Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Переделка старых дат в семнадцатом веке



То обстоятельство, что в начале XVII века значения «индоарабских» цифр еще не устоялись, по‑видимому, использовали скалигеровские историки для фальсификации дат, относящихся к началу XVII века. Пусть в каком‑то документе дата начала XVII века, например, ТЫСЯЧА ШЕСТЬСОТ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ГОД была записана еще по‑старому, то есть как 1514 год, где символ 5, в виде буквы ЗЕЛО, обозначал цифру ШЕСТЬ.

Рис. 1.41. Гравюра «Меланхолия» Альбрехта Дюрера. Взято из [1232], номер 23

Рис. 1.42. Фрагмент гравюры А. Дюрера «Меланхолия» с изображением «магического квадрата». Взято из [1232]

Рис. 1.43. Откровенно переделанная цифра в «магическом квадрате» гравюры А. Дюрера «Меланхолия». Цифру 6 переделали на цифру 5. Взято из [1232]

Затем цифровое значение этого символа изменилось и стало ПЯТЬ. Если забыть, что цифровое значение символа 5 менялось, то теперь дату 1514 год мы прочтем «по‑новому» (и ошибочно): как ТЫСЯЧА ПЯТЬСОТ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ГОД. Вместо подлинного исходного значения – тысяча шестьсот четырнадцатого года. Как мы видим, дата удревнилась на СТО ЛЕТ. Тем самым, таким простым приемом можно было опустить вниз даты многих старых документов начала XVII века. По‑видимому, скалигеровские историки XVII–XVIII веков этим лукавым «методом» широко пользовались. В результате они отодвинули в прошлое лет на сто многие события XVI–XVII веков. И в самом деле, мы уже хорошо знакомы со столетним хронологическим сдвигом в европейской и, в частности, русской истории.

Не исключено, что перестановка цифровых значений «индоарабских» цифр‑букв, – пятерку поменяли с шестеркой, а тройку с семеркой, – была отнюдь не случайной. Вероятно, преследовали цель – СКРЫТЬ ПРОИСХОЖДЕНИЕ «индо‑арабских» цифр‑букв из прежних славяно‑греческих обозначений. Скорее всего, это происходило уже в эпоху распада Великой = «Монгольской» Империи, то есть, начиная с XVII века. Когда в Западной Европе стали писать «новую историю» не только далеких веков, но и совсем недавнего прошлого. Как мы обсуждаем в книге «Освоение Америки Русью‑Ордой», одним из пунктов западно‑европейской государственной программы независимости было создание новых языков, новых правил чтения и т. п. Немаловажное место в ряду этих реформаторских мероприятий занимало преднамеренное искажение прежних цифровых обозначений. Стремились отделиться от традиций Великой Империи не только в языковом и культурном отношении, но и в «цифровом» тоже. Для этого переставили ПЯТЬ и ШЕСТЬ, а также ТРИ и СЕМЬ. В результате связь славянских обозначений‑цифр с новыми западно‑европейскими стала не так сильно бросаться в глаза. Чтобы ее обнаружить, сегодня потребовалась определенная работа. А без таких перестановок эта связь сразу обращала бы на себя внимание. Была бы очевидной. Хотя бы на примере ТРОЙКИ, которая ДО СИХ ПОР ПИШЕТСЯ НЕОТЛИЧИМО ОТ СЛАВЯНСКОЙ БУКВЫ 3.

Надо четко сказать, что из обнаруженного нами факта не следует, что «индо‑арабские» цифры придуманы именно на Руси, то есть в метрополии Империи. Может быть, что это сделали в какой‑то имперской провинции. Например, в Египте или в Западной Европе в конце XVI – начале XVII века. Ведь в те годы Великая Империя была еще единой и разные ее земли исполняли разные функции. Это было удобно и разумно. В одних регионах ордынские цари‑ханы развивали кораблестроение, в других – науку, в третьих – изящные искусства, в четвертых – медицину. Все достижения и открытия тут же становились общим достоянием «Монгольской» Империи, «шли в общий котел». В этом смысле, владельцем всех плодов интеллектуальной, производственной и т. п. деятельности считался имперский двор в метрополии Империи и лично Великий царь‑хан, Император. Лишь после раскола Империи в XVII веке возник ранее неизвестный эффект. Появилась и пышно расцвела обостренная региональная конкуренция – чья наука или чья медицина лучше. Ранее такой вопрос просто не возникал. А теперь, одни стали гордиться – у нас, дескать, лучшие корабли, а другие отвечали – зато у нас лучшие пушки. Забыв, что не так давно и корабли и пушки были общими, имперскими и производились в том или ином месте в соответствии с общим хозяйственным планом, составленным в канцелярии Великого Императора.

Поэтому, повторим, «индо‑арабские» цифры могли быть изобретены в том регионе Империи, где в ту эпоху решили организовать научные центры, направить туда дополнительное финансирование. Но мы утверждаем, что В ОСНОВЕ ЭТОГО ИЗОБРЕТЕНИЯ ЛЕЖИТ ИМЕННО СТАРАЯ СЛАВЯНСКАЯ ТРАДИЦИЯ ЗАПИСИ ЦИФР ПРИ ПОМОЩИ БУКВ. Как мы показали выше, только внутри этой традиции и могли возникнуть «индо‑арабские» обозначения цифр. Если их придумали в Европе, то это означает лишь, что в Европе до этого пользовались славянскими буквами и языком. А если их придумали на Руси, то это значит, что Западная Европа просто воспользовалась новыми обозначениями, возможно видоизменив их. Переставив пятерку с шестеркой и тройку с семеркой.

Нас могут спросить: а где же в таком случае ПЕРВИЧНЫЕ «индо‑арабские» цифры в старых русских документах? Ответ следующий. По‑видимому, «индо‑арабские» цифры вошли во всеобщее употребление – в документацию и т. п., в Западной Европе в XVII веке. И вскоре после этого, в эпоху Петра I, были приняты и на Руси. Здесь нужно отделять этап ИЗОБРЕТЕНИЯ «индоарабских» цифр в конце XVI – начале XVII века, и этап их широкого ВНЕДРЕНИЯ в делопроизводство. ВНЕДРЕНИЕ «индоарабских» цифр происходило уже в XVII веке, ПОСЛЕ РАСКОЛА ИМПЕРИИ. Когда русское общество, при Романовых, уже было поставлено в вынужденную культурную зависимость от Западной Европы. Поэтому на новой романовской Руси и цифры приняли именно в том виде, в каком они НЕЗАДОЛГО ДО ТОГО начали употребляться в Западной Европе.

Но если, как мы видим, «индо‑арабские» цифры внедрены лишь в начале XVII века, а в своем окончательном виде, где‑то в середине XVII века, то следовательно, все записи, использующие «индо‑арабские» цифры в их современном виде, нельзя датировать эпохой ранее конца XVI века. Если нам сегодня говорят, что на некоем документе современником поставлена дата в принятой сегодня форме: 1250 год, или 1460 год, или даже 1520 год, то ПОДДЕЛКА. Либо подделан документ, либо подделана дата, то есть проставлена задним числом. А в случае дат якобы шестнадцатого века, как мы уже говорили, вероятно, некоторые из них относятся на самом деле к СЕМНАДЦАТОМУ ВЕКУ. Сегодня их неправильно интерпретируют, объявляя старый символ 5 – современной пятеркой, а не старой ШЕСТЕРКОЙ, как это было первоначально.

В связи с этим следует заново вернуться к вопросу – когда на самом деле жили известные нам сегодня деятели якобы XV–XVI веков. Например, нас уверяют, будто знаменитый художник Альбрехт Дюрер жил в 1471–1528 годах. Усомнимся. Скорее всего, на самом деле он жил в конце XVI – начале XVII века. Поскольку старый смысл дат вида 15(…) год, проставленных на его картинах и рисунках, был 16(…) год. А следовательно, и его известные гравюры, звездные карты к птолемеевскому Альмагесту и т. д., изготовлены не в начале XVI века, как нам сегодня говорят, а в начале XVII века. Напомним, что наш анализ Альмагеста показал, что эта книга в своем современном виде, появилась не ранее начала XVII века. См. «Звезды свидетельствуют». А следовательно, и дюреровские звездные карты к Альмагесту изготовлены примерно в это же время. А не на сто лет раньше.

Приведем теперь примеры записи дат на старых картинах и рисунках нескольких известных художников средневековья. После всего сказанного выше становится понятным, что эти работы следует датировать ПРИМЕРНО СТА ГОДАМИ ПОЗЖЕ, чем принято считать сегодня.

На рис. 1.44 приведен автопортрет А. Дюрера. Над головой художника крупно проставлена дата, рис. 1.45. Сегодня считается, что здесь написан 1493 год. Однако обратите внимание на форму второй слева цифры, якобы четверки. Не получена ли она легким искажением славянской буквы Е? То есть прежней старой ПЯТЕРКИ. Если это так, то дата на автопортрете Дюрера окажется следующей: 1593 год. Получается самый конец ШЕСТНАДЦАТОГО ВЕКА. На сто лет позже, чем принято думать сегодня.

На рис. 1.46 приведена одна из гравюр А. Дюрера. Наверху проставлена дата, рис. 1.47. Сегодня нам говорят, что тут стоит 1494 год. Однако всмотримся внимательнее в так называемую «четверку». Она написана практически так же, как и славянское рукописное Е. То есть, как ПЯТЕРКА в старых обозначениях. Если это так, то данный рисунок А. Дюрера датируется не 1494 годом, а 1595 годом. То есть, концом XVI века.

На рис. 1.48 приведена картина А. Дюрера с проставленной датой, рис. 1.49. Сегодня считается, что это 1499 год. Однако опять‑таки мы видим здесь «четверку», являющуюся просто повернутой славянской буквой Е. То есть, на самом деле это ПЯТЕРКА в старых обозначениях. Следовательно, данная картина, скорее всего, датируется не 1499 годом, а 1599 годом. Концом XVI века.

Рис. 1.44. Автопортрет А. Дюрера, датируемый якобы 1493 годом.

На самом деле это, скорее всего, 1593 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], картина 1

Рис. 1.45. Фрагмент с датой на автопортрете А. Дюрера

Рис. 1.46. Гравюра А. Дюрера «Битва морских богов». Наверху проставлена дата якобы 1494 год. На самом деле это, скорее всего, 1595 год. То есть, на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], номер 4

Рис. 1.47. Фрагмент с датой на гравюре А. Дюрера «Битва морских богов». Взято из [1232], номер 4

Рис. 1.48. Картина А. Дюрера, датируемая якобы 1499 годом. На самом деле это, скорее всего, 1599 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], номер 11

Рис. 1.49. Фрагмент с датой на картине А. Дюрера якобы 1499 года

На рис. 1.50 приведена гравюра А. Дюрера. На ней, внизу, проставлена дата, рис. 1.51. Сегодня нам говорят, что это 1502 год. Однако, как мы объяснили выше, скорее всего, здесь символ 5 обозначал старую ШЕСТЕРКУ. Следовательно, это 1602 год. То есть, начало XVII века. На сто лет позже, чем считается сегодня. Кстати, такая великолепная техника исполнения рисунка, как теперь становится понятно, возникла лишь в XVII веке.

На рис. 1.52 приведена картина А. Дюрера. Над головой женщины проставлена дата, рис. 1.53. Сегодня нас уверяют, будто это очевидно 1505 год. Но в свете того, что нам стало известно, это, скорее всего, 1606 год. Поскольку старое цифровое значение символа 5 было ШЕСТЬ. Кроме того, в данной дате первая единица обозначена буквой X, а не буквой I, рис. 1.53. Но ведь буква X – это первая буква имени Христос. Это в точности отвечает нашей мысли, что в начале даты раньше ставили первую букву имени Иисус или имени Христос. И лишь потом эту букву объявили обозначением «тысячи». Между прочим, в данном случае, на картине А. Дюрера, буква X в дате записана в форме характерной именно для КИРИЛЛИЦЫ.

Рис. 1.50. Рисунок А. Дюрера, датируемый якобы 1502 годом. На самом деле это, скорее всего, 1602 год. То есть на сто лет ближе к нам. Взято из [1232], номер 12

Рис. 1.51. Фрагмент с датой на рисунке А. Дюрера, датируемом якобы 1502 годом

Рис. 1.52. Картина А. Дюрера, датируемая якобы 1505 годом. На самом деле это, скорее всего, 1606 год. То есть на сто лет ближе к нам. Кроме того, первая цифра «один» записана явно как кириллическое X. То есть, как первая буква имени Христос. Взято из [1232], номер 16

Рис. 1.53. Фрагмент с датой на картине А. Дюрера, датируемой якобы 1505 годом

Все сказанное применимо отнюдь не только к Альбрехту Дюреру. Но и ко всем художникам и скульпторам, на картинах которых стоят даты, относимые сегодня к XV–XVI векам. То же самое следует сказать и о датах, проставленных на «старых» книгах. В том числе, и на «старых» Библиях.

На рис. 1.54 приведена картина Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя». Внизу проставлена дата, рассматриваемая сегодня как 1514 год, рис. 1.55. Однако, как мы уже объяснили, старое цифровое значение символа 5 было ШЕСТЬ. Так что, скорее всего, это 1614 год или 1615 год. Обратите также внимание на запись первой цифры «один». Это – явное «И с точкой», то есть i. Кроме того, впереди поставлена еще одна точка. Итак, в качестве «первой цифры» мы видим I, то есть первую букву имени Иисус. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Рис. 1.54. Картина Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя». Базельский художественный музей.

Она датируется якобы 1514 годом. Однако, скорее всего, это 1614 или 1615 год. То есть, на сто лет ближе к нам. Обратите внимание, что первая «цифра» записана как буква I (с точкой/), то есть как первая буква имени Иисус. Взято из [104], номер 10

Рис. 1.55. Фрагмент с датой на картине Ганса Фриза «Усекновение головы Иоанна Крестителя»

Неустойчивость форм «индо‑арабских» цифр в эпоху XVI – начала XVII века ярко проявляется, например, на картинах знаменитого средневекового художника Луки Кранаха. Сегодня считается, что он жил в 1472–1553 годах [797], с. 643. Например, одна и та же цифра 5, – означающая у Кранаха, скорее всего, ШЕСТЬ, а не пять, как сегодня, – НА РАЗНЫХ ЕГО КАРТИНАХ ВЫГЛЯДИТ СОВЕРШЕННО ПО‑РАЗНОМУ. Поскольку, как мы теперь понимаем, Лука Кранах жил, скорее всего, не в XV–XVI веках, а в XVI–XVII веках, то такие колебания в написании им цифр в датах на картинах, указывают, что еще и в XVII веке правила изображения «индо‑арабских» цифр еще не устоялись.

На рис. 1.56 приведена гравюра Луки Кранаха Старшего «Давид и Абигайль». Внизу справа изображена дощечка с инициалами Луки Кранаха, изображением дракона и с ДАТОЙ, рис. 1.57. Сегодня считается, что тут написан 1509 год. На самом деле это, скорее всего, 1609 год. Обратите внимание на цифру 5, то есть на шестерку в старых обозначениях. Она отличается от современного написания 5 тем, что ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕНА. Кстати, обратите внимание, как представлен здесь «древний» библейский царь Давид. Это – типично средневековый рыцарь, в тяжелых латах. Рядом с женщиной Абигайль, на земле, лежит ее шляпа с ПЕРЧАТКАМИ. Таким образом, средневековый художник Лука Кранах не видел ничего странного в том, что «древнейшая» библейская Абигайль – это средневековая женщина, носившая, в частности, такие предметы поздне‑средневекового туалета, как ПЕРЧАТКИ и шляпу с полями.

Вернемся к записи дат на средневековых документах. Непривычную сегодня, ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет и цифра 5 в дате на гравюре Луки Кранаха «Святой Георгий», рис. 1.58. Сегодня нам говорят, что тут записан 1509 год. Однако, скорее всего, это 1609 год. То есть начало XVII века.

Рис. 1.56. Гравюра Луки Кранаха «Давид и Абигайль». Библейский Давид – средневековый рыцарь в латах. Абигайль одета как средневековая женщина. Взято из [1310], с. 7

Рис. 1.57. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Давид и Абигайль». Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде. Взято из [1310], с. 7

Рис. 1.58. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Святой Георгий». Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде. Взято из [1258], с. 9

Рис. 1.59. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха, изображающей святого Иеронима. Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде. Взято из [1310], с. 14

Точно такую же ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет цифра 5 на гравюре Луки Кранаха, якобы 1509 года, изображающей святого Иеронима, рис. 1.59. На этой гравюре дощечка с датой нарисована «вверх ногами». Для удобства чтения даты мы перевернули ее в нормальное положение. Скорее всего, здесь записан 1609 год.

ЗЕРКАЛЬНО ОТРАЖЕННУЮ ФОРМУ имеет цифра 5 и на гравюре Кранаха «Johannes der Täufer im Wald preligend», якобы 1516 года. Фрагмент гравюры с датой мы приводим на рис. 1.60. Скорее всего, тут записан 1616 год.

Рис. 1.60. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Johannes der Täufer im Wald preligend», якобы 1516 года. Цифра 5 написана в зеркально отраженном виде.

Рис. 1.61. Фрагмент с датой на гравюре Луки Кранаха «Турнир со шпалерой», якобы 1509 года. Здесь цифра 5 написана уже так, как ее пишут сегодня. Взято из [1310], с. 8–9 Взято из [1258], с. 35

Однако на некоторых других картинах ТОГО ЖЕ ЛУКИ КРАНАХА цифра 5 написана по‑другому. А именно, как пятерка пишется сегодня. Например, на его гравюре «Турнир со шпалерой», якобы 1509 года. Мы приводим фрагмент с датой на рис. 1.61. Скорее всего, гравюра датируется 1609 годом.

Аналогично, то есть в современном виде, записана цифра 5 на картине Луки Кранаха, изображающей Ганса Лютера, якобы 1527 год. Мы приводим фрагмент с датой на рис. 1.62. Вероятно, эта картина была написана в 1627 году. То есть столетием позже, чем считается сегодня.

На рис. 1.63 мы приводим фрагмент с датой на картине Луки Кранаха «Женский портрет», якобы 1526 года. Цифра 5 написана уже в современном виде. Как мы понимаем, на самом деле тут, скорее всего, записана дата 1626 год.

Замечание. Сегодня, когда мы смотрим на старые гравюры XVI–XVII веков – рисунки, географические карты и т. д., мы обычно уверены, что те оттиски, которые мы видим, действительно изготовлены гравером в XVI или XVII веке. Однако это может быть и не так. Дело в том, что автор гравюры обычно вырезал изображение на медной доске. Правда, первые гравюры делались на дереве. Но это продолжалось недолго. С медной доски делали оттиски.

Рис. 1.62. Фрагмент с датой на картине Луки Кранаха, изображающей Ганса Лютера, якобы 1527 года. Цифра 5 написана уже в современном виде. Взято из [1258], с. 41

Для этого в прорези на доске втиралась черная краска, причем излишки краски убирались, чтобы краска осталась лишь в углублениях, прорезях рисунка. Потом на доску накладывали мокрую бумагу, поверх которой клали войлок. Под большим давлением оттиск «прокатывался». В результате бумага с силой вдавливалась через войлок во все углубления медной доски, и забирала из них краску. Получался оттиск. Эти оттиски могли делать намного позже. Медные доски не уничтожались, а переходили из рук в руки, продавались и т. д.

Таким образом, гравюры‑оттиски со старых досок могли делать и в XVIII, и в XIX веках. Однако при этом не составляло никакого труда внести изменения в изображение. Например, переделать дату на рисунке. Или название на карте. Для этого нужно было лишь отшлифовать требуемое место, слегка углубив его. Затем выгравировать тут новую надпись. При прокатке листа бумаги тяжелым валом через войлок, мокрый лист по‑прежнему хорошо прилегал к медной доске, даже в небольших ее углублениях, появившихся после редактирования. В результате получался «старый знаменитый оттиск», но с новыми деталями.

То, что так действительно происходило, – хорошо известно. Например, в случае географических карт. Примеры такого редактирования мы лично видели на выставке старых географических карт в Москве, в октябре 1998 года, в выставочной галерее «Юнион» на Смоленской площади.

Рис. 1.63. Фрагмент с датой на картине Луки Кранаха «Женский портрет», якобы 1526 года. Хранится в Государственном Эрмитаже, Петербург. Здесь цифра 5 написана уже в современном виде. Взято из [1310]

Об этом факте нам сообщили организаторы выставки, специалисты по древним картам. В частности, нам показали два оттиска старой карты с одной и той же медной доски. Причем один был сделан до редактирования, а второй, с рядом новых деталей, – после редактирования. В данном случае это сделали не с целью подделки, а из чисто практических соображений – требовалось внести новые географические сведения на старую карту. Но, как мы понимаем, абсолютно то же самое можно проделать и с целью, скажем, фальсификации даты на карте, или какого‑то названия на ней. Переделать всю медную доску – большая работа. А вот внести несколько мелких, но принципиальных, изменений совсем несложно.

6. Как писали на Руси до XVII века. Трудно читаемая надпись на Звенигородском колоколе, объявленная сегодня «тайнописью»

Читатель, воспитанный на скалигеровской истории, наверняка думает, что русская письменность до XVII века была обычной, хорошо знакомой нам кириллической письменностью. Может быть, с несколько иным начертанием букв, но не представляющей особых трудностей для специалистов. Нам показывают книги якобы XI–XII веков, русские летописи якобы XV века, которые без особого труда можно прочесть. За исключением, может быть, отдельных редких темных мест. Нас уверяют, что русская письменность мало изменилась за XI–XVIII века.

Однако это не так. Как мы сейчас увидим, до эпохи Романовых по‑русски писали во многих случаях СОВЕРШЕННО НЕПРИВЫЧНЫМИ сегодня буквами. Причем этих русских азбук было НЕСКОЛЬКО. Некоторые из них использовались в отдельных случаях и в XVII веке. Сегодня они требуют расшифровки, которая не всегда удается. Более того, даже когда использовалась привычная сегодня кириллица в русских надписях до XVII века, прочитать их часто очень трудно. Поскольку обычные кириллические буквы использовались совсем в другом значении. Выше мы уже приводили пример русской надписи начала XVII века, расшифрованной Н. Константиновым [425]. См. илл. 3.22 в книге «Новая хронология Руси», гл. 3. Сейчас мы приведем еще один яркий пример такого рода.

Как мы расскажем ниже, В ЭПОХУ ПЕРВЫХ РОМАНОВЫХ БОЛЬШИНСТВО СТАРЫХ РУССКИХ КОЛОКОЛОВ БЫЛО ПЕРЕЛИТО. А на некоторых из них надписи испортили, сбили или заменили на новые. Сейчас уже трудно сказать, что именно и как именно было написано на старых русских колоколах. Однако некоторые из таких «опасных» для романовской истории русских колоколов, или их копии, все‑таки уцелели до XX века. Нам известен один такой колокол XVII века, на котором, по‑видимому, скопирована более старая надпись. Или же по каким‑то причинам использованы старые русские азбуки. Это – знаменитый Звенигородский колокол, называвшийся Большим Благовестным колоколом Саввино‑Сторожевского монастыря [422], с. 176–177. Его уничтожили только в середине XX века. Мы приводим его старую фотографию на рис. 1.64, рис. 1.65 и рис. 1.66. Считается, что колокол «отлит в 1668 году "государевым пушечным и колокольным мастером Александром Григорьевым". Колокол весил 2125 пудов 30 гривенок (ок. 35 тонн). Изображен на гербе Звенигорода. Погиб в октябре 1941 года» [422], с. 176. Его обломок показан на рис. 1.67. Сегодня он хранится в Звенигородском музее, в Саввино‑Сторожевском монастыре.

Прорисовка надписи на Звенигородском колоколе приведена на рис. 1.68. Она заимствована нами из книги [808], опубликованной в 1929 году.

Вторая половина надписи выполнена непривычными сегодня буквами. Причем, здесь использовано сразу несколько азбук. Разделителями между ними служат какие‑то гербы. Двуглавые орлы и т. д. По‑видимому, они каким‑то образом соотносятся с использованными тут видами русской письменности. Первые несколько строк этой части надписи расшифрованы. Последние строки не имеют надежного перевода до сих пор. Несмотря на то, что в последних двух строчках используются в основном привычные нам кириллические буквы. Вот «перевод», а точнее переложение на привычные нам современные буквы, первых нескольких строк этой русской надписи, заимствованный нами из книги [808].

Рис. 1.64. Старая фотография Большого Благовестного колокола Саввино‑Сторожевского монастыря в подмосковном городе Звенигороде. Звенигородский колокол был уничтожен в 1941 году. Эта старинная открытка хранится сегодня в Звенигородском музее. Других изображений колокола нам неизвестно. Взято из [422], с. 176

Рис. 1.65. Фрагмент. Верхняя половина Звенигородского колокола. Взято из [422], с. 176

Рис. 1.66. Фрагмент. Нижняя половина Звенигородского колокола. Взято из [422], с. 176

«Изволениемъ всеблагаго и всещедраго Бгога нашегъ и заступлением милостивыя заступницы пресвятыя владычицы нашея Богородицы и за молитъвъ отъца нашего и милосътиваго заступника преподобнаго Савы Чудотворъца и по обе(здесь вместо «е» стоит «ять»)щанию и повеле(здесь вместо «е» стоит «ять»)нию раба Христова царя Алекс(здесь вместо «кс» стоит «кси»)е(здесь вместо «е» стоит «ять»)а от(славянское «от») любьви своея душевныя и от(славянское «от») сердечнаго желания слить сеи колокол в дом пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея рожества».

Рис. 1.67. Уцелевший обломок Звенигородского колокола. Из собрания Звенигородского музея. Взято из [422], с. 177

Надо сказать, что этот перевод, предложенный М.Н. Сперанским в [808], на самом деле содержит сильные искажения исходного текста. Многие слова действительно переведены правильно. Но другие подменены таким образом, чтобы получился гладкий текст. Не вызывающий вопросов. На месте этих слов в подлинном, древнем тексте, стоят ДРУГИЕ СЛОВА. В некоторых случаях – имена. Причем, иногда – имена богов, звучащие сегодня СОВЕРШЕННО НЕПРИВЫЧНО. М.Н. Сперанский предпочел заменить их на более привычные. Подробности см. ниже. Такова, по‑видимому, принятая у историков практика «переводов» древних текстов. Мы сталкиваемся с этим уже не в первый раз.

Рис. 1.68. Надпись на Звенигородском колоколе. Выполнена в XVI–XVII веках. Взято из [808]

Позиция историков, по‑видимом у, такова: переводить надо не все то, что написано в древнем тексте. И не совсем так, как написано. То есть, вовсе не следует переводить старый текст СЛОВО В СЛОВО. Например, не нужно сообщать читателю «опасные вещи». Перевод должен выглядеть гладко, стандартно и лишних вопросов не вызывать. Тогда в исторической науке все будет в порядке.

Другие историки «переводят» надпись на Звенигородском колоколе по‑другому. Вот, например, «перевод» Александра Успенского, сделанный в 1904 году. Он писал: «Самый большой колокол… пожалован царем Алексием Михайловичем и покрыт двумя надписями, из них нижняя (три строки) состоит изъ 425 криптографических знака, означающих: "Изволением преблагаго и прещедраго Бога нашего и заступлением милостивыя заступницы Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и за молитв отца нашего и милостиваго заступника преподобнаго Саввы чудотворца и по обещанию и по повелению раба Христова царя Алексея и отъ любви своея душевныя и отъ сердечнаго желания слитъ сей колокол въ дом Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго Ея рождества и великаго и преподобнаго отца нашего Саввы чудотворца, что в Звенигороде, нарицаемый Сторожевский".

Верхняя же надпись (изъ 6‑ти строкъ) сделана по славянски, она указывает дату устроения колокола (… "слитъ сей колоколь… в лето отъ сотворения света 7176, а отъ воплощения единороднаго Божьяего Слова 1667 месяца сентября въ 25 день… Лиль мастеръ Александръ Григорьевъ") и перечисляет членов царского семейства и православных патриархов (Паисий александрийский, Макарий антиохийский и Иоасаф Московский и всея России), живших в то время» [943], с. 80.

А вот «перевод», предлагаемый современным историком В.А. Кондрашиной. Она пишет: «Замечательно, что на первом и ВТОРОМ Благовестных колоколах было помещено ТАЙНОЕ

ПИСЬМО, составленное царем, о содержании которого сам же он и поведал: "А у подписей на конце написано: Раб Христов и Пречистыя Богородицы всех святых аз, многогрешный царь Алексей, челом бью сим колоколом и царица с сестрами. А подписал аз, царь и государь всея Русии и самодержец, своею рукою премудрым письмом слогу и вымыслу 12 азбуками майя 7161 (1652) году". Имело ли это сакральный смысл или было забавой умудренного науками человека, мы не знаем» [294], с. 117.

Поясним. Историки считают, будто было ДВА Звенигородских Благовестных колокола. Первый был отлит якобы в 1652 году и его судьба НЕИЗВЕСТНА [294], с. 116. ВТОРОЙ колокол отлили в 1668 году. Именно он сохранялся в Звенигороде вплоть до 1941 года, когда его уничтожили. Именно он приведен на фотографии, показанной на рис. 1.64. Но в таком случае возникает законный вопрос. Где же в надписи на Звенигородском колоколе приводимое В.А. Кондрашиной «тайное письмо» царя Алексея? Почему‑то в «переводе» Александра Успенского мы ничего подобного НЕ ВИДИМ. Ни о чем таком он не упоминает.

Вокруг надписи на Звенигородском колоколе накопилось много путаницы. Вот что сообщает В.А. Кондрашина: «Нам не известна судьба… первого в царствование Алексея Михайловича Благовестного колокола. Второй, 35‑тонный, ДАЛЕКО ЗА ПРЕДЕЛЫ РОССИИ РАЗНЕСШИЙ СЛАВУ о Саввино‑Сторожевском монастыре, появился значительно позднее, в 1668 г. ОДНАКО МЫ ЗНАЕМ, ЧТО БЫЛО НАПИСАНО на первом Благовестнике. Надпись составлял сам царь Алексей Михайлович, И ОНА СОХРАНИЛАСЬ В ЕГО КАНЦЕЛЯРИИ, среди бумаг приказа Тайных дел: "Изволением всеблагого и всещедраго Бога нашего и заступлением милостивые заступницы пресвятой владычицы нашея Богородицы молитвами и за молитв отца нашего и милостивого заступника преподобного Саввы чудотворца, и по обещанию и повелению раба Христова царя Алексея слит сей колокол в дом пречистыя Богородицы, честного и славнаго ея Рождества и великаго и преподобнаго отца нашего Саввы чудотворца, что в Звенигороде нарицаемый Сторожевский, при властях при честном архимандрите Ермогене да при честном келаре старце Вельямине Горскине…". Далее перечислялась вся братия, состоявшая из уставщика, семи соборных старцев, чашника, 23 священников, 18 диаконов, 10 рядовых монахов. ЧТОБЫ НЕ ВОЗНИКАЛО СОМНЕНИЯ в причастности царя к составлению надписи, ОН писал: "А сию подпись писал сам государь своею рукою и с той подписи слово в слово подпись вылита"» [294], с. 116.

Скорее всего, картина такова. Историки предлагают нам в качестве «перевода» надписи на Звенигородском колоколе некий текст, обнаруженный в архивах царской канцелярии. Причем неясно – к какому времени относится «перевод тайнописи». Может быть, этот канцелярский перевод изготовили в то время, когда старые русские алфавиты XVI–XVII веков были уже основательно подзабыты. Надпись на колоколе уже не могли читать так свободно, как раньше. В результате получился весьма приблизительный ее пересказ. Вероятно, таких попыток прочтения надписи было несколько. «Переводы» получились различными. Некоторые из них дошли до нашего времени и были восприняты как «надписи с разных колоколов». В результате могла возникнуть легенда, будто было два Звенигородских колокола. На которых будто бы были приблизительно похожие надписи. В одной перечислялись члены царского семейства и патриархи. А в другой – братия монастыря, старцы и монахи.

Складывается ощущение, что современные историки предпочитают не вчитываться в оригинал надписи на Звенигородском колоколе, а вместо этого цитируют различные и весьма приблизительные ее «переводы», сделанные в XVIII–XIX веках.

Поэтому мы заново тщательно проанализировали текст на Звенигородском колоколе. Прочитать удалось не все. Оказалось, что часть надписи, приведенная Н.М. Сперанским, содержит несколько собственных имен или каких‑то непонятных сегодня слов, которые М.Н. Сперанский и заменил на другие «стандартные» слова. Некоторые из непонятных слов и собственных имен содержат не повторяющиеся в другой части текста буквы, которые поэтому не удается прочесть. В результате у нас получился следующий перевод. В нем мы заменяем непонятные буквы знаком вопроса. А несколько разделителей, стоящих в надписи и отделяющих друг от друга части текста, написанные разными азбуками, мы условно обозначаем в нашем переводе словом «герб». Поскольку многие из этих разделителей явно напоминают гербы. Например, двуглавый орел с короной в четвертой строке сверху и в конце текста, рис. 1.68. Несколько букв, слитых в одну, мы разбиваем на составляющие буквы и ставим их в фигурных скобках. Титлу мы обозначаем знаком «~». Разбиение надписи на строки, данное Н.М. Сперанским, мы сохранили. Следует помнить, что буква Ъ раньше часто читалась как О.

«ГЕРБ» Изволениемъ всеблагагъ и въсещедрагъ {ба~} гогръ

нашегъ

«ГЕРБ» заступлениемъ?и?о?уицы заступлницы л?етцзуызц?с

ды?ицы нс?ез? богородицы «ГЕРБ» и за молитъвъ отъца нашег

о «ГЕРБ» «ГЕРБ» и милосътиваго заступника преподобнаго псав

??дотворъца

«ГЕРБ» ы по?????нию и по повел(ять)ния раба христова яря

Оле(кси)(ять)я {от}?л

юбьви своея душевныя и {от} серъдечьнаго желания «ГЕРБ»

«ГЕРБ»

«ГЕРБ» зълт сей кололол?с??л????ел?т??ил?л?л?к????ет???л?

??т???л???л??ет?? «ГЕРБ» и великаго и преподобънаго и {бг}а

нашго вавъ чуд

отъворца цговъ? ве?лио?од???а?икае?цивго?о?еквлл «ГЕРБ»

«ГЕРБ» «ГЕРБ»

На рис. 1.69 приведен исходный текст, где под каждой его буквой подписано ее значение по современной кириллице.

Обратите внимание – какой гладкий текст изготовили из всего этого М.Н. Сперанский и его предшественники. Последние две строки интересны тем, что здесь стоят буквы обычной средневековой кириллицы‑вязи. Но значения этих букв СОВЕРШЕННО ДРУГИЕ. Они как бы перепутаны в сравнении с современной кириллицей. Эту часть текста М.Н. Сперанский вообще не стал переводить. В отличие от него, мы приводим перевод первой половины этого куска. Вторую половину нам пока перевести не удалось. Первую же половину перевел математик, выпускник механико‑математического ф‑та МГУ, М.Н. Поляков. Очень интересно, что здесь упоминается некий «Бог ВАВО Чудотворец».

Рис. 1.69. Надпись на Звенигородском колоколе с подстрочным переводом на современные буквы

Возможно, ВАВО здесь означает САВА. И в первой строчке стоит похожая формула: «Всещедрого Бога ГОГРО нашего». Присутствие таких имен в русской церковной надписи, многие слова и обороты которой звучат совершенно стандартно для православного текста, не может не вызвать удивления. Не потому ли М.Н. Сперанский и его предшественники ПОДДЕЛАЛИ перевод, написав вместо «Бога ГОГРО» слово Бгога. Как бы намекая на слово Бог без добавления имени. Тем самым, скрыв от читателя, что в XVI–XVII веках некоторые русские церковные формулы звучали совершенно по‑другому чем сегодня. И в них упоминались МНОГОЧИСЛЕННЫЕ БОГИ, с разными именами.

Историки, как правило, не пишут об этом старом обычае русских называть своих святых – богами. Однако есть и исключения. Например, Г.А. Мокеев, автор книги «Можайск – священный город русских» [536], посвященной в значительной степени знаменитому старинному русскому образу Николы Чудотворца – «Николе Можайскому», даже назвал одну из глав своей книги – «Русский Бог». Оказывается, так называли Николая Чудотворца иностранцы, писавшие о Руси. А сами русские в те времена называли Николу просто БОГОМ. Г.А. Мокеев пишет по этому поводу: «На него (Николая Чудотворца – Авт.)… тоже распространялось понятие "спасителя". Не случайно иностранцы констатировали, что… "Николу… аки Бога почитают православнии" (Зиновий Отенский). Инородцы на территории России также именовали его "Никола – Русский Бог". И в русских духовных стихах отмечалось, что "Святитель Никола, силен Бог наш", причем выступал он также как "Морской Бог", "Бурлацкий Бог", даже "Общий Бог"… Наконец существовал клич "Никола с нами!" наподобие общеизвестного "С нами Бог!"» [536], с. 12.

Г.А. Мокеев пишет по этому поводу, что на Руси «"богами" назывались иконы» [536], с. 12. Однако это «объяснение» ничего не меняет по существу. Факт остается фактом: до XVII века на Руси было много святых, которых называли богами. Среди них: Бог Никола – «морской Бог», он же, вероятно и «античный» Посейдон? Бог Власий или Велес – «скотий Бог» [532], с. 120, Боги Гогр и Вав (Сава), упомянутые на Звенигородском колоколе и другие «русские боги».

В этой связи нельзя не вспомнить, что Библия, говоря об Ассирии, – то есть, как мы понимаем, о РУСИ‑ОРДЕ, – упоминает многочисленных сирийских и ассирийских БОГОВ. Например: «В то время послал царь Ахаз к царям Ассирийским, чтобы они помогли ему… И приносил он жертвы БОГАМ ДАМАССКИМ… и говорил: БОГИ царей СИРИЙСКИХ помогают им; принесу я жертву ИМ и они помогут мне… И по всем городам Иудиным устроил высоты для каждения БОГАМ иным» (2 Паралипоменон 28:16, 28:23, 28:25).

Библия здесь говорит, по‑видимому, о Руси‑Орде XV–XVI веков. См. книгу «Библейская Русь». При этом упоминает о РУССКИХ, – то есть о СИРИЙСКИХ, в библейской терминологии, – БОГАХ. Мы видим, что на Руси раньше богами называли святых. Причем вплоть до XVII века.

Не очень понятно также, о каком русском царе – «яре» Алексее сказано в надписи на Звенигородском колоколе. Может быть, это царь Алексей Михайлович, как это думают историки [425], [808], [294], [422], [943]. Однако если на колоколе 1668 года на самом деле скопирована надпись с более старого Звенигородского колокола, то не исключено, что в ней первоначально имелся в виду другой царь Алексей. Историки этого не могут допустить, поскольку считают, что с приходом к власти Романовых на Руси остался только один царь. И это был Романов. Мы же видели, что это не так. Вспомним, что Степан Разин был воеводой некоего ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ, см. выше. Столица которого, по‑видимому, находилась в Астрахани. И который был СОВРЕМЕННИКОМ царя Алексея Михайловича. Может быть, Звенигородский колокол отлит именно астраханским ордынским царем Алексеем. И лишь потом попал в Звенигород. Как бы то ни было, но такая надпись заслуживает самого пристального изучения. Историки же снабдили эту надпись фальшивым переводом и тут же забыли о ней. Им кажется намного более интересным тщательно и вдумчиво изучать безобидные бытовые записки на бересте. Которые написаны, по‑видимому, в XVI–XVIII веках (бумага еще была дорогой), но бездоказательно датируются сегодня «глубокой новгородской древностью».

Подведем итог. Надпись на Звенигородском колоколе – это не тайнопись, а обычная запись, вполне естественная на колоколе. Предназначенная для всеобщего обозрения и для чтения, а не сокрытия каких‑либо «тайн». Так же, как и приведенная нами ранее надпись на книге, расшифрованная Н. Константиновым [425]. Тоже не содержащая ничего такого, что следовало бы скрывать. Мы подчеркиваем это потому, что сегодня историки, сталкиваясь с подобными старыми русскими текстами, придумали очень выгодную им теорию, будто это все – «тайнопись». Мол, на Руси писали только привычной кириллицей. Как сегодня. А те примеры, которые в эту «теорию» не укладываются, объявили стремлением наших предков писать тайнописью. Насколько нам известно, не существует ни одного примера, когда содержание этой «тайнописи», если она расшифрована, выходит за рамки обычных текстов, не содержащих заведомо никакой тайны. Те примеры, которые мы здесь приводим, типичны. Совершенно очевидно, что надпись на Звенигородском колоколе по своему содержанию – никакая не тайнопись. Обычная, стандартная надпись. Не содержащая никакого намека на секрет. От кого бы то ни было.

Позиция историков понятна. Ведь если признать, что на Руси до XVII века писали по‑другому, то тогда мгновенно возникнет фундаментальный вопрос. А как же многочисленные «древние» русские тексты якобы XI–XV веков, предъявляемые нам сегодня в качестве обоснования романовско‑миллеровской версии истории? Почему же они не написаны такими странными значками? Чтобы таких «опасных» вопросов не возникало, историки объявили все ПОДЛИННЫЕ ОСТАТКИ старой русской письменности – загадочной и не очень интересной для серьезного исследователя ТАЙНОПИСЬЮ. Мол, не стоит обращать серьезного внимания. А ПОДДЕЛКИ XVII–XVIII веков объявили «подлинными старыми русскими текстами». И успокоились.

Но сейчас становится ясно, что именно такие «нечитаемые» или трудно‑читаемые старые русские тексты необходимо тщательно изучать и разыскивать. Именно в них, а не в фальшивках, иногда очень наглых, романовской эпохи могут сохраниться наиболее яркие и «опасные» для романовской версии крупицы правды о старой русской истории XI–XVI веков. Здесь – широкое поле деятельности для филологов и специалистов по старой русской письменности.

В заключение отметим, что сегодняшние историки предпочитают лишь вскользь и глухо упоминать о Звенигородском колоколе. Причина, по‑видимому, в нежелании привлекать к надписи на колоколе внимание независимых исследователей. Дабы не всплыли на поверхность те странности, некоторые из которых мы отметили. Примечательно, что среди материалов двух научных конференций, посвященных 600‑летию Саввино‑Сторожевского монастыря и состоявшихся в 1997 и 1998 годах, о Звенигородском колоколе – САМОЙ ИЗВЕСТНОЙ СТАРОЙ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ ЗВЕНИГОРОДА – НЕ СКАЗАНО НИ СЛОВА [688]. Не только не было ни одного научного доклада о колоколе, но о колоколе ВООБЩЕ НЕ УПОМЯНУТО в сборнике трудов обеих конференций [688]. Как же так? Ведь эти научные собрания посвящены истории того самого монастыря, где Звенигородский колокол находился около ТРЕХСОТ ЛЕТ. Именно этот колокол красуется на гербе города Звенигорода [422], с. 176. См. рис. 1.70. Историки сами сообщают, что колокол прославил Звенигород далеко за пределами России [294], с. 116. Как же могло случиться, что на ЮБИЛЕЙНЫХ конференциях по истории монастыря, никто из докладчиков ни единым словом не обмолвился о легендарном колоколе и надписи на нем? Неужели историкам не хочется разобраться, какими алфавитами писали на Руси в XVI–XVII веках? Или же им есть что скрывать?

Рис. 1.70. Герб Звенигорода.

Из описания герба: «В голубом поле ВЕЛИКИЙ КОЛОКОЛ, ПОДПИСАННЫЙ НА КРАЮ О НАГО НЕИЗВЕСТНЫМИ НЫНЕ ЛИТЕРАМИ, каковой колокол, вылитый из меди, и поныне хранится» [185], с. 144

Далее. Почему в объемистой книге [422], специально посвященной истории Саввино‑Сторожевского монастыря, среди двухсот ее страниц не нашлось достойного места для ПРОРИСОВКИ надписи на Звенигородском колоколе? Приведена лишь одна старая небольшая фотография колокола, снабженная скупым комментарием, полностью процитированным нами выше [688], с. 176. Да еще фотография уцелевшего обломка колокола, выставленного в музее монастыря. Почему ни в одном из изданий [294], [422], [943], [688], продававшихся в наше время, в 1999 году, на территории Саввино‑Сторожевского монастыря, тоже нет прорисовки надписи на Звенигородском колоколе? Как‑никак, повторим еще раз, знаменитый колокол помещен на старый герб города Звенигорода и разнес славу о монастыре «далеко за пределы России» [294], с. 116.

Рис. 1.71. Обломок языка Звенигородского колокола, выставленный сегодня рядом со звонницей Саввино‑Сторожевского монастыря. Фотография сделана авторами в мае 1999 года

Кстати, кем и при каких обстоятельствах был уничтожен колокол в 1941 году? Об этом почему‑то в изданиях [294], [422], [943], [688] не говорится ни слова. Что стало с другими осколками колокола (один выставлен в музее)? Молчание. В 1999 году, когда мы посетили монастырь, рядом со старой звонницей лежал лишь обломок языка Звенигородского колокола, рис. 1.71.

Рис. 1.72. Звонница Саввино‑Сторожевского монастыря в 1999 году. Видна большая пустая ниша (с окном на задней стене), где до 1941 года висел огромный Звенигородский колокол. Фотография сделана авторами в мае 1999 года

На нем никаких старых надписей нет. Стоит отметить, что во время войны Звенигород не был захвачен немецкими войсками [422], с. 187. Известно также, что ни один фашистский снаряд не упал на Саввино‑Сторожевский монастырь, на звоннице которого находился Звенигородский колокол вплоть до 1941 года [422], с. 187. См. рис. 1.72. Так что в данном случае не фашисты уничтожили эту бесценную реликвию русской истории. Далее. «В годы Великой Отечественной войны в Саввино‑Сторожевском монастыре размещалась воинская часть» [422], с. 190. Но вряд ли наши военные ответственны за гибель огромного 35‑тонного колокола. Надо полагать, в годы войны им было не до колоколов, поскольку орудия в наше время изготовляют из стали, а не из старой колокольной меди.

В книге «Древний Звенигород» [581] предлагается следующая версия гибели Звенигородского колокола: «Колоколпытались снять в 1941 году при подходе фашистских войск, но неудачно, и он разбился (в Звенигородском музее сохранились лишь его фрагменты)» [581], с. 186. Хорошо. Допустим, что историки или археологи действительно хотели вывезти ценный колокол в безопасное место, дабы сберечь его. Но случайно разбили. Что следовало бы сделать в таком случае? Скорее всего, неуклюжие рабочие должны были бы, по приказу заботливых историков, руководивших операцией, бережно подобрать с земли все обломки, погрузить их в грузовики, – надо полагать, специально выделенные для этой цели, – и вывезти на хранение. Но тогда почему же все эти обломки после окончания войны не выставили в музее монастыря? Пусть и в искалеченном виде, но колокол можно было бы нам показать. В конце концов, какие‑то обломки можно и склеить. Вместо этого нам показывают всего один небольшой осколок колокола, рис. 1.67. А где остальные? Если их сегодня нет, то кто и когда их уничтожил?

Так кто же все‑таки расколол колокол? Случайно ли, что как только сложились «подходящие обстоятельства», – война, разруха и т. п., – как тут же знаменитый колокол погиб? Сбросили со звонницы? Кто? Не те ли, кто давно мечтал уничтожить яркий след русской старины, упорно не желавший вписываться в скалигеровско‑романовскую историю? Воспользовались «удобным случаем», чтобы навсегда лишить нас очевидца подлинной истории Руси‑Орды?

Обратите внимание на еще одну странность, связанную со Звенигородским колоколом, и указанную нам В.Н. Смоляковым. Выше мы привели старый герб города Звенигорода с изображением колокола, рис. 1.70. В книге «Гербы Российской империи» [162], на странице 56, этот герб приведен, и про него сказано, что он Высочайше утвержден в декабре 1781 года. Но тут же рядом в книге [162] показан еще один, более поздний герб города Звенигорода, утвержденный через сто лет, в 1883 году. ОНИ РАЗИТЕЛЬНО ОТЛИЧАЮТСЯ. В описании старого герба 1781 года сказано, что ВЕЛИКИЙ колокол отлит из МЕДИ, и по краю его идет надпись «неизвестными ныне литтерами». А на гербе 1883 года, тоже Высочайше утвержденном, никакой «тайной надписи» уже нет. А про сам колокол говорится, будто он серебряный. Мы цитируем: «На лазуревом щите СЕРЕБРЯНЫЙ колокол с золотыми украшениями» [162], с. 56. Ни о каких «неизвестных литерах» уже не упоминается ни единым словом! Спрашивается, почему Романовы в конце XIX века заменили колокол на гербе Звенигорода? При этом убрали с него «нечитаемую» надпись. Вместо меди комментаторы почему‑то вдруг заговорили о «серебре».

В связи с этим возникает законный вопрос. Верно ли, что колокол, уничтоженный в Звенигороде в 1941 году, был тем самым старым ВЕЛИКИМ Звенигородским колоколом, о котором нам известно из летописей? Ведь недаром же считается, будто существовало ДВА Звенигородских Благовестных колокола. Отлитый якобы в 1652 году и с «неизвестной судьбой» [294], с. 116. И другой, отлитый якобы в 1668 году, сохранявшийся до 1941 года, пока не был кем‑то разбит. Вероятно, первый, старый Звенигородский колокол, прозванный ВЕЛИКИМ, Романовы просто уничтожили. Чем‑то он их сильно не устраивал. После чего про уничтоженный Великий колокол тут же распустили слух, будто «судьба его неизвестна». Вместо него долгое время напоказ выставляли другой колокол. Впрочем, тоже с «тайнописью». Скорее всего, уже с несколько другой, менее опасной. Надо полагать, подобные старые русско‑ордынские колокола «с тайнописью» в XVII–XVIII веках еще оставались. Так что можно было заменить один на другой. И лишь в 1941 году, наконец, уничтожили и этот, «менее опасный» колокол. Улучили подходящий момент. Все‑таки сочли вредным и его.

По поводу «тайнописи» на колоколе, изображенной на старом гербе Звенигорода 1781 года (рис. 1.70, это – всего лишь одно слово), В.Н. Смоляков высказал в своем письме к нам следующую мысль: «Я решил попробовать перевести надпись, применив "алфавит Воланского"». О таблице Воланского, в которой предложена расшифровка «древних» эт‑русских букв как букв старой кириллицы, мы подробно расскажем в книге «Империя». «Все буквы переводятся однозначно, за исключением второй буквы. Ее можно читать и как ДА, и как АЛ. Если вторую букву читать как АЛ, – получается вполне обычное славянское слово ДАЛДОВХОМ. Можно разбить слово на две части: ДАЛДОВ – далдонить, звонить, болтать (В. Даль, т. 1, с. 414), и ХОМ или ХАН – царь. Мое мнение, надпись гласит "царь (хан) колокол"». Конечно, надпись всего из нескольких букв уверенно перевести трудно. Тем не менее, идея перевода выглядит вполне правдоподобно.

Отметим еще одно интересное обстоятельство. В Звенигороде, в музее Саввино‑Сторожевского монастыря выставлено старинное вооружение русского воина. Мы видим, что РУССКИЙ щит покрыт АРАБСКИМИ надписями, рис. 1.73 и рис. 1.74. Что это означает, мы рассказали выше, в настоящей главе, в параграфе 1 под названием «Почему русский мастер Никита Давыдов поместил на царском шлеме арабские изречения?»

7. Как писали в Европе до XVII века. Так называемая «европейская тайнопись»

В Европе тоже встречаются сохранившиеся до нашего времени следы старых алфавитов, которыми, вероятно, пользовались до XVII–XVIII веков. Сегодня такие надписи обычно объявляют нечитаемыми, либо тайнописью. То есть поступают так же, как и в случае со Звенигородским колоколом. Наиболее известный пример – этрусские надписи, о которых мы подробно расскажем в книге «Расцвет Царства», гл. 3. Но и кроме этрусских «нечитаемых» текстов есть много других «загадочных» надписей.

Рис. 1.73. Старинное вооружение РУССКОЮ воина, представленное в музее Саввино‑Сторожевского монастыря. Русский щит покрыт АРАБСКИМИ надписями. А точнее, надписями, которые сегодня объявлены исключительно арабскими. Фотография сделана авторами в мае 1999 года

Рис. 1.74. Фрагмент щита с частью арабской надписи

Вот, например, надпись на левом косяке одного из входов в знаменитый собор Сантьяго де Компостела (Santiago de Compostela), в Испании, рис. 1.75. А.Т. Фоменко и Т.Н. Фоменко посетили этот собор в 2000 году. Наша прорисовка этой надписи приведена на рис. 1.76. Сегодня предложено считать, что тут записана дата основания собора. Мы цитируем: «На левом косяке двери (речь идет о Platerias Doorway – Авт.)… имеется надпись, указывающая дату основания, предмет споров современных ученых: некоторые убеждены, что она прочитывается как 1112 (то есть 1072 по современному календарю), другие дают 1116 (1078), а другие 1141 (1103). В начале 12 столетия ее читали как "апо 1078"…» [1059], с. 38.

Рис. 1.75. Надпись на левом косяке входа (Platerias Doorway) в собор Сантьяго де Компостела, в Испании. Сегодня ее толкуют разными способами и она считается «трудно читаемой». Взято из [1059], с. 42

Трудно сказать – насколько правильно предлагаемое историками толкование этого текста. Не исключено, что он написан забытым или полузабытым сегодня алфавитом, использовавшимся в Западной Европе вплоть до XVII–XVIII веков включительно. Здесь требуется дополнительное исследование.

На рис. 1.77– 1.82 мы приводим фотографии этой же надписи, но сделанные в 2002 году. Видно, что надпись «подреставрировали».

Рис. 1.76. Наша прорисовка «нечитаемой» надписи на левом косяке входа (Platerias Doorway) в собор Сантьяго де Компостела, в Испании. Прорисовка сделана по фотографии из книги [1059], с. 42, изданной в 1993 году

Рис. 1.77. Та же надпись в соборе Сантьяго де Компостела, но сфотографированная существенно позднее, в 2002 году. Эта и несколько следующих фотографий надписи сделаны по нашей просьбе профессором математики Игнасио Бахо (Ignacio Bajo, Universidad de Vigo, Spain). Сравнение с предыдущей фотографией этой же надписи, но взятой нами из книги [1059], с. 42 (издания 1993 года), показывает, что за прошедшие годы надпись, скорее всего, «отреставрировали»

Рис. 1.78. Первый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Фотография 2002 года. Сравните со старой фотографией. Отчетливо видна работа «реставраторов» по «улучшению» изображения. По‑видимому, подмазали свежим бетоном, аккуратнее прорисовали те линии, которые сочли нужными. А «ненужные» линии, попросту, замазали. Понятнее надпись не стала, зато приобрела как бы «академический вид». Гладко, красиво

Рис. 1.79. Второй и третий сверху знаки надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Явно «отреставрированы». Фотография 2002 года

Рис. 1.80. Четвертый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Тоже «отреставрирован». Хотели сделать линии ровнее. Фотография 2002 года

Рис. 1.81. Пятый сверху знак надписи на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. «Отреставрирован». Фотография 2002 года

Рис. 1.82. Слабый след какого‑то другого знака на Platerias Doorway собора Сантьяго де Компостела. Фотография 2002 года

Рис. 1.83. Голова какого‑то фантастического животного‑химеры с двумя огромными языками на соборе Сантьяго де Компостела. Сегодня смысл подобных изображений, по‑видимому, утрачен. Фотография 2002 года

В 2002 году она выглядит заметно «красивее», чем на старой фотографии десятилетней давности. Не исключено, что при «реставрации» могли затереть слабые следы каких‑то других знаков. В первую очередь, замазали цементом «некрасивые» щели между каменными блоками, составляющими косяк двери собора. Потом взялись за надпись. Реставраторы «улучшили» непонятный им текст. При этом практически полностью убрали следы каких‑то букв, которые были тут написаны чуть ниже. Отсюда видно – как полезно сравнивать изображения одного и того же объекта, сделанные через какие‑то заметные промежутки времени. Иногда становится видимой закулисная «деятельность по улучшению истории». Конечно, не всегда она является преднамеренным подлогом. Часто хотят просто сделать «покрасивее» для привлечения туристов (другими словами, для привлечения денег). Но при этом искажают историю. Намеренно или ненамеренно.

На рис. 1.83 показана голова химеры на соборе.

Другой пример. В соборе Святого Лоренца, в германском городе Нюрнберге, обнаружено довольно много непонятных знаков на камнях. Например, в северной башне собора такие знаки обнаружены в 1908 году [1417], с. 8. Некоторые из них приведены на рис. 1.84 и рис. 1.85.

Рис. 1.84. Непонятные знаки на камнях собора Святого Лоренца в Нюрнберге.

Считается, что это – цеховые значки каменотесов XIV–XVI веков. Не исключено, что они являются буквами забытого алфавита, употреблявшегося в Европе до XVII века. Взято из [1417], с. 8

Рис. 1.85. Непонятные символы на камнях собора Святого Лоренца. Считается, что это – цеховые значки каменотесов XIV–XVI веков. Возможно, они являются буквами забытого алфавита. Взято из [1422], с. 40

Историки пишут так: «Эти каменные знаки указывают на реставрационные работы XVI века» [1417], с. 8. Далее сообщается, что ученые занимаются их изучением, однако смысла и перевода значков в книге [1417] не приведено. Некоторые из этих символов предложено считать условными цеховыми знаками семейств, занимавшихся в XIV–XVI веках каменотесным делом [1422], с. 40. Такое толкование, конечно, не исключено. Но оно не снимает вопроса в целом. Ведь загадочные фамильные знаки каменотесов могут быть буквами какого‑то уже забытого сегодня алфавита, бывшего в употреблении по крайней мере до XVI века. В этом случае значки могли обозначать, например, первую букву полного имени того или иного мастера.

Рис. 1.86. Христианская православная Кормчая или Номоканон, написанная по‑арабски. Итак, для христианских канонических книг использовался не только славянский, греческий или латинский, но и арабский язык. Данная книга изготовлена в XIX веке в Сирии. Она находится в Историческом Музее ROM города Торонто (Канада). Фотография сделана авторами в 1999 году

Оказывается, для христианских канонических книг использовался не только славянский, греческий или латинский, но и АРАБСКИЙ язык. На рис. 1.86 показана христианская православная Кормчая или Номоканон, написанная по‑арабски. Эта книга содержит, в частности, правила и постановления Вселенских и поместных соборов христианской церкви. В средние века использовалась как основная каноническая христианская книга, определявшая законы жизни церкви.





Дата публикования: 2015-01-10; Прочитано: 567 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2021 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.041 с)...