Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Заказать
 

Глобальная продовольственная проблема и ее географические аспекты



Еще одна сложная глобальная проблема – продовольственная. Это очень многоплановая проблема – одновременно и природная, и социально-экономическая. Она отражается едва ли не на всех сторонах жизни общества и представляет собой очень большую угрозу для многих десятков государств. Неудивительно, что в научный и практический обиход уже вошло понятие о продовольственной безопасности. Неудивительно также, что этой проблеме посвящена огромная литература на разных языках мира. Так, бразильский физиолог и антрополог Жозуэ де Кастро еще в 1954 г. опубликовал свою знаменитую книгу «География голода», которая затем была переведена и на русский язык.

Глобальная продовольственная проблема – едва ли не древнейшая из всех глобальных проблем человечества. Голод – как крайнее ее проявление и огромное социальное бедствие – обрушивался на массы людей и в древности, и в средние века, и в периоды новой и новейшей истории. Об этом свидетельствуют примеры Древнего Рима, средневековой Европы, России, Индии, Китая. Правда, до недавнего времени в нашей литературе это явление оценивалось большей частью с сугубо классовых, идеологических позиций и, по крайней мере для новейшего времени, напрямую увязывалось с капиталистическим строем. И только в последние годы стали писать о голоде и при различных «моделях» социализма – сталинской, маоцзедуновской, полпотовской.

Голод был самым распространенным явлением в древние времена; в мифологии индейцев Центральной Америки существовало даже божество голода.

В средние века из-за неурожаев целые области и страны оказывались на грани вымирания или даже переступали эту грань. По словам известного французского историка Фернана Броделя, «на протяжении веков голод возвращался с такой настойчивостью, что становился элементом биологического режима людей, одной из структур их повседневной жизни». То же можно сказать и о раннем новом времени. Достаточно привести в пример частые голодные годы в России во второй половине XVI и в начале XVII в.

Бог насылал на нашу землю глад,

Народ завыл, в мученьях погибая.

Так написал Пушкин в «Борисе Годунове». Да и в XVIII в. Европа, по выражению Жозуэ де Кастро, тоже находилась в состоянии «хронического голодания». Голод в Бенгалии (Индия) унес 10 млн жизней, или 1/3 всего ее населения. В XIX в. Европа снова испытала «великий голод» из-за неурожая картофеля. А в Индии в последней четверти того же века от голода погибло не менее 15 млн человек.

В наши дни авторитетными международными организациями определены медицинские нормы питания людей и соответственно сами понятия голод и недоедание. По оценкам ФАО и ВОЗ, примерная норма питания для одного человека должна составлять 2400–2500 ккал в день. Некоторые авторы считают, что «среднестатистическому» жителю Земли для нормальной жизнедеятельности необходимо 2700–2800 ккал в день. Разумеется, этот показатель может несколько варьировать в зависимости от пола, возраста, вида труда, природно-климатических условий и некоторых других факторов. Отчетливо выраженное недоедание наступает тогда, когда он опускается ниже 1800 ккал, а явственный голод – когда он проходит «критическую отметку» в 1000 ккал в день. Что же касается структуры пищевого рациона, то по норме он должен включать не менее 90—100 г белка в день. Питание, при котором недостает не только калорий, но и белков (в первую очередь животного происхождения), а также жиров, витаминов, микроэлементов, называют неполноценным. Его называют также скрытым (хроническим) голодом.

На протяжении XX в. количественные показатели питания в мире заметно улучшились.

Еще в 1930-х гг. среднее потребление на одного человека составляло 2100 ккал, но к началу 1960-х гг. оно возросло до 2300, к началу 1970-х гг. – до 2450 и к началу 1990-х гг. – до 2700 ккал/сутки. В начале XXI в. этот рост продолжался.

Конечно, такой рост был не случайным. За ним кроется прежде всего заметное увеличение мирового производства зерна, которое произошло во многом под влиянием «зеленой революции» в развивающихся и начавшейся биотехнологической революции в развитых странах, расширения орошаемых площадей, улучшения селекции и агротехники и др. Особенно важно отметить, что в 1950—1980-х гг. производство зерна в мире опережало рост народонаселения – несмотря на самый пик демографического взрыва; соответственно возросли и среднедушевые показатели потребления. Внушительные сдвиги произошли и в двух других важнейших сферах обеспечения продовольствием – в производстве мяса и морепродуктов.

Однако все это отнюдь не означает, что глобальная продовольственная проблема ныне уже решена. Во-первых, даже в благополучные десятилетия случались мировые продовольственные кризисы, когда продовольственная безопасность многих стран оказывалась под угрозой, а запасы продовольствия сокращались до опасного предела. Такая ситуация возникала, например, в 1972–1973 гг. и в 1979–1981 гг.

Во-вторых, как уже отмечалось, в 1990-х гг. произошло довольно резкое замедление мирового прироста производства зерна, так что прирост населения снова стал его опережать. Причины этого явления надо искать в сокращении пахотных угодий (в частности, из-за опустынивания), что привело к увеличению малоземелья и безземелья крестьян, в обострившемся дефиците пресной воды, в крайней недостаточности материально-финансовых ресурсов у большинства стран мира, в еще продолжающемся в некоторых регионах демографическом взрыве.

Вот почему абсолютные показатели, характеризующие голод и недоедание, остаются в мире еще очень высокими. По данным ФАО, общая численность голодающих в 1980-х гг. составляла 550–580 млн, а по некоторым другим оценкам – даже 800 млн человек. От хронического недоедания в начале 1970-х гг. страдало 920 млн человек, а к началу 1990-х гг. этот показатель снизился до 840 млн. В 2005 г. он остался примерно на том же уровне. Но если говорить о недоедании по объективному критерию недостатку веса, то оно может быть и большим: ведь в одной Индии недостаток веса имеет половина взрослых жителей. Все это означает, что поставленная на «Саммите тысячелетия» ООН в 2000 г. задача уменьшения числа голодающих к 2015 г. в два раза вряд ли будет выполнена. Теперь называют уже новый срок – 2030 г.

Наряду с количественными необходимо учитывать и качественные показатели питания людей, структуру их пищевого рациона. По медицинской норме этот рацион должен включать не менее 100 г белков в день. Питание, при котором недостает не только калорий, но и белков (в первую очередь животного происхождения), жиров, витаминов, кальция, микроэлементов, также снижает работоспособность и служит причиной многих заболеваний. А ведь ныне в мире достаточного количества витаминов и микроэлементов не получают примерно 40 % всех жителей.

Вопрос о различных типах питания широко освещен в литературе. Можно сослаться на американского географа Г. Кериела, который составил мировую карту с выделением «пшеничных», «рисовых», «кукурузных», «просо-сорговых» и некоторых менее значимых типов питания. В несколько генерализованном виде она показана на рисунке 146.

Все приведенные выше средние показатели, как и можно было предположить, испытывают большие колебания от места к месту. При этом основной водораздел опять-таки проходит между экономически развитыми и развивающимися странами.

Для экономически развитых стран явление голода и недоедания в целом уже не характерно. Эти страны ныне производят и потребляют более 3/4 мирового продовольствия, хотя в них проживает только 18 % населения Земли. В большинстве этих стран средняя калорийность питания превышает 3000 ккал/сутки, а в некоторых – и 3500 ккал/сутки. Потребление белков также составляет примерно 100 г в сутки, причем более 1/2 такой нормы приходится на белки животного происхождения.

В связи с этим в последнее время в литературе особое внимание обращается на то, что в мире все больше людей переедают и имеют лишнюю массу тела, и в результате повышается их восприимчивость к болезням, понижается работоспособность и сокращается продолжительность жизни. Общее число переедающих ныне оценивается в 1,6 млрд человек. В США к категории тучных людей относят 3/4 всех жителей, в Великобритании – 2/3, в Германии – 3/5, во Франции – 2/5, в России – 1/3. Растет число таких людей и в развивающихся странах.

Рис. 146. Типы питания населения (по Г. Кериелу)

Можно добавить, что рацион питания в развитых странах тоже отличается большим разнообразием. Хотя все они (кроме Японии), по Г. Кериелу, имеют «пшеничный» тип питания, в рационе их жителей в качестве источников калорий сочетаются пшеница, картофель, сахар, мясо, животные и растительные жиры, а в качестве источников протеинов – мясные, молочные и рыбные продукты. Хотя и в составе этой группы стран есть, конечно, свои внутренние различия. Говорят, например, об американском типе питания, характерном для США, Канады, Австралии, Новой Зеландии, а в последнее время и для некоторых стран Европы. Он отличается более низкими нормами потребления зерна и картофеля и более высокими нормами потребления мяса, молока, яиц, сахара, фруктов, овощей. А, скажем, средиземноморский тип питания в странах Южной Европы отличается высоким уровнем потребления овощей, фруктов, растительного масла, но также и хлебных изделий.

Рис. 147. Структура питания населения мира (по «Рио-92»)

Это означает, что все приведенные выше цифры, характеризующие масштабы современного голода и недоедания, фактически относятся только к развивающимся странам. Несмотря на то что средняя калорийность питания в этой группе государств выросла с 2000 ккал в конце 1960-х гг. до 2300 ккал/сутки в начале 1990-х гг., она все еще еле дотягивает до необходимой медицинской нормы и на 900—1000 ккал отстает от среднего показателя развитых стран. Протеинов в этих странах также потребляют примерно вдвое меньше.

Что же касается типов питания (рис. 146), то их разнообразие в развивающемся мире еще более велико. Здесь и «пшеничные» типы, господствующие в Северной Африке, в Юго-Западной Азии и в западной части Индостана, где главными источниками калорий служат различные зерновые культуры, животные и растительные жиры, и разновидность этого типа в Южной Америке с ориентацией преимущественно на пшеницу и кукурузу. Здесь и разнообразные «рисовые» типы, характерные в первую очередь для Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии, а также для Латинской Америки, где главным источником калорий служит рис. Здесь и «кукурузные» типы в Мексике, Венесуэле и Восточной Африке. Здесь и обширные по территории «прососорговые» типы в Западной и Центральной Африке, на юге Индостана, в Северо-Восточном Китае. Несмотря на такое разнообразие типов питания, в каждом из них основу рациона обычно составляют один-два вида продовольствия. Например, для жителей Южной и Юго-Восточной Азии это рис, доля которого в рационе доходит до 70 и даже 90 %. А жители Тропической Африки потребляют преимущественно просяные культуры и корнеплоды.

Недостаточная обеспеченность продовольствием, и в особенности продуктами животного происхождения (рис. 147), отрицательно сказывается на средней продолжительности жизни людей, на их здоровье, физической работоспособности, сопротивляемости болезням, адаптации к современным высокотехнологичным производственным процессам. К числу болезней, вызываемых калорийно-белковой недостаточностью, относятся: квашиоркор – заболевание, связанное с недостатком белкового питания, зобовая болезнь, анемия, глазные болезни. В странах с большим потреблением полированного (очищенного от оболочки) риса широкое распространение получили болезни, вызываемые недостатком витамина В1. Крайним проявлением недостаточности этого витамина служит болезнь бери-бери (от сингальского «бери» – слабость).

Из этих различий между двумя группами стран вытекают и весьма существенные региональные различия. Их можно проследить, пользуясь данными таблицы 175.

Таблица 175

СРЕДНЕЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ (ККАЛ В ДЕНЬ)

Но еще более важно получить представление о различиях в количестве и качестве питания людей на уровне отдельных стран. Такое представление формируют рисунки 148 и 149.

Главный вывод, следующий из анализа этих рисунков, можно сформулировать так: на Земле существует обширный пояс голода и недоедания, протягивающийся по обе стороны экватора. Этот пояс начинается в Южной Америке, охватывает большую часть Африки, а затем продолжается в Азии.

Эпицентр этого пояса давно уже находится в Тропической Африке, беднейшем регионе мира. В начале 70-х гг. XX в. в Африке насчитывалось 90 млн голодающих, в начале 80-х гг. – 110 млн, в середине 80-х гг. – 140 млн, а в середине 90-х гг. – 210 млн. В этом регионе есть страны, где доля голодающих и недоедающих людей во всем населении превышает 40 % (Чад, Сомали, Уганда, Мозамбик) или составляет от 30 до 40 % (Эфиопия, Мали, ДР Конго, Замбия).

Несмотря на достижения «зеленой революции», довольно сложная продовольственная ситуация сохраняется и в Юго-Западной, Южной и Юго-Восточной Азии. Так, в Южной и Юго-Восточной Азии общая численность голодающих в 70—80-х гг. держалась на уровне 280–290 млн человек, да и в 90-х гг. этот показатель мало изменился. По некоторым данным, в первой половине 90-х гг. в Непале к категории недоедающих относилось 70 % всего населения, в Индии – более 60 %, в Пакистане и Индонезии – 40 %. В печати можно встретить и вовсе разительные примеры: тогда как средний американец съедает 174 яйца в год, индус – всего 25 (или одно яйцо в две недели). В странах Южной Азии на мясо приходится только 2 % потребляемых белков.

На таком фоне проблема обеспечения питанием в Латинской Америке представляется менее острой. Однако и на этом континенте ареал недоедания охватывает многие Андские страны. И здесь численность недоедающих достигает 60 млн, а доля их в общем населении некоторых стран может достигать 40–45 %.

Рис. 148. Среднесуточное потребление продовольствия на душу населения, ккал

Возникновение и дальнейшее обострение глобальной продовольственной проблемы поставили перед мировым сообществом ряд сложных задач. Еще в 1974 г. под эгидой ООН в Риме была проведена Всемирная продовольственная конференция, которая приняла Всеобщую декларацию по борьбе с голодом и недоеданием. Там же был рассмотрен вопрос о создании глобального продовольственного мониторинга с целью раннего предупреждения о возникновении критических продовольственных ситуаций. По рекомендации конференции Генеральной Ассамблеи ООН в том же году был создан Всемирный продовольственный совет. В 1996 г. в Риме прошла еще одна Всемирная продовольственная конференция – крупнейшая и самая представительная из всех когда-либо собиравшихся по этому поводу. Она тоже приняла важные рекомендации.

Рис. 149. Потребление белка на душу населения, в граммах (по Д. Григу)

Возросла и продовольственная помощь развивающимся странам по каналам мировой торговли. В 1980-х гг. уже более 70 стран Азии, Африки и Латинской Америки вынуждены были ввозить продовольствие, а к концу 1990-х гг. число таких стран возросло до 100. Общий ввоз зерна этими странами за последние десятилетия вырос в десятки раз, и они уже превратились в главных импортеров пшеницы и риса на мировом рынке. Еще в 1950–1951 гг. развивающиеся страны импортировали 12 млн т зерна, в 1969–1971 гг. – 20 млн т, в 1983–1985 гг. этот импорт увеличился до 69 млн т, а к 2000 г. достиг 110 млн т. Уже в начале 1990-х гг. доля импортного продовольствия во всем его потреблении составляла: в Африке – 13 %, в Латинской Америке – 15, на Ближнем Востоке – 23, в Восточной Азии – 7 %. А аналогичные показатели для отдельных стран могут быть значительно более высокими. В максимальной зависимости от импорта зерна на рубеже XXI в. оказались Республика Корея, о. Тайвань, Куба, которые покрывают таким путем более 70 % своих потребностей. В Алжире, Саудовской Аравии аналогичный показатель достигает 50–60 %.

Но за такой импорт приходится дорого платить, и это ложится тяжелым бременем на платежный баланс многих стран, увеличивая их внешний долг. А основным экспортерам аграрной продукции (США, Канада, Австралия, Аргентина, Франция) это приносит немалые доходы. Поэтому особенно велико значение безвозмездной продовольственной помощи, которую предоставляют развивающимся странам экономически развитые страны-доноры: США (60 % всей помощи), страны ЕС, Канада, Австралия. Так, продовольственная помощь странам Африки составляет до 40 % всего их продовольственного импорта. Ее получают Египет, а также Эфиопия, Судан, Сомали и многие наименее развитые страны. Из стран Азии наибольшую продовольственную помощь до сих пор получали Индия и Пакистан. А общий ее объем в 1992 г. превысил 14 млн т.

В России еще в конце 1980-х гг. средняя душевая калорийность питания составила 3300 ккал/сутки. К середине 1990-х гг. она снизилась до 2300 ккал/сутки, что объясняется общим кризисным состоянием экономики, резким снижением личных доходов и уровня жизни большей части населения, низкой продуктивностью и неустойчивостью земледелия. Уровень продовольственной зависимости России, т. е. доли импортных продуктов питания в общем их потреблении, увеличился до 50 %, тогда как, по расчетам специалистов, он не должен превышать 30–50 %. Для сравнения можно указать на то, что в США и во Франции уровень продовольственного самообеспечения намного превышает 100 %, в Германии составляет 93, в Италии – 78 %. В 2003 г. суточная калорийность питания снова возросла до 3120 ккал. Но в некоторых своих аспектах глобальная продовольственная проблема отчасти затрагивает и Россию.





Дата публикования: 2014-11-18; Прочитано: 291 | Нарушение авторского права страницы | Заказать написание работы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.087 с)...Наверх