Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Мы поможем в написании вашей работы!  
 

Ослабление агрессии



Мы познакомились с теорией инстинктов, теорией фрустрации-агрессии и теорией социального научения, а также тщательно исследовали факторы, способствующие возникновению агрессии. Так каков же итог? Можем ли мы каким-то образом уменьшить агрессию? Каковы способы осуществления контроля над агрессией? Что говорят об этом теория и проведенные исследования?

Катарсис

«Молодых нужно учить, как давать выход своему гневу»,— настоятельно рекомендует Энн Лендерс (Ann Landers, 1969). «Если человека распирает от ярости, нужно отыскать клапан. Мы должны дать ему возможность спустить пары», — вторит ей известный психиатр Фриц Перлз (Fritz Peris, 1973). Оба утверждения опираются на «гидравлическую модель»: накопленная агрессивная энергия, подобно воде, сдерживаемой плотиной, неудержимо стремится вырваться наружу.

Концепцию катарсиса обычно приписывают Аристотелю. Хотя Аристотель на самом деле ничего не говорил об агрессии, он утверждал, что мы можем очищаться от гнетущих эмоций, «проживая» их, и что созерцание классических трагедий позволяет нам испытать катарсис (очищение). Он считал, что эмоциональное возбуждение несет эмоциональную разрядку (Butcher, 1951). Позже гипотеза катарсиса была расширена и стала включать в себя эмоциональную разрядку, достигаемую не только посредством созерцания драматических произведений, но также путем вызывания в памяти и «проживания» заново прошлых событий, через внешнее выражение эмоций и через различные действия.

Очищение благотворно и для души, и для тела. Даже выражение гнева может на время успокоить нас, если после этого не останется чувства вины или тревоги из-за возможности возмездия (Geen & Quanty, 1977; Hokanson & Edelman, 1966). Но продолжительный гнев скорее всего породит новый гнев. Например, Роберт Армс (Robert Arms) и его коллеги сообщают, что канадские и американские поклонники футбола, борьбы и хоккея ведут себя более враждебно после соревнований, чем до них (Arms & others, 1979; Goldstein & Arms, 1971; Russell, 1983). Даже война, и та, по-видимому, не дает очищения от агрессивных чувств. Статистика показывает, что после войны количество убийств обычно резко повышается (Archer & Gartner, 1976).

Эксперименты подтверждают то же самое: агрессия ведет к усилению агрессии. Эббе Эббесен и сотрудники (Ebbesen & others, 1975) побеседовали со 100 инженерами и техниками вскоре после получения ими предупреждений о возможном сокращении. Некоторым задавались вопросы, которые давали возможность высказать все, что они думают о своем работодателе или непосредственном начальнике, например, такой вопрос: «Вспомните случаи, когда компания явно несправедливо обходилась с вами». После интервью опрашиваемые заполняли анкету, где им предлагалось отметить те штрафные санкции, которых, по их мнению, заслуживает компания и начальство. Позволила ли предшествовавшая этому возможность «спустить пары» уменьшить уровень агрессии? Напротив, враждебность возросла. Выражение враждебности приводит к усилению враждебности.

Не правда ли, в этом есть что-то знакомое? Вспомните, в главе 9 мы говорили, что акты жестокости порождают жестокое отношение. Более того, как мы убедились в процессе анализа экспериментов Стенли Милграма, слабая выраженность агрессивного действия может приводить к тому, что совершивший его человек откажется видеть в своем поступке что-либо предосудительное. Люди умаляют достоинства своих жертв, оправдывая тем самым свое агрессивное поведение. Если злобу удается выместить с первого раза, напряжение действительно спадает, в противном же случае сдерживающие начала ослабевают.

И все-таки, должны ли мы сдерживать агрессию и агрессивные побуждения? Молча дуться вряд ли более эффективно, чем срывать свой гнев на окружающих, потому что в таком случае мы все равно продолжаем проигрывать в памяти свои обиды, мысленно ведя диалог с обидчиком. К счастью, существуют неагрессивные способы выразить чувства и сообщить другим о том, как их поведение повлияло на нас. Нужно просто заменить разоблачительные высказывания, начинающиеся с местоимения «ты», на высказывания, начинающиеся с местоимения «я», например: «Я зол!» или «Когда ты так говоришь, я раздражаюсь». В этом случае вы выразите свои чувства так, что другому человеку будет легче отреагировать на них позитивно (Kubany & others, 1995). Можно быть напористым без агрессии.

Подход с позиций социального научения

Если агрессивное поведение приобретается в процессе научения, то есть надежда, что его можно контролировать. Рассмотрим вкратце факторы, способствующие возникновению агрессии, и подумаем, каким образом им можно противостоять.

К выражению враждебной агрессии толкают различные аверсивные переживания, такие, как фрустрация ожиданий и оскорбление личности. Так что лучше всего не забивать людям головы несбыточными мечтами и напрасными надеждами. Инструментальную агрессию обусловливает предвкушаемый положительный баланс между вознаграждением и издержками. Значит, мы должны поощрять в детях стремление к сотрудничеству и неагрессивное поведение. В проводившихся экспериментах дети становились менее агрессивными, когда их агрессивное поведение игнорировалось, а неагрессивное подкреплялось (Hamblin & others, 1969).

А вот эффективность наказаний весьма ограничена. В большинстве случаев смертоносные агрессивные действия были импульсивными и резкими — следствием ссоры, оскорбления или жестокого нападения. Таким образом, мы должны упреждать агрессию, не дожидаясь, пока она возникнет. Мы должны учиться неагрессивным стратегиям решения конфликтов. Если бы смертоносные агрессивные действия были холодными и инструментальными, мы могли бы надеяться на то, что, позволив преступнику выдать свои агрессивные намерения, а затем наглядно наказав его, мы отпугнули бы других от совершения преступлений. Если бы все так и происходило, то в тех штатах, где в ходу смертная казнь, совершалось бы меньшее количество убийств по сравнению со штатами, где смертная казнь отменена. Но в нашем мире все происходит совсем не так (Costanzo, 1998).

Если мы хотим мира, нам необходимо формировать и поощрять отзывчивость и стремление к сотрудничеству с раннего возраста. Может быть, стоит поучить родителей тому, как добиваться дисциплины от детей без применения насилия. Обучающие программы вдохновляют родителей подкреплять желательное поведение, используя позитивные формулировки («Когда закончишь уборку своей комнаты, пойдешь играть») вместо негативных («Если не уберешь комнату, я сравняю тебя с землей»). Реализация одной такой «программы замещения агрессии» снизила количество повторных задержаний юных правонарушителей и членов подростковых банд. Подростков и их родителей обучали навыкам общения, эмоциональному самоконтролю, повышали уровень их рассуждений о нравственности (Goldstein & Glick, 1994).

Если наблюдение за агрессивным поведением снимает запреты и вызывает желание подражать, значит, мы должны отказаться от демонстрации в кинотеатрах и на телевидении особо жестоких, антигуманных сюжетов, то есть принять меры, сходные с теми, что были приняты в отношении расистских и сексистских сюжетов. Мы можем также «вакцинировать» детей от влияния насилия, показываемого средствами массовой информации. Озабоченные тем, что телевидение до сих пор «не посмотрело в глаза фактам и не изменило свой подход к составлению программ», Ирон и Хьюсманн (Eron & Huesmann, 1984) рассказывали 170 детям из Оук-Пар-ка (Иллинойс) о том, что телевидение изображает окружающий мир нереалистично, что агрессия не так уж распространена и не так уж эффективна, как это преподносится с экрана телевизоров, и что агрессивное поведение нежелательно. Помня о результатах, полученных при исследовании установок, Ирон и Хьюсманн предлагали детям самим делать выводы и высказывать критические замечания. Повторное исследование детей показало, что сцены насилия, демонстрируемые по телевидению, оказывает на них меньшее влияние по сравнению с детьми, с которыми не велось никаких предварительных бесед.

Подталкивают к агрессии и агрессивные стимулы. Это наводит на мысль об ограничении доступа к ручному огнестрельному оружию. На Ямайке в 1974 году была осуществлена программа борьбы с преступностью, включавшая строгий контроль продажи огнестрельного оружия, а также установление строгой цензуры на телевидении и в кинематографе, которая ограничивала показ сцен с применением оружия (Diener & Crandall, 1979). Уже в следующем году количество краж уменьшилось на 25 %, количество выстрелов без смертельного исхода — на 37 %. В Швеции был прекращен выпуск военных игрушек. Служба информации Швеции (1980) сформулировала национальную позицию следующим образом: «Игра в войну учит решать споры насильственным путем».

Подобные предложения могут помочь в борьбе против агрессии. Однако, учитывая многочисленность причин агрессии и сложность контроля над ними, можно ли разделять оптимизм, содержащийся в предсказании Эндрю Карнеги о том, что в двадцатом веке «человекоубийство будет считаться столь же отвратительным, сколь отвратительным кажется нам сегодня каннибализм»? С тех пор как Карнеги произнес эти слова в 1900 году, было убито около 200 миллионов человек. Есть печальная ирония в том, что, хотя сегодня мы понимаем природу человеческой агрессии лучше, чем когда-либо, человеческая бесчеловечность едва ли уменьшилась.





Дата публикования: 2014-11-03; Прочитано: 819 | Нарушение авторского права страницы | Мы поможем в написании вашей работы!



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2021 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с)...