Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Заказать
 

Основные черты географии миграций



Международные миграции населения были характерны для большинства этапов развития человечества и оказали на само это развитие немалое влияние, способствуя адаптации людей к разным условиям существования. Основные черты географии международных миграций с течением времени менялись.

В XIX в. главным очагом эмиграции была Европа, из которой около 30 млн человек выехали в США, Канаду, Австралию, Южную Америку, Южную Африку. Значительными были также переселения из Китая преимущественно в Юго-Восточную Азию и из Индии в некоторые районы Африки и Южной Америки. В первой половине XX в. (до Второй мировой войны) прежние тенденции и направления миграций в основном сохранились. Европа снова дала около 30 млн мигрантов, которые выехали примерно в те же заморские регионы. В годы Второй мировой войны преобладали принудительные и вынужденные миграции. А после нее география международных миграций стала постепенно изменяться. Наряду с межконтинентальными начали возрастать и внутриматериковые миграции. Появились совершенно новые центры привлечения и оттока мигрантов, обусловленные главным образом экономическими факторами.

Прежде всего следует обратить внимание на то, что географические сдвиги в международных миграциях происходят на фоне их бурного количественного роста. Еще в 1965 г. общая численность международных мигрантов в мире составила 75 млн человек, в 1975 г. она увеличилась до 85 млн, в 1985 г. – до 105 млн, в 1990 г. – до 120 млн, а затем выросла еще больше. При этом в 1990 г. на развитые страны приходилось 55 млн, а на развивающиеся – 65 млн всех международных мигрантов, а среднегодовые темпы роста численности мигрантов составили 2,5 %.

Распределение международных мигрантов по существующим регионам мира показано в таблице 61.

Таблица 61

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ МИГРАНТОВ ПО РЕГИОНАМ МИРА

Анализ таблицы 61 показывает, что внеконкурентное первое место по общему количеству мигрантов занимает зарубежная Азия – самый многонаселенный регион Земли. По доле мигрантов во всем населении выделяется Австралия и Океания – самый малонаселенный регион. Особый интерес представляют показатели, содержащиеся в последней колонке таблицы, позволяющие констатировать, что в роли главных поставщиков мигрантов в современном мире выступают зарубежная Азия, Латинская Америка и Африка, а в роли главных принимающих районов – Северная Америка, зарубежная Европа, Австралия и Океания.

Недавно А. Е. и Н. А. Слука опубликовали интересные данные, по которым можно судить о соотношении двух главных факторов динамики населения – естественного прироста и внешних миграций – в отдельных регионах мира на протяжении 1990-х гг. Оказалось, что в Европе (включая Россию) именно миграции обеспечивали 87 % общего прироста населения, тогда как естественный прирост – всего 13 %. В Северной Америке аналогичное соотношение составляло 33:66, в Австралии и Океании 17:83, а в Африке, Азии и Латинской Америке миграции, напротив, приводили к убыли населения, которая компенсировалась естественным приростом.

От анализа таблицы 61 логично перейти к изучению главных мировых миграционных потоков. Картографирование таких потоков, даже схематическое, – непростое дело, поэтому подобные карты и картосхемы в научной литературе довольно редки. Можно сослаться на картосхему, приведенную в энциклопедическом словаре «Народонаселение» (рис. 48). Прежде всего, в общетипологическом плане она позволяет выделить следующие главные направления международных (преимущественно трудовых) миграций:

Рис. 48. Основные направления международных миграций в 80-х – начале 90-х гг. XX в.

1) миграции из развивающихся в экономически развитые страны;

2) миграции в пределах экономически развитых стран;

3) миграции в пределах развивающихся стран;

4) миграции из стран с переходной экономикой в экономически развитые страны.

Миграции из развивающихся в экономически развитые страны были и остаются преобладающими. К ним относятся в первую очередь трудовые миграции из афро-азиатских стран в Западную Европу, из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии в США. Более частный пример подобного рода – притяжение рабочей силы в ЮАР из соседних стран. Примерами миграций между экономически развитыми странами могут служить перемещения трудовых ресурсов из стран Южной Европы в страны собственно Западной Европы. К числу трудовых миграций в пределах развивающихся стран относятся потоки мигрантов из Северной и Восточной Африки, из Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии в страны Персидского залива. Менее значительный центр притяжения мигрантов сформировался и в Латинской Америке, где в качестве стран притяжения рабочей силы (преимущественно сезонной) выступают Аргентина, Бразилия и Венесуэла. Много иностранных рабочих трудится также в новых индустриальных странах Азии. Что же касается потоков мигрантов из стран Восточной Европы и СНГ на Запад, то они оформились только в 1990-х гг.

В итоге можно утверждать, что основными районами притяжения мигрантов в современном мире являются Западная Европа, Северная Америка, страны Персидского залива, Австралия, ЮАР, новые индустриальные страны Азии, некоторые латиноамериканские страны, а также Израиль. В роли же главных поставщиков мигрантов выступают некоторые страны Южной (Индия, Пакистан, Бангладеш), Юго-Восточной (Индонезия, Филиппины, Таиланд) и Юго-Западной (Иран) Азии, Северной и Тропической Африки, Южной Европы, а также Мексика и некоторые другие страны Латинской Америки.

Россия стала страной массовых международных миграций только накануне и после распада СССР. Эмиграция из России достигла максимума в 1990 г., когда страну покинуло более 700 тыс. человек. В 1991 и 1992 гг. эмиграция также превышала 600 тыс., но позднее снизилась до уровня 300–350 тыс., затем 200 тыс., а в 2005–2006 гг. – 75–50 тыс. человек. Примерно 1/2 эмигрантов направляется в другие страны СНГ и страны Балтии и 1/2 – в страны Запада. Из тех, кто уезжает на Запад, более 70 % оседают в Германии, 4 – в Израиле и 7 % – в США. Демографы подразделяют эмигрантов из России на две основные группы: 1) этнических эмигрантов (евреи, немцы, греки, армяне), которые выезжают на постоянное жительство, и 2) трудовых эмигрантов, которые покидают страну в поисках приемлемой работы на постоянной или временной основе. Причина роста эмиграции в обоих случаях, а в особенности во втором, объясняется в первую очередь изменением социально-экономических условий жизни – кризисом экономики, снижением жизненного уровня, ростом безработицы.

Приток иммигрантов в Россию, составлявший в начале 90-х гг. XX в. примерно 1 млн человек в год, затем снизился до 500 и далее до 200 тыс. Практически все иммигранты прибывают в Россию из других стран СНГ и стран Балтии, т. е., по выражению Б. С. Хорева, являются «вторичными» мигрантами, по причинам экономического, социального, психологического, национального характера не адаптировавшимися в регионах бывшего Союза и вынужденными вернуться в Россию. Отмечается также приток в Россию временной иностранной рабочей силы в количестве примерно 300 тыс. человек в год. Основными ее поставщиками на российский рынок труда выступают пять стран: Украина, Белоруссия, Турция, Китай и КНДР. Но в целом миграционный приток населения лишь частично восполняет его естественную убыль.

57. «Утечка умов»

Во второй половине XX в. при характеристике международных миграций населения стали употреблять еще один термин – «утечка умов», или «утечка мозгов» (англ. Brain drain). Он означает миграцию людей интеллектуальных профессий – ученых, инженеров, медицинских и других специалистов, творческой интеллигенции, а также потенциальных работников этих профессий (студентов, аспирантов, стажеров). Все они могут мигрировать на длительный срок, по контрактам, а могут уезжать и на постоянную работу со сменой гражданства.

Интеллектуальная миграция началась на рубеже 40—50-х гг. XX в. Затем она прошла в своем развитии несколько этапов, отражавших этапы самой НТР и изменения в международной обстановке.

Первый этап «утечки умов» охватывал вторую половину 1940-х гг., когда из побежденной Германии в США в полупринудительном порядке было вывезено несколько тысяч специалистов в области физики, ракетостроения и других подобных специальностей.

Второй этап – это 1950-е гг., когда начался массовый добровольный отъезд талантливых ученых и выпускников университетов из ФРГ, Великобритании, Италии, в меньшей степени из Франции, в США, а также в Канаду и Австралию. В результате только США в 1950-е гг. получили дополнительно не менее 100 тыс. высококвалифицированных специалистов. А многие научные школы Западной Европы при этом заметно обеднели. Но в любом случае «утечка умов» на этом этапе происходила из одних экономически развитых стран в другие.

Третий этап, охватывавший период времени с начала 1960-х до конца 1980-х гг., внес в географию международных интеллектуальных миграций очень большие изменения. На этом этапе главной питательной средой подобных миграций стали развивающиеся страны, в особенности азиатские, но также латиноамериканские и африканские. По некоторым оценкам, только в 60—70-х гг. XX в. из этих регионов в США, Великобританию, Канаду и Австралию переселилось 700–800 тыс. специалистов из стран развивающегося мира – ученых, инженеров, врачей, медицинского персонала, программистов и др. В наибольшей степени «утечка умов» затронула Индию (инженеры и врачи), Филиппины (медсестры), а также Китай, Республику Корею, Египет, Алжир, Нигерию, страны Вест-Индии. К этому нужно добавить десятки тысяч студентов-«невозвращенцев» из развивающихся стран, которые после окончания учебы в США, Канаде, Великобритании так и остались там, не возвратившись на родину. Надо ли говорить о том, что подобная интеллектуальная эмиграция нанесла слаборазвитым странам-донорам большой экономический, да и не только экономический, ущерб. По оценкам ООН, финансовые потери развивающихся стран за последние 30 лет составили более 60 млрд долл.

Четвертый этап, начавшийся в конце 1980-х гг., продолжается до сих пор. «Утечка умов» в это время охватила в первую очередь страны Центрально-Восточной Европы и СНГ, откуда началась массовая эмиграция ученых, технических специалистов, людей свободных профессий в США, Канаду, ФРГ, Израиль и некоторые другие страны.

Всего же, по оценкам экспертов ООН, за послевоенный период (до середины 1990-х гг.) «утечка умов» привела к перемещению во всем мире примерно 2 млн человек.

В географической и экономической литературе уже не раз предпринимались попытки изучить и объяснить причины (факторы, условия) «утечки умов». Ученые пришли к выводу о том, что основная причина интеллектуальной миграции – как одной из разновидностей трудовой миграции в условиях особого внимания к качеству трудовых ресурсов – заключается в экономических преимуществах, которые приобретают мигранты-интеллектуалы в новой стране пребывания по сравнению со страной-донором.

А. Стокер в книге «Работа иностранцев» приводит следующий пример-сравнение: филиппинские медсестры в своей стране могут рассчитывать на месячную зарплату в 150 долл., тогда как в США их зарплата может составить 2,5 тыс. долл. в месяц. Однако далеко не все специалисты высокой квалификации уезжают с единственной целью хорошо заработать. Многие просто вынуждены покидать свою страну, потому что в ней они вообще не могут найти работу по специальности, реализовать свой научно-технический и общеинтеллектуальный потенциал. Впрочем, к этому нужно добавить и целый ряд внеэкономических причин «утечки умов» – социальных, расово-этнических, политических и др.

Что же касается географии этого процесса, то решающее воздействие на него оказывали и продолжают оказывать Соединенные Штаты, которые были и остаются главным центром притяжения интеллектуальных мигрантов, привлекая примерно 2/3 от их общей численности. Еще в середине 1960-х гг. в США был принят новый иммиграционный закон, стимулировавший приток специалистов из развивающихся стран. В 1990-х гг. была принята специальная поправка к иммиграционному закону, увеличившая квоту для специалистов высшей и высокой квалификации из бывшего СССР до 50 тыс. человек в год.

В результате доля иммигрантов среди всех квалифицированных специалистов составляет в США около 1/5, а среди инженеров – даже 2/5. Поскольку в США затраты на подготовку одного специалиста обычно значительно выше, чем в других странах, такой приток интеллектуалов позволяет им экономить многие миллиарды долларов. Уже не раз отмечалось, что за 100 лет существования Нобелевской премии лауреатами ее стали примерно 400 человек, из которых половина приходится на США. Но очень многие из американских лауреатов – это эмигранты, в том числе и в первом поколении (например, всемирно известные экономисты – выходцы из России – С. Кузнец и В. Леонтьев).

Россия в 1990-х гг. вошла в состав ведущих мировых поставщиков интеллектуальных кадров для заграницы. В результате затяжного социально-экономического и политического кризиса, массовой невостребованности, невозможности реализовать знания и опыт в собственной стране, постоянного финансового дефицита, инфраструктурной необеспеченности науки и образования, с одной стороны, и возникновения небывалой ранее открытости, с другой, в 1990-х гг. страну покинули сотни тысяч научных работников разного ранга, включая перспективную научную молодежь. Большинство из них уехало насовсем, многие – в длительные командировки по всякого рода грантам. (К этим потерям нужно добавить и тех, кто не уехал за границу, а перешел из науки и образования в коммерческие, управленческие и другие подобные структуры.) Итогом всех этих процессов стало то, что за годы реформ число занятых в российской науке уменьшилось в два раза. Подобный отток ученых и специалистов из страны не только наносит ей огромный материальный ущерб, но и обедняет ее интеллектуальный потенциал, создавая тем самым реальную угрозу для национальной безопасности.

58. Глобальная урбанизация и «городской взрыв» в современном мире

При определении урбанизации как процесса увеличения доли городского населения во всем населении, роли городов, распространения городского образа жизни и городской культуры обычно подчеркивается, что урбанизация представляет собой исторический процесс.

В самом деле, первые города появились еще задолго до наступления нашей эры, причем в некоторых из них (Вавилон, Ниневия, Патна, Сиань, Мемфис) были сотни тысяч жителей. Еще большее развитие городская жизнь получила в эпоху античности и эллинизма, когда самыми большими городами были Рим, Афины, Карфаген, Александрия. После упадка городской жизни в Европе в раннем средневековье она снова возродилась в эпоху развитого средневековья и Возрождения, когда крупнейшими городами Европы стали Париж, Неаполь, Лондон, Амстердам, Венеция, Антверпен, Милан, Брюгге, а на Востоке по числу жителей с ними сравнялись (или даже превосходили их) Пекин, Нанкин, Ахмадабад, Дели, Патна, Агра, Киото. Еще больший стимул для развития городской жизни дало новое время, ознаменовавшееся началом капиталистических отношений, когда стали особенно быстро расти города в Европе и Северной Америке.

Несмотря на столь длительную историю городской жизни, сам термин «урбанизация» появился только во второй половине XIX в., когда, собственно, и началась урбанизация в более строгом, научном, понимании этого термина. Еще в начале XIX в. показатели мировой урбанизации были очень низкими, можно сказать зачаточными, но затем они стали возрастать – сначала медленно, а в дальнейшем все быстрее и быстрее (табл. 62).

Таблица 62

ДИНАМИКА МИРОВОГО ПРОЦЕССА УРБАНИЗАЦИИ В XIX И XX вв.

Анализ таблицы 62 позволяет выделить в процессе мировой урбанизации три этапа. Ее первый (начальный) этап охватил в основном XIX в., а в территориальном аспекте – Европу и Северную Америку. Второй этап пришелся на первую половину XX в. Для этого этапа характерны ускорение роста городского населения (по таблице нетрудно подсчитать, что за весь XIX в. оно возросло примерно на 170 млн человек, а в первой половине XX в. – на 518 млн человек) и распространение урбанизации почти на все регионы мира. Наконец, третий этап по времени соответствует второй половине XX в. Для него типичны не просто ускорение темпов роста городского населения (рост на 2188 млн человек), но и возникновение таких новых качественных параметров, как преимущественный рост больших городов, формирование городских агломераций, мегалополисов, распространение городского образа жизни на сельскую местность и др. На этом этапе урбанизация окончательно стала глобальным процессом, охватившим все регионы земного шара.

Именно этот, третий, этап с полным основанием получил название «городской взрыв». Нетрудно заметить, что по времени он совпал с демографическим взрывом. Характерные черты «городского взрыва» можно определить следующим образом.

Во-первых, это ускорение темпов роста городского населения. На протяжении нескольких последних десятилетий оно ежегодно возрастало в мире на 2,5–2,6 %, и только в начале XXI в. этот темп снизился до 2 %.

Во-вторых, это быстрый рост числа больших городов и их доли в общем и городском населении. Статистика свидетельствует о том, что в 1900 г. в мире было примерно 360 городов людностью свыше 100 тыс. человек, в которых проживало немногим более 5 % всего населения. К 1950 г. число таких городов увеличилось до 950, а доля их в мировом населении выросла до 16 %. Соответствующие показатели на 2000 г. – примерно 4000 больших городов и 1/3 мирового населения.

В-третьих, это быстрый рост числа и роли городских агломераций, которые уже фактически пришли на смену прежнему «точечному» городу. Только крупных агломераций с населением более 500 тыс. человек в каждой в 1950 г. было 185, в 1970 г. – 340, в 1995 г. – 665. В 1950 г. в них жило 36 %, в 1970 г. – 41,5, а в 1995 г. – 47 % всего городского населения мира.

В-четвертых, это еще более быстрый рост агломераций-«миллионеров». Сведения о них, основанные на международной статистике, приводят в своих последних работах Е. Н. Перцик, Ю.Л.Пивоваров, Н.А.Слука и некоторые другие авторы. В отношении количества таких агломераций сошлемся на Н. А. Слуку (табл. 63), а в отношении их размещения и доли в городском населении мира – на Ю. Л. Пивоварова (рис. 49 и 50).

Таблица 63

КОЛИЧЕСТВО АГЛОМЕРАЦИЙ ЛЮДНОСТЬЮ БОЛЕЕ 1 млн человек

К этим данным можно добавить, что в 2000 г. общее число агломераций-«миллионеров» в мире, по-видимому, уже приблизилось к 400, а доля их в городском и общем населении еще более возросла.

Рис. 49. Размещение городских агломераций-«миллионеров» мира, 1990 г. (по Ю. Л. Пивоварову)

В-пятых, это все более отчетливое проявление различных форм процесса гиперурбанизации. Здесь и ускоренный рост сверхбольших агломераций, которые часто называют супергородами, или мегагородами (демографы ООН относят к ним города с населением более 8 млн человек, но чаще используют критерий в 10 млн человек). Интересно, что в 1950 г. к числу супергородов относился один Нью-Йорк, в I960 г. к нему добавился супергород Токио, в 1970 г. – Шанхай, в 1980 г. таких городов стало уже 5, в 1990 г. – 12 (по другим данным, 10), а в 2000 г. число их достигло 20. Здесь и появление таких форм урбанизированного расселения, как урбанизированные районы, урбанизированные зоны, полосы (оси) урбанизации и в особенности мегалополисы.

Поскольку критерии подхода к этому важному понятию еще не совсем сформировались, оценки общего числа мегалополисов различаются очень сильно. Так, афинский центр экистики (экистика – теория формирования и эволюции человеческих поселений) еще в начале 1980-х гг. выделил в мире 66 мегалополисов (в том числе 43 сложившихся и 23 формирующихся) и дал прогноз увеличения их числа к концу века до 160. Наряду с таким явно максималистским подходом существуют и минималистские. Например, согласно одному из прогнозов ООН, к 2000 г. в мире должно было насчитываться 23 мегалополиса. А многие ученые признают в качестве вполне сложившихся только 6 мегалополисов – Токайдо (Япония), Северо-Восточный, Приозерный и Калифорнийский (США), Английский (Великобритания) и Рейнский (ФРГ). Хотя и они полагают, что в той или иной стадии формирования находится и ряд мегалополисов в Канаде, Бразилии, Индии, Китае и других странах.

Рассматривая «городской взрыв» второй половины XX– начала XXI в., нужно иметь в виду, что показатель доли горожан во всем населении мира (региона или страны) уже не может дать полного представления о реальном распространении городского образа жизни.

Рис. 50. Рост доли городов-«миллионеров» в численности городского населения мира (по Ю.Л.Пивоварову)

Благодаря процессам субурбанизации, распространяющимся на пригородные зоны городов, и в особенности рурбанизации, т. е. переноса городских форм и условий жизни на сельскую местность, «городской взрыв» в той или иной мере затронул уже значительно более половины населения земного шара.

59. Региональные аспекты урбанизации и «городского взрыва»

Несмотря на то что урбанизация стала общемировым, глобальным процессом, который обладает многими сходными чертами, современный урбанистический мир все же нельзя назвать однородным. Напротив, для него характерны очень большое многообразие, различные оттенки, свойственные составным его частям – регионам, субрегионам, странам.

При самом генерализованном подходе обращают на себя внимание существенные различия между двумя основными типами урбанизации, один из которых характерен для экономически развитых стран, а другой – для развивающихся.

В экономически развитых странах, которые на протяжении уже двух столетий осуществляли, можно сказать, классическую модель урбанизации, ее процесс в известной мере стабилизировался. Отток населения из сельской местности в города уже не носит массового характера, так что городское население растет в основном благодаря собственному естественному приросту. Более того, как отмечают многие авторы, в этих странах происходит процесс дезурбанизации, т. е. оттока населения – прежде всего представителей среднего класса – в сельскую местность. В результате темпы прироста городского населения в развитых странах снизились в 2005 г. до 0,5 %. В последнее время урбанизация в них идет преимущественно «вглубь», проявляясь в новых формах городского расселения – агломерациях, урбанизированных районах и зонах, мегалополисах, в развитии процессов субурбанизации, рурбанизации.

Развивающиеся страны, вступив на путь урбанизации фактически только в середине XX в., ориентируются во многом на иную модель этого глобального процесса. Можно сказать, что они как бы наверстывают упущенное, совмещая демографический взрыв с феноменальным по масштабам «городским взрывом». Последний выражается здесь прежде всего в высоких и очень высоких темпах роста городского населения: в среднем они составляют примерно 2,8 % в год, что намного превышает показатель развитых стран. Другое важное отличие этого типа урбанизации заключается в том, что он распространяется преимущественно «вширь»,охватывая все новые территории. А главной его движущей силой по-прежнему остается приток мигрантов из сельской местности, которых принимающие города не могут полностью обеспечить ни жильем, ни работой.

В результате таких различий в едином урбанизационном процессе многие количественные пропорции, определяющие соотношение между развитыми и развивающимися странами, начали изменяться в пользу последних. Так, общая численность городских жителей в развитых странах увеличилась с 442 млн человек в 1950 г. до 925 млн человек в 2005 г., или более чем в два раза. А число горожан в развивающихся странах за то же время возросло с 304 млн до 1942 млн человек или в 6,7 раза! Уже в 1975 г. численность горожан в развивающихся странах сравнялась с их численностью в развитых странах, а в 2005 г., как вытекает из приведенных цифр, развивающиеся страны по этому показателю превзошли развитые более чем в два раза (рис. 51).

Эту же пропорцию можно рассмотреть и на примере группы стран с самой большой численностью городских жителей. Хотя из 15 таких стран на развивающиеся приходится примерно половина, по общей численности горожан они намного превосходят развитые страны. Достаточно сказать, что в одном Китае горожан больше, чем в ФРГ, Великобритании, во Франции, в Италии и Японии вместе взятых.

Рис. 51. Рост городского населения в экономически развитых и развивающихся странах в 1970–2005 гг.

Таблица 64

ДОЛЯ ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНОВ В ГОРОДСКОМ НАСЕЛЕНИИ МИРА

Соответственно изменились и главные долевые соотношения. Если в 1950 г. в развитых странах проживало почти 60 % всех горожан мира, то к 1970 г. эта доля уменьшилась до 50, а к 2005 г. – до 32 %. Такое же изменение пропорций между двумя основными типами стран можно наблюдать и при сравнении отдельных крупных регионов мира: доля Азии, Африки и Латинской Америки в общей численности горожан на протяжении всей второй половины XX в. постоянно увеличивалась, тогда как доля зарубежной Европы, Северной Америки, Австралии уменьшалась (табл. 64).

Особенно впечатляют показатели зарубежной Азии, доля которой в мировой численности городских жителей почти в 1,6 раза превышает совокупную долю развитых регионов. Да и в Латинской Америке горожан теперь больше, чем в зарубежной Европе.

На этом общем фоне необходимо отметить еще одну важную черту процесса урбанизации в развивающихся странах, которая стала едва ли не главной. Речь идет о феноменальном росте не просто городского, а крупногородского расселения в этих странах, где «городской взрыв» в большинстве случаев принял именно такую форму. По данным, приведенным Е. Н. Перциком, уже в 1990 г. из 232 агломераций – «миллионеров», имевшихся во всем мире, в развивающихся странах находились 174, а в развитых – 108 агломераций. В 2005 г. этот разрыв стал еще более заметным (табл. 65). Из данных этой таблицы вытекает, что по количеству агломераций развивающиеся страны опережают развитые в 2,6 раза, по числу горожан – в 2,7 раза. Да и доля городских жителей, проживающих в агломерациях, в них выше. И только по доле горожан во всем населении развивающие страны с миллиардами их сельских жителей еще существенно уступают развитым. Согласно имеющимся прогнозам, в 2010 г. количество городских агломераций в развитых странах фактически не изменятся, а в развивающихся возрастет до 385. Число жителей в них в первом случае тоже почти не увеличится (360 млн), а во втором вырастает до 1100 млн человек.

Таблица 65

ГОРОДСКИЕ АГЛОМЕРАЦИИ-МИЛЛИОНЕРЫ МИРА, 2005 Г.

Таблица 66

СВЕРХГОРОДА МИРА В 2005 г.

Если попытаться классифицировать городские агломерации-«миллионеры» по людности, то окажется, что в агломерациях с числом жителей от 1 до 5 млн человек в 2005 г. проживало 90 % всех горожан, причем в развивающихся странах их было в три раза больше, Агломераций с жителями от 5 до 10 млн человек в том же году было всего 22, из которых 16 находились в развивающихся и 6 в развитых странах. Высшая ступень агломерации с населением свыше 10 млн человек в каждой. Всего их насчитывается тоже 22. Из этих супергородов и развивающихся странах находятся 15, а в развитых – 7.

Что касается распределения крупногородского населения по отдельным странам мира, то по общему количеству агломераций-«миллионеров» в первую пятерку стран входят Китай (50), США (50), Индия (34), Бразилия (16) и Россия (15).

Наконец, возникает и вопрос о региональных различиях в уровнях урбанизации (урбанизированности) в современном мире. Соотношение между двумя основными группами стран по этому показателю в значительной степени иное, демонстрирующее сохранение заметного превосходства развитых стран (табл. 67).

Анализ таблицы 67 со всей очевидностью показывает, что в начале ХХI в. уровень урбанизации в развитых странах был еще почти в 1,7 раза более высоким, чем в развивающихся. То же относится и к соотношению этого важнейшего показателя по крупным регионам мира, которые в данном случае выстраиваются в следующем порядке (в %): Северная Америка – 81, Латинская Америка – 77, зарубежная Европа – 72, Австралия и Океания – 71, СНГ – 66, зарубежная Азия – 40, Африка – 38. Но при этом обращает на себя внимание тот факт, что по уровню урбанизированности Латинская Америка не уступает регионам развитых стран.

Таблица 67

ДИНАМИКА УРБАНИЗИРОВАННОСТИ В МИРЕ

Данные о доле городского населения в отдельных странах мира довольно часто можно встретить в литературе, а также на картах учебников и атласов, поэтому ограничимся только кратким рассмотрением самых разительных контрастов этого показателя, еще раз использовав принцип «самый-самый». Самые высокоурбанизированные страны мира показаны на рисунке 52, из которого вытекает, что более половины этих стран, как и можно было ожидать, относятся к экономически развитым. Среди остальных, если абстрагироваться от Ливии и Ливана, где большую роль играют особенности природных условий и хозяйства, фигурируют только страны Латинской Америки. К наименее урбанизированным относятся в основном страны Тропической Африки с добавлением нескольких стран Азии. Так, в Бурунди этот показатель составляет всего 10 %, в Бутане – 11, в Папуа – Новой Гвинее – 12, в Нигере – 17 %.

Рис. 52. Наиболее высокоурбанизированные страны мира

Россия на таком мировом фоне выглядит страной с высоким уровнем урбанизации (73 %), что в 2007 г. соответствовало численности горожан в 104 млн человек. В стране 3,1 тыс. городских поселений, в том числе около 1100 городов, среди которых 11 городов-«миллионеров». Однако наблюдавшиеся до начала 1990-х гг. быстрые темпы роста городского населения затем резко замедлились. На протяжении всего периода 1990-х гг. уровень урбанизации в России оставался практически неизменным, а общая численность горожан даже немного уменьшилась. Все это явилось следствием политической и экономической нестабильности, ухудшения экологических условий в городах, а также некоторых других причин.





Дата публикования: 2014-11-18; Прочитано: 126 | Нарушение авторского права страницы | Заказать написание работы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.094 с)...Наверх