Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

С.Ч. Бос в гитлеровской Германии



Между тем Бос после прибытия в Берлин 2 апреля 1941 г. представил немцам свой «План сотрудничества между державами оси и Индией». В нем, в частности, говорилось, что Индия заинтересована в полном поражении Великобритании в войне, в распаде Британской империи, что дало бы возможность Индии добиться независимости. Британская империя представляет собой главное препятствие к свободе не только на пути Индии, но и всего человечества. Поскольку отношение индийского народа к англичанам в нынешней войне исключительно враждебное, он (Бос) может оказать содействие в том, чтобы «выбросить» Великобританию из своей страны. Сотрудничество Индии можно обеспечить в том случае, если индийцы будут уверены в том, что победа держав оси приведет к освобождению Индии.

Для достижения «общей цели» – поражения Великобритании – предлагалось осуществить совместные действия в Европе, Афганистане, на территории племен между Афганистаном и Индией, и в самой Индии. В Европе, предпочтительнее – в Берлине, создать «Правительство свободной Индии», заключить соглашение между державами оси и этим правительством, которое предусматривало бы в случае победы держав оси создание для них особых условий в Индии после установления там независимого правительства.

«Планом сотрудничества» предусматривалось проведение пропагандистской кампании, особенно на «Радио свободной Индии», с призывом к индийскому народу бороться за независимость, поднять восстание против британских властей. Предлагалось создать в Кабуле центр для связи между Европой и Индией, пропагандистский центр на территории племен, а также агентурную сеть для ведения военной разведки, и т.д. Финансирование всей этой работы должно осуществляться державами оси в форме займа «правительству свободной Индии». После окончания войны и установления правительства независимой Индии он будет полностью выплачен.

В своем плане Бос писал, что общее число войск в Индии, включая вооруженную полицию, составляло около 250 тыс. человек, из них англичане – 70 тыс., индийцы – 180 тыс., которыми командовали в основном британские офицеры. После начала войны около 100 тыс. солдат были посланы на Ближний Восток, Средний Восток и Дальний Восток. Чтобы восполнить этот дефицит в самой Индии, британское правительство в течение последних 15 месяцев рекрутировало в армию 100 тыс. индийцев и планирует дополнительно набрать в армию еще 500 тыс. человек. В революционной ситуации британское правительство может полагаться только на английских солдат. Поэтому, когда индийские войска поднимут восстание, британцам будет трудно удержать власть. В этот момент, если 50 тыс. солдат держав оси, вооруженных современным оружием, придут на помощь Индии, британцы могут быть выброшены из Индии.

Бос особо подчеркивал, что поражению британцев в Индии может содействовать Япония. Ее продвижение на юг приведет к открытому столкновению с Великобританией. И даже если Америка придет на помощь англичанам, японцы все равно могут одержать победу. Поражение британского флота на Дальнем Востоке, а также в Сингапуре ослабит британскую военную мощь и престиж Великобритании в Индии[583].

После нападения Германии на Советский Союз Бос понял, что его планы по вовлечению Германии в борьбу за освобождение Индии рушатся. Сразу же после этого он направил письмо чиновнику МИД Германии Верманну из Рима, где в то время встречался с министром иностранных дел Италии Чиано. Бос, в частности, писал: «В изменившейся ситуации перспективы реализации моих планов выглядят мрачными… Реакция общественности моей страны на новую ситуацию на Востоке [Европы] не в пользу Вашего правительства»[584].

Несколько позже Бос заявил в Берлине немцам, что германо-советская война – трагическая ошибка, так как «индийский народ определенно считает Германию агрессором. Поэтому для Индии она является еще одной империалистической державой». Он настаивал на том, чтобы державы оси немедленно заявили о своем намерении освободить Индию. Немцы уклонились от ответа на это требование.

Бос не смог добиться от гитлеровского руководства каких-либо обязательств в отношении независимости Индии. Но ему было разрешено создать Центр «Свободная Индия», который объединял несколько десятков индийцев. Основная деятельность центра заключалась в публикации газеты «Азад Хинд» («Свободная Индия») и ведении радиопередач на Индию на английском, хинди, персидском, пушту, тамили, телугу и еще нескольких индийских языках. Вся эта работа контролировалась немецкими властями. В своем первом выступлении по радио «Азад Хинд» 19 февраля 1942 г. Бос подчеркнул, что враги британского империализма являются естественными союзниками Индии, так же как союзники британского империализма сегодня являются естественными врагами его страны[585].

Бос также пытался создать так называемый Индийский легион из своих соотечественников, попавших в плен к немцам и итальянцам во время военных действий в Африке. Имелось в виду, что этот легион составит ядро армии освобождения Индии. К концу 1942 г. в легион вступило около 3500 человек. Реальное командование легионом осуществляли немцы, а его деятельность в Бельгии, Голландии и Франции сводилась к патрулированию и вспомогательным работам. В целом роль Индийского легиона в Европе была, по существу, символической[586].

После единственной встречи Боса с Гитлером 27 мая 1942 г. его иллюзии относительно искренности немцев в оказании помощи индийцам в борьбе за независимость окончательно рассеялись. Гитлер заявил, что он выступает против опубликования декларации об освобождении Индии, поскольку это не имеет смысла в условиях, когда враг еще окончательно не разбит. Если бы у него было полдюжины бронетанковых дивизий и несколько моторизованных дивизий к югу от Кавказского хребта для поддержки арабских и египетских повстанцев, тогда он без колебаний опубликовал бы такую декларацию. Но такая возможность может появиться в течение трех месяцев или даже одного–двух лет. Что касается Индии, то она бесконечно далека от Германии. Путь к Индии, сказал Гитлер, мог бы лежать через «труп России». Он также сказал Босу, что британское господство в Индии можно сокрушить только одновременными совместными усилиями революции в самой Индии и военным ударом держав оси. Германии потребуется еще один или два года, чтобы она смогла оказать прямое давление на Индию, в то время как японское влияние на Индию можно будет почувствовать уже через несколько месяцев. Поэтому Гитлер посоветовал Босу выехать в Японию. Он предложил использовать для этой цели германскую подводную лодку, если японцы не смогут предоставить свою.

Гитлер суммировал четыре главных задачи, стоящие перед Индией: нейтрализация британского влияния; выступление в качестве барьера против давления СССР; достижение соглашения с Японией по вопросу о восточной границе с Индией и, наконец, внутренняя реорганизация Индии с целью достижения единства, что может занять сто или даже двести лет[587].

Шеф политической разведки гитлеровской Германии Вальтер Шелленберг особо отмечал, что в беседе с Босом Гитлер подчеркнул: «…в данный момент его не особенно интересует Индия, и что он предпочел бы предоставить Японии следить за ней и в политическом и в стратегическом отношениях. И только в том случае, если удача будет ему сопутствовать и впредь, если будут завоеваны Южная Россия и Кавказ, и немецкие танки достигнут Ирана, тогда и только тогда он будет готов совещаться с Босом о будущем Индии»[588].

Индийская национальная армия (ИНА)

После долгих переговоров немцев с японцами о том, как переправить Боса на Восток, 8 февраля 1943 г. Бос покинул г. Киль на германской подводной лодке U-180. 28 апреля в районе острова Мадагаскар он перебрался на японскую подводную лодку I-29, которая доставила его в Сабанг близ острова Суматра 6 мая 1943 г. Оттуда самолетом он прилетел в Токио 16 мая 1943 г. Дважды – 10 и 14 июня 1943 г. – Бос был принят премьер-министром Японии генералом Хидеки Тодзио. Через несколько дней, выступая в парламенте, Тодзио заявил: «Япония твердо решила использовать все средства, чтобы помочь изгнать и устранить из Индии англо-саксонцев, которые являются врагами индийского народа, и способствовать Индии добиться независимости в полном смысле этого слова»[589].

Отъезд Боса из Германии совпал с окончанием Сталинградской битвы 2 февраля 1943 г., которая стала переломным событием во Второй мировой войне. Другое дело на Востоке, где ситуация складывалась иначе. Японские войска уже к весне 1942 г. захватили Бангкок, Малайзию, Сингапур, а позже – Рангун (8 марта) и подошли к границам Индии. Сокрушительное поражение англичан в Юго-Восточной Азии оказало большое влияние на два с половиной миллиона этнических индийцев, проживавших в этом регионе. К тому времени у японцев находилось почти 55 тыс. индийских военнопленных, которых они собирались использовать в войне против английской армии. После захвата японцами Сингапура более 40 тыс. пленных индийцев были переданы под руководство также плененного ими капитана 14-го Панджабского полка Мохана Сингха.

Это положило начало созданию Индийской национальной армии (ИНА). 16 февраля 1942 г. премьер-министр Тодзио заявил, что захват Сингапура «предоставляет Индии великолепную возможность избавиться от жесткого британского гнета и принять участие в создании Великой Восточно-Азиатской сферы сопротивления». Тодзио не сказал ничего нового по сравнению с его предыдущими заявлениями на эту тему. Это его выступление не означало признания борьбы индийцев за независимость. Но очевидно, что Тодзио решил воспользоваться моментом и подтолкнуть индийцев к усилению борьбы против Англии. Представляет интерес, что в это же время (9 февраля) в Индии находился Чан Кай-Ши (1887–1975), который, помимо встреч с руководством колониальных властей, беседовал и с Ганди. Он обратился к индийскому народу с призывом «добровольно взять на себя полную долю ответственности в нынешней борьбе за спасение свободного мира, в котором Индия должна играть свою роль». При этом он подчеркнул, что Англия «должна как можно скорее передать реальную политическую власть народу Индии»[590].

До августа 1942 г., пока не началась в Индии «Августовская революция», японцы не помышляли использовать индийских солдат в боевых действиях, но вели с их помощью пропаганду и разведку. Они приостановили свое продвижение к Индии в ожидании того момента, когда германские войска достигнут Персидского залива и Красного моря. Тогда можно было бы установить прямой военный контакт между двумя державами оси. Правда, надежд на это оставалось все меньше и меньше. «Августовская революция» в Индии хотя и способствовала подъему патриотического духа среди Индийской национальной армии, но не привела к изменению ситуации в пользу Конгресса и других национальных сил в самой Индии и за ее пределами. И тем не менее, к концу августа 1942 г. около 40 тыс. индийцев записались в ИНА. К 10 сентября 1942 г. первая индийская дивизия ИНА численностью в 16 тыс. солдат была готова к боевым действиям.

Капитан Мохан Сингх настаивал на формировании второй дивизии и даже на создании индийской армии из 250 000–500 000 солдат. Японцы не хотели форсировать события в этом направлении. Они не торопились признавать решения Бангкокской конференции (15–23 июня 1942 г.), в которой участвовали представители ИНА, Лиги индийской независимости и индийских общин, проживавших в странах Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. Бангкокская конференция потребовала, чтобы организация и управление ИНА находились в руках самих индийцев и чтобы ИНА стала национальной армией независимой Индии на условиях равенства с армией Японии. Решение вопроса о любой военной акции против британской или иной иностранной власти в Индии ставилось в зависимость от позиции Индийского национального конгресса. Конференция требовала, чтобы после освобождения Индии японское правительство уважало территориальную целостность и признало полный суверенитет Индии[591].

Премьер Тодзио выразил крайнее недовольство решениями этой конференции и назвал их «наглыми»[592]. Японцы были заинтересованы в использовании ИНА в своих целях, но отказывались признавать независимость Индии. Не хотели они признавать и самостоятельности ИНА.

Между тем военная ситуация стала меняться не в пользу Японии. В мае и июне 1942 г. японский флот впервые за время войны потерпел ощутимое поражение в морских боях с американскими кораблями в Коралловом море и около атолла Мидуэй. Эта победа США лишила Японию господствующего положения на Тихом океане и оказала немалое влияние на их действия на суше[593].

Что касается ИНА, то поведение японцев по отношению к индийцам становилось все более высокомерным и циничным. В начале декабря 1942 г. японцы дали ясно понять, что правительство Японии не несет никаких обязательств в отношении решений Бангкокской конференции и индийцам не следует ожидать от него декларации о независимости Индии. Кроме того, было заявлено, что все индийцы-военнопленные, не входящие в состав ИНА, считаются обычными пленными и не могут рассчитывать на какие-либо льготы. И наконец, дальнейшее увеличение сил ИНА может состояться только тогда, когда этого пожелают японцы.

Отношения между японским военным командованием и индийским руководством ИНА стали еще более напряженными после отказа Мохана Сингха направить части ИНА в Бирму и Голландскую Индию. Индийцы соглашались воевать только за освобождение своей страны. Конфликт завершился тем, что 21 декабря 1942 г. главнокомандующий ИНА Мохан Сингх издал приказ о роспуске ИНА и был уволен в отставку. Японцы стали разоружать ИНА. Четыре тысячи индийских солдат и офицеров ИНА были отправлены на тяжелые работы в Новую Гвинею и другие острова Тихого океана. Сам Мохан Сингх через несколько дней был арестован японцами. Ситуация зашла в тупик. К началу 1943 г. в ИНА насчитывалось около 8000 человек. Во главе Лиги индийской независимости японцы поставили Раш Бехари Боса, когда-то известного революционера, который бежал от английского суда в Индии за организацию покушения в 1912 г. на вице-короля Хардинга и с 1915 г. жил в Японии. По сценарию японцев он провел в апреле 1943 г. конференцию индийцев в Сингапуре. Лояльность индийцев к японцам была восстановлена[594].

Решения Бангкокской конференции стали достоянием истории. И в это время в Японии появился харизматичный лидер Субхас Чандра Бос – однофамилец Р.Б. Боса. Прибытие С.Ч. Боса в Сингапур в июне 1943 г. открыло новую страницу в истории ИНА. При поддержке японцев он развил активную деятельность. Численность ИНА быстро возросла до 20 тыс. человек. В октябре 1943 г. он провозгласил создание Временного правительства свободной Индии, в котором занял все руководящие посты – главы государства, премьер-министра, военного министра и даже министра иностранных дел. Позже он предпочел, чтобы его называли нетаджи (вождь). Хотя Бос был главой виртуального государства, в ноябре 1943 г. японцы передали в его распоряжение оккупированные ими Андаманские и Никобарские острова, но под жестким контролем японского флота.

К тому времени, когда Бос принял на себя командование ИНА, во Второй мировой войне произошел коренной перелом на советскогерманском фронте. Среди решающих событий этого периода было поражение немцев под Сталинградом в январе 1943 г. А битва на Курской дуге 5–12 июля 1943 г., которая завершилась разгромом немецких войск, стала самым масштабным сражением в мировой истории и, по существу, решила исход войны. По словам американских военных историков У. Муррея и А. Миллетта, германская армия потеряла большую часть своих мобильных сил. «Наступило время подведения счетов», – пишут они. После этой битвы стратегическая инициатива перешла в руки советского командования[595].

После Мидуэя и Курской битвы Германия и Япония не только утратили инициативу, но уже не строили планов каких-то крупных военных действий против Индии, хотя Япония еще не оставляла надежду на антибританское выступление в этой стране. Субхас Чандра Бос с его Индийской национальной армией мог бы оказаться полезным в этом деле. Позже Мохан Сингх писал в своих мемуарах: «В неподходящее время, без должным образом подготовленных вооруженных сил, он (Бос) смело взял на себя исключительно трудную и сложную задачу провести парад великой победы перед великим Красным фортом в Дели. С теми средствами, которые были в его распоряжении, это можно было сделать только при участии и полном сотрудничестве врага [Японии], но, к сожалению, враг не собирался помочь ему в его так называемой исторической миссии»[596].

Вполне очевидно, что в тот период Япония не могла сосредоточить сколько-нибудь крупные силы на индийском направлении. Для этого ей пришлось бы отозвать войска с других театров войны. Задачи, которые ставили перед собой японцы, носили ограниченный характер – занять часть побережья Бенгальского залива около Читтагонга, а также Имфал и Кохиму в Ассаме, чтобы предотвратить ожидаемое контрнаступление британских войск.

В марте 1944 г. японцы начали наступление на Имфал, в котором приняли участие около 6000 солдат ИНА. Бос настаивал на том, чтобы первыми на индийскую землю вступили солдаты его армии[597]. Однако к середине мая, когда начались муссонные дожди, наступление японцев захлебнулось. Намного лучше вооруженные англо-индийские войска, располагавшие авиацией и тяжелой артиллерией (чего не было у японцев), наносили удар за ударом по японской армии и солдатам ИНА. 3 июня 1944 г. японцы начали отступать. Из 220 тыс. японских солдат, участвовавших в этой кампании, выжило только 130 тыс. Тяжелые потери понесла Индийская национальная армия Боса[598]. Существуют разные мнения о том, сумела ли ИНА вступить на индийскую землю, о чем так мечтал Бос. Историк Тойе считает, что ИНА не удалось захватить и части индийской территории[599].

Героическая и трагическая жизненная эпопея Боса закончилась 18 августа 1945 г., когда он погиб в авиакатастрофе на острове Тайвань. Однако многие индийцы считали, что его судьба была иной. Якобы Бос оказался в СССР или Китае либо жил в горах как монах и т.д.[600]Так или иначе, моральный авторитет Боса в Индии как борца за независимость страны оставался очень высоким. Ганди первым назвал Боса «патриотом из всех патриотов», однако считал, что он «был введен в заблуждение». Сам Ганди говорил: «Я не хочу ничьей помощи в освобождении Индии... Я хочу, чтобы Индия сама себя освободила»[601]. Популярность Боса и Индийской национальной армии подтвердилась во время суда над офицерами ИНА, захваченными в плен британскими войсками. Англичане решили сначала предать суду военного трибунала трех офицеров ИНА. Им были предъявлены обвинения в измене британской короне, убийстве и подстрекательстве к убийству.





Дата публикования: 2015-01-10; Прочитано: 646 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2022 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.003 с)...