сяо), то есть любовь сына к своим родителям и прежде всего к отцу. Дети обязаны не только исполнять волю родителей и верно служить им, они должны любить их всем сердцем, быть преданы им всем своим существом. Если человек не любит своих родителей, если не признает своих сыновних обязанностей, он — существо ненормальное. Не любить и не почитать родителей — это все равно что сознательно сократить или погубить свою жизнь.

Чтобы внедрить в сознание людей идеи Конфуция о сыновнем благочестии, в Китае развивались следующие темы: «Всем добродетелям угрожает опасность, когда сыновнее благочестие поколеблено»; «Недостоин имени сына тот, кто любит другого человека более, чем своего отца»; «Когда сын спасает жизнь отца, теряя свою собственную, — это самая счастливая смерть»; «Любовь подданных к государю равносильна любви последнего к своим родителям»; «Всякий злодей начал с того, что стал дурным сыном» и другие.

В древнекитайском сознании факт смерти оценивался как нечто не имеющее глубокого значения. Отсюда возникло верование — культ предков. Дух предков должен был заботиться о потомках. Он мог оградить человека от козней злых духов, гнева богов и от ударов судьбы. Религия древних китайцев представляла собой, с одной стороны, обожествление и обоготворение космоса и природы, с другой стороны — развитый культ предков. В родовом строе возник культ преклонения перед волей Неба. В эпоху Инь культ почитания предков был зеркальным отражением порядков, существующих на земле. В эпоху Чжоу происходит утверждение системы ритуала «обрядов». Ритуальная обрядовая культура укрепила положение правителей, роль которых более значительна, чем роль злых и добрых духов.

Когда человек умирал, никакой трагедии из этого не делали. «Считалось, что он все равно остается среди живых, но уже как усопший. Здесь так же, как и там. Мертвый уходит от живых условно. Он нас не покидает. Мир плотно заселен „живыми мертвецами". Они перешли в другое состояние, но не ушли в другой мир. Вот почему в этой культуре символика смерти носила земной характер. За богдыханом (императором Китая) повсюду следовал гроб, что свидетельствовало о заботе и милосердии. Покинув этот мир, усопший отправлялся к другим людям, которые умерли раньше, но никуда не исчезли. Отсюда появился культ предков в Китае».*

* Токарчик А. Мифы о бессмертии. М., 1992. С.10.

Принцип сыновнего благочестия распространялся не только на взаимоотношения между отцом и детьми, но и на общество в целом: на отношения между императором и министрами; между честным чиновником, которого называли «отцом и матерью» его подопечных, и населением данного района.

Особенную роль в учении Конфуция играет культ Неба. Отношения между правителем и народом уподобляются отношениям «между всадником и лошадью». «Всадник» — это император, наделенный великой мудростью, а «лошадь» — народ, не способный к самостоятельным поступкам. Император управлял народом не непосредственно, а при помощи «узды» и «вожжей» — чиновников и законов. Древнее правление было таковым: Сын Неба считал придворных вельмож своими руками, добродетель и закон — уздой, чиновников — вожжами, уголовные наказания — стимулом, народ — лошадьми. Чтобы хорошо управлять лошадьми, нужно правильно взнуздать, нужно ровно держать вожжи и прибегать к стимулу, следует соизмерять силы лошадей и наблюдать за согласным бегом последних; при этих условиях правителю можно не издавать ни одного звука, вовсе не хлопать вожжами и не подстрекать стимулом — лошади сами собой побегут.


Три великих мудреца: Конфуций, Будда и Лао-цзы . Гравюра.


Не знатное происхождение и имущественное положение давало право человеку называться «благородным мужем», а образование и высокие моральные качества, которые приобретались в результате длительного обучения и воспитания. Люди делились на образованных и необразованных. Конфуций верил, что человек по своей природе добр, люди по природе своей одинаковы, различаются же они только вследствие своих привычек, и если не учить человека, то его добрая природа извратится. Почему же человек, когда он становится взрослым, проявляет дурные наклонности?

Встреча Лао-цзы и Конфуция. I в. до н. э.

Конфуций и его последователи объясняют это отсутствием должного морально-этического воспитания.

Этико-политические взгляды Конфуция и его последователей легли в основу духовной жизни старого Китая. И какую бы сторону этой жизни ни рассматривать — взаимоотношения между людьми, воспитание и обучение, быт и нравы, обряды, привычки — везде заметно влияние конфуцианских идей.

Каждый китаец во всем должен был руководствоваться конфуцианской моралью, и пусть он не мог прочитать сложных изречений в древних конфуцианских книгах — не это считалось главным. Главное было воспитать любого человека в духе учения Конфуция.

Период Борющихся царств завершился новым объединением Китая и возникновением первого в истории страны собственно имперского государства — империи Цинь (221-207 гг. до н. э.), основателем которой стал государственный деятель, вошедший в национальную и мировую историю под своим официальным титулом — Цинь-ши-хуан-ди (доcл. «Божественный владыка, открывающий эру Цинь»). Окружени ем Цинь-ши-хуан-ди был разработан и проведен в жизнь ряд глобальных реформ. Благодаря им были созданы законодательная база и управленческие структуры, обеспечивающие имперскую верховную власть. К числу важнейших реформ Цинь-ши-хуан-ди относятся также унификация системы мер и весов, письменности и денежной системы, строительство единой сети казенных дорог. Все это способствовало урегулированию товарно-денежных отношений и их полному подчинению государственному контролю.



Великая Китайская стена.


С циньской эпохой связаны многие достижения китайской цивилизации в области рациональных знаний и производственной деятельности. Они нашли воплощение в таких всемирно известных памятниках, как Великая китайская стена и Великий китайский канал. Еще одно уникальное во всех отношениях наследие Цинь — так называемая «глиняная армия Цинь-ши-хуан-ди» — несколько тысяч глиняных фигур воинов, лошадей и моделей колесниц в натуральную величину, найденных на подступах к погребению этого императора.

Таким образом, несмотря на кратковременность своего существования, циньcкая империя занимает важнейшее место в истории Китая.

Следующая древняя империя — Хань (206 г. до н. э. — 220 г.) является самым могущественным из древних китайских государств. В глазах последующих поколений она стала олицетворением величия национальной древности, ее политического и духовного расцвета. Показательно, что название этой империи используется во всех этнологических терминах, отражающих самосознание китайцев: «люди Хань» — «китайцы», «язык Хань» —

Традиционная китайская постройка. Модель. XI в

Пагода. Цзючжоута. Провинция Сычуанъ. XI

 

Ханьская полихромная шелковая ткань.

«китайский язык» и т. д. Но справедливо считаясь временем окончательного утверждения и наивысшего подъема древнекитайской имперской государственности, ханьская эпоха не содержит в себе каких-либо принципиальных культурных новаций. Все процессы, составляющие духовную жизнь общества этого периода, носят преимущественно экстенсивный характер. Они лишь укрепляли, умножали и развивали культурные достижения чжоусской эпохи.

Для ханьского искусства характерно дальнейшее развитие погребальной пластики, появление собственно живописи в виде настенных росписей и монументальной каменной скульптуры.

К числу наиболее значительных событий ханьского времени относится начало функционирования Великого шелкового пути (II-I вв. до н. э.), связавшего Китай со многими странами и государствами. По маршруту Великого шелкового пути в Китай проникло множество культурных, идеологических и технологических новаций, главной из которых является появление на Дальнем Востоке буддизма (I в.).

Ханьская империя погибла в горниле народных восстаний и междоусобных войн, завершив собой эпоху древности в национальной истории.

Своеобразие классической культуры Китая состоит в акценте на ритуальное, то есть символическое действие как таковое. Империя как конкретное государство только символизировала собой истинную «небесную» империю. Власть полностью отделялась от ее физических представителей. Отсюда специфическое для Китая сосуществование двух концепций: магико-религиозной концепции власти императора как средоточие космического порядка и чисто светской теории государства, руководствовавшейся исключительно соображениями эффективности административного аппарата.Империя в глазах людей была проявлением всеобъемлющей и священной по своей значимости гармонии бытия, и каждая деталь ее устройства получила свой небесный прототип. Однако религиозный смысл имперского порядка воплощался не столько в официальных культах, сколько непосредственно в мироустроительных жестах императора. Официально он являлся фокусом космического всеединства и его божественная ипостась пребывала в точке рядом с Полярной звездой, вокруг которой вращается небесная сфера.

В древнекитайской империи общественный, правовой и политический статусы индивида не различались. Показательно, что социальная мысль Китая не знала вопроса: что есть человек? Ее занимало лишь, что он значит для государства. Человек в китайской империи не имел «гражданского состояния»: он был представителем духовной культуры, обладал только «талантом» (цаи) и мог надеяться на то, что его «используют» (юн) в согласии с совокупным движением космического ритма. Осмысление человека в категориях иерархии врожденных талантов, определявших «удел» (фэнь) каждого индивида, стало господствующим в древней китайской империи, оттеснив на задний план идею равенства людей, свойственную философским учениям эпохи «Борющихся царств».

Китайская идеологическая доктрина объявляла идеалом государственной политики поддержание благосостояния человека. Она была направлена также на обогащение государства и преследовала цель не допустить чрезмерного обогащения частных лиц. Это обусловливалось стремлением иметь послушных и притом доверяющих власти подданных. В известном древнем трактате «Гуань-цзы» говорится о том, что народ не должен быть слишком богат или слишком беден, так как слишком богатых нельзя заставить служить, а слишком бедные не имеют стыда. Это именовалось «великим выравниванием» (тай пин), которое отразило значение регулятивного аспекта власти в императорском Китае.

Взгляд на личность очень наглядно отобразился в традиционном для китайской культуры понятии «лица». Последнее обозначало в Китае социальные претензии индивида и сумму его обязательств перед обществом. Мерой же «лица» являлось признание правомочности его претензий к другим. Таким образом, «лицо» представляло собой своеобразное поле взаимозависимости людей, в рамках которого индивид не имел возможности открыто преследовать личные цели. Это означает также, что «лицо» можно было потерять помимо своей воли и его следовало постоянно удостоверять, выражая заботу о других людях.

Средством защиты от репрессивного характера этики «лица» было усиленно пропагандировавшееся ханьскими «ши» требование хранить «покаянный вид», «все промахи относить на свой счет, все доброе относить на счет других ». Отсюда и такая особенность общественной позиции, как стремление критически оценивать современные им нравы.

Несмотря на постоянную апелляцию служилых верхов древней китайской империи к «общему мнению», их культура насквозь элитарна. Ее героем выступает незаурядный человек и прирожденный вожак, обладающий «церемонно-грозным обликом», способный без принуждения повелевать толпой простых людей и по своим нравственным устремлениям, ценностной ориентации, образу жизни радикально отличающийся от массы «глупого люда». Однако идеальный человек в китайской традиции был лишен возможности преследовать цели для себя, отчего его «возвышенной воле» было суждено оставаться принципиально сокровенной. Мудрецу в Древнем Китае полагалось пребывать в «глубоком уединении».

Историческая фаза, обозначенная как Традиционный Китай, тоже подразделяется на несколько самостоятельных историко-культурных периодов, которые в целом совпадают с выделяемыми в традиционной историографии династиями и эпохами: эпоха Шести династий (или предклассический период, III—VI вв.), эпохи Тан и Сун (или классический период, VII — начала XII в.), эпохи Южная Сун и Юань (или период чужеземных экспансий и монгольского владычества, начало XII— середина XIV в.), эпоха Мин (или период реставрации


Будда Шакъямуни. VII-VIII вв.

национальной государственности, середина XIV — середина XVI в.) и эпоха Цин (или — период маньчжурского владычества, середина XVII — 1912 г.).

Эпоха Шести династий — период новой раздробленности страны. Она дополнялась частичным завоеванием (с IV в.) Китая несколькими кочевыми народностями, создавшими на его территории собственные государства (Северное Вэй — 386-534 гг.). Китайская государственность уцелела только в южных районах страны (регион к югу от р. Янцзы). Однако, как и период Борющихся царств, эпоха Шести династий, несмотря на драматические историко-политические события, ознаменовалась бурными преобразованиями, охватившими все сферы духовной жизни общества.

Формирование китайско-буддийской традиции превратило исходно чужое для китайцев учение в одну из трех нормативных, наряду с конфуцианством и даосизмом, систем. Их сочетание называется «Три учения». Это повлекло за собой становление китайско-буддийского храмового зодчества (пагоды) и культового искусства, в том числе создание так называемых пещерных монастырей и скальных храмов.

Дальнейшая эволюция даосской традиции привела к появлению даосских монашеских организаций и светских культурных течений. Взаимодействие «Трех учений» на уровне сознания личности позволяло одному и тому же человеку следовать идеалам, проповедуемым различными учениями и вероучениями. В этом — феномен вариативности индивидуального вероисповедания.

Для художественной культуры характерен переход от анонимного песенного творчества к авторской лирике. Формируются ведущие для китайской поэзии тематические направления, включая знаменитую пейзажную лирику, становление традиции художественной прозы, формирование и расцвет национальной литературно-теоретической и эстетической мысли, выдвинувшей учения о сущности и функциях художественного творчества — поэзии, изобразительного (живопись) искусства, формирование традиции светской живописи и отдельных ее жанровых разновидностей; возникновение искусства пейзажного сада.

Таким образом, эпоха Шести династий выступает следующим после периода Борющихся царств ключевым этапом в истории развития китайской культуры.

Эпохи Тан (618-907 гг.) и Сун (960-1127 гг.) представлены одноименными империями. Они существенно различаются по историко-политическим показателям и разделены еще одним периодом территориально-административной раздробленности страны (эпоха Пяти династий и десяти царств, 907—960 гг.). Однако названные эпохи объединяет общность культурно-идеологических процессов, имевших место на протяжении VII— начала XII в., и типологических примет духовной жизни того времени.

С танской эпохой соотносится новый виток упрочения китайской имперской государственности, достигшей пика своего могущества в VII-VIII вв.

Одновременно танская империя предельно расширила свои торгово-экономические, дипломатические и культурные связи с внешним миром. Великий шелковый путь дополнился новыми сухопутными и морскими маршрутами, связавшими Китай с Японией и арабо-мусульманским

Горы и воды. Картина Хуан Гунвана. XIV в.

Труппа актеров. Рисунок. XIII в.

миром. Результатом этих контактов стало проникновение в Китай очередных культурно-идеологических (в том числе ислама) и технологических новаций, оказавших решительное воздействие на местное изобразительное и прикладное искусство. Кроме того, они стимулировали подъем торговли и ремесленного производства.

IX в. ознаменовался постепенной деградацией правящего режима и падением международного авторитета танской империи. Последние десятилетия ее существования вновь прошли под знаком народных повстанческих движений и междоусобных конфликтов. Сунская империя с самого начала оказалась в окружении враждебных по отношению к ней чужеземных государств, которые возникли на периферийных территориях Китая (киданьское царство Ляо, 916-1125 г., и тангутское царство Си Ся, 1032-1127 гг.). Прежние торгово-дипломатические связи Китая с внешним миром были почти полностью прерваны, частично по причине утраты сунской империей контроля над торговыми путями, а частично из-за ее внешнеполитической слабости и экономической несостоятельности.

Тем не менее в духовной жизни сунского общества по-прежнему имели место культурно-идеологические процессы, обозначившиеся в танскую эпоху.

Свадебная процессия.

Так, в художественной культуре был утвержден «идеал изысканной простоты», суть которого сводится к требованию максимальной лаконичности в произведении искусства (поэтического текста, живописного свитка, архитектурного памятника и т. д.) при максимально же глубоком его содержании. Показательно, что именно с танской и сунской эпохами соотносятся эталонные образцы национального поэтического творчества («танская классическая поэзия») и живописи («сунская классическая живопись»).

В VII-XII вв. сложилась полноценная городская культура, способствовавшая появлению новых художественных традиций: театрального искусства в форме уличных представлений, популярных поэтических и прозаических жанров. Городская культура, появление самостоятельных сословий купцов и ремесленников повлекли за собой тенденцию к демократизации местной художественной культуры через вовлечение в творческую активность более широких слоев населения страны. Популяризации нормативной образованности объективно способствовала система государственных экзаменов на чиновничий чин. Законодательно они были утверждены в танскую эпоху и открыли доступ в социальную и интеллектуальную элиту общества выходцам из семейств зажиточных горожан и даже крестьянства. Указанные тенденции приобрели еще более интенсивный характер после изобретения (при Сун) книгопечатания: памятники высокой, элитарной письменной культуры, раньше доступные только членам высших привилегированных сословий, теперь получили хождение в низовой социальной среде.

В целом в танскую и сунскую эпохи все культурные традиции, накопленные китайской цивилизацией за предшествующие исторические периоды, проявили себя в полную силу, что и сделало разбираемые столетия временем наивысшего расцвета национальной духовности.

Эпохи Южная Сун (1127-1279) и Юань (1271-1368) — периоды вначале частичного завоевания Китая чжурчжэнями, а затем установления во всей стране владычества монгольского правящего дома. Все эти события нанесли непоправимый ущерб экономике Китая: основные исторически сложившиеся центры хозяйственной деятельности страны были практически полностью уничтожены, города разрушены. В дальнейшем монгольские власти попытались наладить хозяйственно-экономическую деятельность страны, создав отдаленное подобие китайской имперской управленческой структуры. Однако в силу малочисленности монголов и их неопытности в делах государственного управления юаньской династии так и не удалось воссоздать в Китае единое централизованное государство, реально власть центральной администрации не выходила за пределы столицы (г. Даду на месте современного Пекина) и столичного округа.

Дружеское застолье. Цинская гравюра.

На состояние духовной культуры Китая перечисленные события оказали менее пагубное воздействие, чем можно было бы ожидать. Так, Южная Сун представлена дальнейшим развитием изобразительного искусства и появлением такого самобытного художественного феномена, как «чаньская живопись». При Юань наблюдается качественно новая стадия развития китайского театрального искусства — сложение драмы и собственно театра (« юаньская классическая драма»).

Эпоха Мин (1388-1644) является периодом реставрации не только национальной государственности, но и всех местных духовных и художественных ценностей. Это видно на примере строительной деятельности — воссоздание старых и строительство новых городов, в первую очередь Пекина, по древним градостроительным канонам. В книжном деле происходило создание и переиздание всевозможных сводных трудов, воспроизводящих литературно-художественное и естественно-познавательное наследие прежних эпох. В изобразительном искусстве создавались вариации на тему сунских произведений. Наиболее заметные эволюционные процессы наблюдались в прикладном искусстве (фарфор, эмальерное дело).

На заключительное столетие минской эпохи приходятся первые контакты (правда, в виде военных конфликтов) с европейцами (португальцы, испанцы, голландцы). В 1557г. на полуострове Аомынь, аннексированном Португалией, была основана первая на территории Китая европейская колония — Макао.

Как и предшествующие империи, минская династия погибла в ходе повстанческих движений и междоусобных конфликтов, которые вновь привели к экспансии извне и установлению в Китае владычества очередного чужеземного правящего дома — на этот раз маньчжурского.

Эпоха Цин (1644-1911) характеризуется сложной и противоречивой общекультурной ситуацией. Как и в юаньскую эпоху, во главе огромной страны с многочисленным населением и богатейшими культурными традициями вновь оказались представители малочисленной народности, так и не отошедшей от нравов и обычаев полукочевого племени. Отношение маньчжурских властей к китайцам носило двойственный характер. С одной стороны, они откровенно унижали местное население. С другой, маньчжуры признавали авторитет китайских духовных ценностей и стремились перенять политический опыт китайской цивилизации. Внешне они действительно адаптировались к китайской культуре и смогли создать централизованное государство, не уступавшее по своему экономическому и военно-политическому могуществу собственно китайским империям. Они сохранили социальное устройство китайского имперского общества (заняв в нем место высшего привилегированного сословия), его управленческие структуры и институты, включая институт государственных экзаменов. Политический и духовный расцвет цинской империи приходится на вторую половину XVII-XVIII вв., что находит отражение и в синхронной художественной культуре, прежде всего в декоративно-прикладном искусстве. Художественная культура этого времени характеризуется несколькими ведущими тенденциями. Был создан относительно новый для национального искусства художественный стиль, типологически сопоставимый с барокко и отличающийся декоративностью, смешением в одном произведении различных материалов и мотивов. Традиции европейского искусства наконец проникли в китайские. Обе эти тенденции особенно заметны в изделиях, изготовлявшихся на экспорт.

С начала XIX в. резко обострились отношения между Китаем и европейскими державами, в первую очередь Англией, стремившейся превратить эту страну в рынок сбыта дешевой фабричной продукции и опиума. В 1842 г. разразилась Первая опиумная война, завершившаяся подписанием унизительного и разорительного для Китая мирного договора. Эти события спровоцировали всплеск народного повстанческого движения, вылившегося в подлинную гражданскую войну — Тайпинское восстание (1850-1863). В ходе его был захвачен г. Нанкин, ставший столицей провозглашенного тайпинами самостоятельного государства. Под лозунгом защиты своих сограждан от «черни» европейские державы возобновили военные действия. Вторая опиумная война (1856-1860) завершилась взятием (осень 1860 г.) объединенной армией союзников (Англия, Франция и Германия) Пекина и полным разграблением императорских дворцов.

Конец XIX — начало XX в. прошли в условиях новых войн и народных движений — Франко-китайская война (1884-1885), Японо-китайская война (1894-1895), восстание ихэтуаней (1899-1902). Заключительным аккордом в истории цинской империи и всего имперского Китая в целом стала Синьхайская революция, начавшаяся осенью 1911 г. В феврале 1912г., после подписания последним цинским императором (Пу И) манифеста об отречении от трона, в Китае было официально объявлено о переходе к республиканской форме правления и создании нового государства — Китайской республики.

Падение цинского режима явилось не просто следствием определенных историко-политических и военных событий. XIX в. стал временем подлинных цивилизационных сдвигов, произошедших в результате сближения Китая с европейским миром и приведших к принципиальным изменениям в промышленно-производительной, финансово-экономической и общественно-политической сферах жизнедеятельности этой страны. Китайская цивилизация вступила в качественно новую фазу своего исторического развития.





Дата публикования: 2015-07-22; Прочитано: 3677 | Нарушение авторского права страницы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.023 с)...