Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Заказать
 

Великие географические открытия Запада и Востока



Эпоха Великих географических открытий, результатом которой явилось образование единого мирового экономического пространства и возникновение предпосылок для создания единой мировой цивилизации, имела ряд объективных причин.

Развившаяся во время крестовых походов восточно-средиземноморская торговля получила к концу средневековья характер постоянных торговых связей. Различные восточные товары все более входили в употребление высших и средних классов Западной Европы. Купечество городов Южной Италии, Южной Франции и Восточной Испании составило на торговле с Востоком огромные состояния. Но со второй половины XV в. средиземноморская торговля вошла в полосу кризиса. Необходимо было искать новые пути на Восток. Причинами начавшихся поисков этих путей, которые и привели к Великим географическим открытиям, были:

обилие посредников в торговле между Европой и Азией: арабы, византийцы и др.;

недоступность отдаленных восточных рынков для большинства купцов западноевропейских стран;

крайняя опасность, а иногда и просто невозможность торговли через Восточное Средиземноморье из-за турецких завоеваний: грабежи, пиратство, произвольные поборы с торговых судов и караванов;

полная монополизация арабами единственно возможного торгового пути из Европы в Индию, не захваченного турками через Египет и Красное море.

Кроме того, развивавшееся товарное производство Европы требовало большого количества драгоценных металлов. Но их добыча в Европе прогрессировала слабо. Торговый баланс с Востоком складывался не в пользу Европы. За экзотические восточные товары приходилось платить золотом и серебром. Стоимость европейских товаров: олова, сукна, меди, продуктов сельского хозяйства — была ниже восточных. «Проблема золота» превращалась в острую экономическую проблему.

Великие географические открытия были подготовлены экономическим развитием западноевропейского общества. Появился новый тип судов — каравелла. Эти корабли могли ходить под парусами и против ветра, кроме того, имея небольшие размеры, они вместе с тем были очень вместительны. Европейцами был изобретен компас. Появилась астролябия, благодаря которой можно было установить широту местонахождения судна. Совершенствовалось огнестрельное оружие. Возник способ сохранения, путем засолки, мяса — солонина, что давало возможность морякам не зависеть от торговли, совершая длительные плавания.

Мореплаватели, купцы, политики и ученые этой эпохи базировались на концепции Единого мирового океана. Понятие Мирового океана было известно еще Гомеру. В глубокой древности существовала идея о возможности попасть из Европы в Азию западным путем. Гекатей Милетский на рубеже VI—V вв. до н.э. и Геродот веком позже развивали именно эти взгляды. Аристотель также разделял эту точку зрения: «Не такую уж невероятную мысль высказывают те, — писал он, — кто предполагает области... лежащие близ Геракловых столбов... сообщающиеся с областями, лежащими близ Индии... Защитники этого взгляда приводят в доказательство тот факт, что такой вид животных, как слоны, встречается в обеих названных оконечностях земли и, таким образом, страна Столбов Геракла связана со странами Индии, и между ними лежит только одно море.» [31]. Об этом писал Страбон со ссылками на Эратосфена, который считал вполне реальным попасть морским путем с Пиренейского полуострова в Индию. «Если бы обширность Атлантического моря не устрашала нас, то можно было бы переплыть из Иберии в Индию по кругу и при попутном ветре достичь (страны) индийцев» [14]. Кругом здесь названа широта Афин. Но между античной и средневековой наукой не было глухой стены, а существовала определенная преемственность. Кроме того, в Библии о Сотворении Богом мира сказано следующее: «И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место.» [13]. В Священном писании, таким образом, говорится лишь об одном и единственном «собрании вод», а не о многих океанах и морях. Идея Мирового океана становится освященной и церковной традицией, став частью церковного мировоззрения, что еще в IV в. в своих трудах развивал теолог Амбросий Медиоланский. Арабоязычные ученые Масуди (X в.), Бируни (X—XI вв.), Идриси (XII в.) также соглашались с идеей Мирового океана.

Роджер Бэкон и Альберт Великий — одни из самых разносторонних ученых европейского средневековья — считали, что возможно плавание в западном направлении из Европы в Азию. И наконец, в XV в. выходит компилятивный труд кардинала Пьера д'Альи (Аллиасиуса) Imago mundi — «Картина мира», в котором были обобщены многие взгляды его предшественников по этому вопросу и который стал настольной книгой для многих путешественников, включая Христофора Колумба.

Развивалась картография. На карте флорентийского картографа Паоло Тосканелли в конце XV в. Атлантический океан был изображен омывающим с одной стороны Европу, а с другой — Японию и Китай. Картограф писал: «Я знаю, что существование такого пути может быть доказано на том основании, что Земля — шар.». Немецкий купец и астроном Мартин Бегайм передал в дар городу Нюрнбергу глобус.

Первой европейской страной, активно приступившей к далеким путешествиям и открытию новых земель, была Португалия. После того как Португалии удалось отделиться от Испании и определились к середине XIII в. ее границы, которые существуют и до сих пор, она вдруг оказалась совершенно отрезанной и изолированной от Европы.

Покровительство морским путешествиям в этой стране оказывало само правительство, так как необходимо было сделать прорыв с периферии мировой экономической жизни. Наиболее выдающейся фигурой был принц Генрих Мореплаватель. Благодаря ему был построен большой флот, в Сагрише в 1438 г. организована мореходная школа, а также создана обсерватория, в которой обучали навигаторов ориентироваться в океане по звездам. В этом же городе он размещает и свою богатейшую коллекцию карт и книг.

Молодой принц сыграл важную роль в военной операции в 1415 г., в результате которой у арабов (мавров) была отбита Сеута. Это дало возможность португальцам проникнуть в Марокко. Генрих Мореплаватель собирает данные о Внутренней Африке. Больше всего его интересует вопрос о караванной торговле, благодаря которой золото с Гвинейского берега переправляется в средиземноморские арабские города. Необходимо было добраться до побережья Гвинеи, чтобы золото стало поступать в Лиссабон.

Очень трудно было преодолеть нежелание матросов отправляться в южные моря. Это объяснялось не столько боязнью сложностей, сколько картиной мира, описанной еще в античные времена ученым Птолемеем. Им в труде «География» вся суша была поделена на пять зон. На севере и юге были две зоны, где все было покрыто льдами, жизнь там была невозможна. Далее следовали две умеренные зоны, где и была сконцентрирована деятельность людей. Но чем ближе к экватору, тем теплее, следовательно, там находилась последняя зона, где было так жарко, что вода в океане кипела. Естественно, матросы не хотели свариться заживо и всячески саботировали попытки отправить их в южные моря. Но все же это сопротивление удалось сломить.

Инфант Энрикеш (Генрих Мореплаватель) придает плаваниям португальцев религиозную окраску. Он воссоздает рыцарский Орден тамплиеров и возглавляет его. Своим сподвижникам он объясняет, что необходимо отнять сокровища у неверных — арабских и еврейских купцов — и передать их христианам. Торговля внутри африканского материка находилась в руках еврейских купцов. О караванных путях через оазисы Сахары далеко на юг сообщается в картах, составленных евреями Майорки, откуда выходили лучшие картографы той эпохи. Некоторые из этих карт восходят к последней четверти XIV в.

На всех кораблях, снаряженных Генрихом, были священники для обращения африканских язычников в христианство. Капитаны кораблей тщательно вели судовые журналы и в мельчайших подробностях должны были картографировать незнакомую местность. Принц боялся, что по небрежности они могут пропустить реку в Африке, которая ведет в «царство пресвитера Иоанна», основавшего уже Царство Божие на земле. Легенда об этом царстве была очень живуча в средние века, и это «царство» продолжали разыскивать вплоть до XVIII в. многие путешественники в самых разных неизведанных частях земного шара.

В начале XV в. португальцы пересекли Гибралтарский пролив и исследовали Западное побережье Африки, к середине века ими был открыт Зеленый мыс. С этого времени Португалия стала поставлять на мировые рынки рабов-негров, и началась эра колонизации этого материка. Работорговля была одобрена не только Генрихом, который видел в этом возможность обращать язычников в лоно христианской церкви, но и папой римским Евгением IV, который по просьбе Генриха пожаловал португальцам все варварские народы, которые впредь ими будут открыты. В дальнейшем первосвященники римско-католической церкви подтверждали это пожалование.

На португальских кораблях плавали и иностранцы. Одним из искателей приключений был итальянский купец Альвизе Када-мосто, оставивший мемуары, в которых он описал африканских жителей, их быт и обычаи*.

В 60-х гг. XV в. португальцы пересекли экватор. На картах стали появляться названия Перечный берег, Невольничий берег, берег Слоновой кости, говорящие сами за себя. В 1471 г. португальцы достигли Гвинеи, где в пункте, названном Золотым берегом, ими была построена военная фактория. Дальние путешествия продолжали приносить прибыль.

В 1487 г. вдоль берегов Африки была отправлена экспедиция под руководством одного из лучших моряков Европы Бартоломеу Диаса (Диаша). Нет прямых доказательств того, что главной целью этой маленькой флотилии, состоящей из двух небольших судов, которые были столь неустойчивы, что на них невозможно было даже установить тяжелые пушки, было достижение Индии. Вероятно, основной их задачей был сбор разведывательных данных. В 1488 г. их корабли достигли южной оконечности Африки, названной Бартоломео Диасом мысом Бурь, но переименованным португальским королем Жоаном II в мыс Доброй Надежды. Это плавание укрепляло надежду на то, что из Атлантического океана можно попасть в Индийский, обогнув Африку с юга.

Генрих Мореплаватель, «который сам никогда по морю не плавал», как про него говорили злые языки, тем не менее сделал для исследования планеты больше, чем многие путешественники. Он был инициатором систематических исследовательских экспедиций, главной целью которых было открытие морского пути в Индию. В год смерти Генриха Мореплавателя (1460) родился Васко да Гама, который и совершил впоследствии это путешествие.

Первая экспедиция, которая решила отправиться по новому маршруту из Португалии в Индию, вышла из гавани Лиссабона летом 1497 г. Небольшую флотилию из 4 кораблей возглавлял Васко да Гама. После того как суда португальцев прошли Мозамбик, они оказались на бойкой торговой дороге между Африкой и Индией. Общепринятым торговым языком здесь был арабский. В Ме-линди они даже наняли штурмана-мавра, который и довел их флотилию до берегов Индостана. Весной 1498 г. мореплаватели достигли западной оконечности Индии, высадившись в городе Каликуте, как его тогда называли европейцы (в средневековье город прославился производством миткаля, или калико, откуда и пошло название города). Португальцев восприняли в Калькутте как торговых конкурентов. И они с трудом получили возможность торговать в другом индийском городе — Каннаноре.

Более чем через два года, потеряв от трудностей и лишений половину команды, Васко да Гама вернулся в Португалию с грузом золота и пряностей (рис. 2.4). Один только золотой идол, предназначавшийся в подарок королю, весил около 30 кг, имел изумрудные глаза, а на груди у него были рубины величиной с грецкий орех. Открытие пути в Индию имело столь большое значение, что португальский король Мануэл I принял по этому поводу прозвище «Счастливый» и титул «Повелителя завоевания, мореплавания и торговли Эфиопии, Аравии, Персии и Индии». А выдающийся поэт Луис Камоэнс посвятил путешествию Васко да Гама поэму «Лузиады» (1572), подражая классическим «Одиссее» и «Энеиде». Свою поэму Луис Камоэнс начал следующими словами: «Я хочу воспеть знаменитых героев, которые с португальских берегов отправились по неведомым морям по ту сторону земли, ...непоколебимых воинов, которые, совершив неслыханные подвиги, основали новую империю, слава о которой прогремела до небес.» [32].

Португальцы стремились к захвату не столько обширных территорий, сколько стратегически важных пунктов, дававших им возможность контролировать торговые пути. Такими опорными пунктами стали: Аден у выхода из Красного моря в Индийский океан, Ормуз в Персидском заливе. Тем самым они полностью перекрыли старые торговые пути из Александрии в Индию через Красное море, а также из Сирии в Индию через Месопотамию. В Индии столицей, где проживали португальские вице-короли, стал город Гоа. Захватив в начале XVI в. Зондский архипелаг, проникнув в Индокитай (Малакка) и на острова Индонезии, а затем и в Южную Америку, португальцы создали обширную империю. Теперь главным торговым центром Европы стал Лиссабон, а итальянские города Венеция, Генуя и др. постепенно приходили в упадок.

В то время как португальцы продвигались вдоль западных берегов Африки к Индии, в соседней Испании воспользовались другим вариантом маршрута в ту же Индию.

Заокеанская экспансия осуществлялась в интересах как королевской власти, католической церкви, городской буржуазии, так и самого дворянства. Корона получала колонии; церковь — море язычников, из которых ей предстояло сделать добрых христиан; буржуазия расширяла источники первоначального накопления капитала. А обедневшее мелкопоместное дворянство — идальго, завершившее реконкисту и представлявшее угрозу для внутренней стабильности королевства, получало возможность проявить свою доблесть и приобрести богатство, но за пределами государства.


Рис. 2.4. Карта плаваний Васко да Гама

Для начала массовой заокеанской экспансии нужна была разведывательная экспедиция. Генуэзец Христофор Колумб и предложил испанской правящей чете Фердинанду и Изабелле проект подобного путешествия в Индию в западном направлении.

Биографические сведения о Колумбе до организации его первой экспедиции крайне скудны, поэтому до настоящего времени ряд существенных моментов в истории его жизни и деятельности вызывает споры и сомнения. Положение осложняется и тем, что первые биографы Колумба: его сын Фернандо и Бартоломео дё Лас Касас — сознательно искажали факты, создавая ложные версии биографии Колумба, руководствуясь личными мотивами. При этом, как полагают, они изъяли ряд документов из семейного архива Колумбов, которые, с их точки зрения, могли повредить репутации «адмирала моря-океана».

Установлено, что Христофор Колумб родился в 1451 г. в Генуе в семье небогатого ткача. Христофор также стал ремесленником и состоял в генуэзском цехе ткачей. Неизвестно, какое образование получил Колумб и обучался ли он вообще. Возможно, он был гениальным самоучкой. Но читал он, по крайней мере, на четырех языках (итальянском, латинском, испанском и португальском). Он очень внимательно изучил книгу кардинала Пьера д'Альи (Аллиасиуса) Imago mundi — «Картина мира», в которой автор, опираясь на труды Роджера Бекона, излагал идею о шарообразности Земли.

В начале 70-х гг. XV в. Колумб начинает участвовать в морских торговых путешествиях генуэзских купцов. Это были плавания на острова Эгейского моря, в Португалию, возможно, он побывал также в Англии, Ирландии и даже Исландии, и в Гвинее. Он переезжает в интересах бизнеса в Португалию, подолгу живет на Мадейре. Нет никаких прямых документальных доказательств, кроме заявлений самого Колумба, что он совершал какие-либо дальние плавания до его первого похода через Атлантику. Но он в этом путешествии проявил себя как очень опытный моряк, сочетая качества капитана, лоцмана и астронома. Он не только освоил искусство кораблевождения своего времени, но и поднял его на более высокий уровень.

Хотя до конца и неясна история возникновения проекта заокеанского плавания, но очевидно, что Колумбу были известны наиболее распространенные труды по космографии того времени, основывавшиеся как на сведениях античных авторов, так и на картах арабских купцов, торговавших с Индией и Китаем. Существует версия, что флорентийский ученый Тосканелли лично послал Колумбу письмо, в котором была карта, где указывалось, что Чипангу и Катай (Япония и Китай) находятся всего лишь в 5000 морских миль от берегов Португалии.

Португальский король Жоан II и «Математическая Хунта», в которой состояли наиболее выдающиеся ученые астрономы и математики Португалии, рассматривавшие все дела, связанные с утверждением проектов заморских предприятий, отклонили проект генуэзца, предлагавшего «открыть остров Сипанго через Западный океан». Колумб перебирается в Испанию. Здесь судьба его сводит с очень влиятельным духовным лицом, «кустодием» («хранителем») севиль-ской провинции Францисканского ордена, Антонио Мораченой, который совместно с другим влиятельным францисканцем, Хуа-ном Пересом, окажет ему поддержку при испанском дворе.

Сначала Колумб предлагает свой план знатнейшим и богатым испанским грандам герцогу Медина Сидония и герцогу Медина-сели, но получает по разным причинам отказ от обоих. Он вновь обращается к португальскому королю в 1488 г. и также вновь получает отказ. Брат Колумба не сумел заинтересовать проектом английский двор, но к нему проявляет неожиданный интерес сестра французского короля Карла VIII, Анна Боже.

В Испании же специальная комиссия, назначенная Изабеллой в 1490 г., отвергла проект Колумба как непродуманный и неубедительный «для любого образованного человека, как бы мало он ни был сведущ». Аргументация комиссии была следующая:

путешествие в Азию потребует три года;

Западный океан беспределен и, возможно, недоступен для плавания;

в том случае, если экспедиция достигнет антиподов, она не сможет вернуться обратно;

на стороне земного шара, противоположной Европе, нет суши, ибо таково мнение блаженного Августина;

из пяти зон земного шара только три обитаемы;

немыслимо, чтобы спустя столько веков после сотворения мира могли бы быть найдены сколько-нибудь значительные и доселе еще неведомые земли.

Вскоре после освобождения Гранады от мавров проект Колумба все же после стольких мытарств был утвержден. В XVII в. даже возникает легенда, что для снаряжения экспедиции Изабелла якобы заложила свои драгоценности. На самом деле известно, что правительство до минимума свело свои затраты на экспедицию.

В распоряжение Колумба были предоставлены два корабля — «Пинта» и «Нинья», — где капитанами были назначены братья Пинсоны, и с экипажем, который частично был принудительно набран из приговоренных к годичным каторжным работам за оскорбление королевского величества, а также пополнен уголовными преступниками. Хотя в нем преобладали, конечно, матросы-добровольцы. Ни одного монаха или священника не было на этих кораблях, что является фактом беспрецедентным для того времени. Но членом экипажа был крещеный еврей — переводчик Луис Торрес, знавший арабский язык, который являлся международным торговым языком и который понимали в «Индиях».

Колумб находит спонсоров, помогающих снарядить его третье судно — «Санта Мария», которое, по его же словам, представляло собой «плохое судно, непригодное для открытий».

Экспедиция носила как торгово-разведывательный, так и колонизационно-захватнический характер. Цель путешествия в официальном документе формулировалась специально крайне расплывчато. «Вы, Христофор Колумб, отправляетесь по нашему повелению для открытия и приобретения некоторых островов и материка в море-океане». Эта формулировка объяснима. В официальных документах испанских королей нельзя было упоминать о Южной и Восточной Азии, объединяемых в средневековье общим понятием «Индий». Ибо эти земли, согласно папскому пожалованию, подтвержденному и испанской стороной в 1479 г., должны были принадлежать Португалии. Также только Португалии было предоставлено право на открытие новых земель к югу от Канарских островов. Поэтому Колумб сразу за Канарами взял курс строго на запад, но не на юг.

Безусловно, самим Колумбом кроме жажды открытий и приключений владел и чисто прагматический интерес. Со временем он об этом открыто заявит в письме, посланном королевской чете с Ямайки: «Золото — это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет им, может совершить все, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай» [33]. Путешествие началось 3 августа 1492 г. До Канарских островов никаких значительных происшествий не было. Но потом по мере удаления от родины тревога среди членов экипажей кораблей стала нарастать. Капитанам было приказано занижать пройденное за день расстояние, «чтобы не наводить на людей страх». В середине сентября корабли вошли в Саргассово море, вокруг кораблей было много пучков «очень зеленой травы и, казалось, трава эта лишь недавно была оторвана от земли». И хотя маленькая флотилия почти три недели продвигалась на запад, но земли все не было видно, а лот, который бросали для измерения глубины, не достигал дна.

Колумб, опасаясь мятежа, вынужден был поменять курс, до этого он плыл строго на запад. Плавание продолжалось. 11 октября стали проявляться признаки близкой земли. Колумб объявляет о награде: ежегодной пенсии, тому, кто первый увидит землю. На рассвете 12 октября 1492 г. Родриго де Триана, матрос с «Пинты» уведомил всех, что показалась земля. (Правда, Колумб, объявил позднее, что видел уже накануне вечером блуждающие огни на суше, и отобрал награду у матроса.) Это был один из Багамских островов в Карибском море, который был назван Сан-Сальвадором.

Вскоре были обнаружены и такие крупные острова как Куба и Гаити. Куба у Колумба ассоциировалась с Китаем. На островах европейцы наблюдали необычный для них быт, а также множество незнакомых животных и растений. Несколько позже Старый Свет узнал о кукурузе (маисе), картофеле, томатах, табаке и многих фруктах.

«Санта-Мария» села на мель, поэтому в Испанию возвратились два корабля — «Нинья» и «Пинта». Колумб хотел оставаться монополистом нового пути в Индии, поэтому он умышленно давал искаженные данные в корабельных журналах и на обратном пути (рис. 2.5).

Открытые новые земли взволновали умы всей Европы, но особенно были обеспокоены португальцы. Назревал вооруженный конфликт между двумя странами.

В 1494 г. в городе Тордесильясе был подписан договор, по которому была проведена черта от полюса до полюса, проходящая в 2053 км к западу от островов Зеленого мыса, так называемый «папский меридиан». Все вновь открытые земли к западу от этой границы становились колониальными владениями испанцев, а к востоку — португальцев. Но так как этот раздел касался только Западного полушария, то интересы этих двух стран позже опять столкнулись на Молуккских островах. Тогда и в Восточном полушарии, по Са-рагосскому договору 1529 г., была создана аналогичная граница.

Колумб четыре раза плавал к берегам открытой им земли, его экспедиции исследовали восточную часть побережья Южной Америки, но он был убежден, что эта земля — часть азиатского материка, «Индии». Почему и местное население стали называть — индейцами. Но в новой «Западной Индии» (Вест-Индии) было мало городов, и цивилизация оказалась очень слабо развитой, в отличие от богатой «Восточной Индии» (Ост-Индии), хорошо известной европейцам. Найденное у туземцев золото и серебро поступало в королевскую казну совсем не в том количестве, как ожидалось. Колумб впал в немилость у королевского двора. В 1506 г. он умер в нищете и полном забвении.

Рис. 2.5. Карта плаваний Колумба

Самое долгое путешествие, продолжавшееся почти 400 лет, началось после его смерти. Прах Колумба из города Вальядолида, где он скончался, сначала перевезли в Севилью, затем, в середине XVI в. на Гаити в Сан-Доминго. В 1792 г., когда Испания вынуждена была уступить часть острова Франции, останки адмирала были доставлены в Гавану. Во время испано-американской войны в 1898 г. Испания потеряла Кубу, и было принято решение, что прах Колумба должен покоиться в Испании, его снова перевезли в Севилью, где он и покоится ныне в кафедральном соборе.

Христофор Колумб сумел не только открыть новую часть света, но и все важнейшие острова в Карибском море. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейков Центральной Америки. Открытие всей континентальной Америки представляло длительный процесс, затянувшийся почти на два века, и в общих чертах завершенный российскими мореплавателями А. Чи-риковым и В.Берингом.

Свое название — Америка — новый материк получил по имени другого итальянца, «коварного флорентийца», как называл его Колумб, Америго Матео Веспуччи. Он был другом Колумба. Аме-риго совершил свое первое заграничное путешествие в юном возрасте, он был взят дядей-дипломатом в Париж. В дальнейшем, работая в банке Медичи, он неоднократно ездил в Испанию и Португалию. По свидетельству самого Америго, он совершил несколько путешествий в Новый Свет в составе португальских экспедиций, детально обследовав восточные берега Южной Америки.

Мировая слава пришла к нему благодаря двум письмам, написанным в 1503 и 1504 гг. Эти письма были не просто опубликованы, но переведены на многие европейские языки. Отметим, что, по соображениям секретности, дневниковые записи Христофора Колумба о его плаваниях не публиковались. Письма Америго были написаны живым языком, в них красочно впервые описывались открытые земли, их животный и растительный мир, а также жизнь местных жителей. В письме 1503 г. он заявил: «Страны эти следует назвать Новым Светом. Большинство древних авторов говорит, что к югу от экватора нет материка, а есть только море, и если некоторые из них и признавали существование там материка, то они не считали его обитаемым. Но мое последнее путешествие доказало, что такое их мнение ошибочно и совершенно противно фактам, так как в южных областях я нашел материк, более плотно населенный людьми и животными, чем наша Европа, Азия или Африка, и, кроме того, климат более умеренный и приятный, чем в какой-либо из известных нам стран.» [34].

Название нового материка возникло с легкой руки Мартина Вальдземюллера. Он был членом географического кружка, воз-никшего в Лотарингии. Выпустив в свет в 1507 г. книгу «Введение в космографию», где, в частности, были помещены и названные два письма Америго в переводе на латынь, он указал, что извест-ные три части света: Азия, Африка и Европа — названы именами женщин. А теперь открыта четвертая. И открыта благодаря Амери-го Веспуччи. Эти рассуждения М. Вальдземюллера надо понимать в переносном смысле, широкая общественность действительно открыла для себя Америку благодаря той информации, которая содержалась в письмах Веспуччи об этих землях. М. Вальдземюл-лер и предложил назвать эти земли в честь Америго. И вскоре эти территории стали называть обобщенно «Земли Америго», а за-тгем, по аналогии с уже существовавшими названиями материков, и просто Америка.

У Колумба было много последователей. Тысячи искателей приключений устремились в Новый Свет. К наиболее известным надо отнести следующие путешествия:

Педро Альвареша Кабрала, «случайно» в 1500 г. открывшего Бразилию на своем пути в из Португалии в Индию;

Алонсо де Охеда, трижды совершившего плавания в Америку. Члены его экспедиции были поражены, увидев на одном из побережий поселение, где дома стояли в воде на сваях, а «по улицам» плавали каноэ. Испанцы назвали это место Маленькой Венецией — Венесуэлой, название сохранилось до сих пор. На кораблях Охеда в Новый Свет прибыли Америго Веспуччи и Франсиско Пи-сарро;

братьев Гашпара и Мигеля Кортириалов, открывших Лабрадор и Ньюфаундленд.

Но постепенно португальцы стали вытесняться с побережья Северной Америки и близлежащих островов англичанами и французами.

Известия о плаваниях Васко да Гама, Христофора Колумба, Америго Веспуччи и многих других вызывают в Европе неодолимую тягу к путешествиям и... наживе. Слухи о золоте и серебре, драгоценных камнях и пряностях, дорогих породах деревьев и богатых городах в далеких странах вызывают «золотую лихорадку». Тысячи людей устремляются в далекие путешествия в надежде на быстрое и легкое обогащение.

Но летопись Великих географических открытий — это и обвинительный акт против нарождающейся индустриальной цивилизации европейцев. Она развивалась за счет ограбления вновь открытых территорий, возрождения института рабства, а нередко и за счет уничтожения местного населения, «осмелившегося» противостоять новым порядкам. Примером может служить почти полное уничтожение населения Антильских островов за тридцатилетний период, прошедший между плаваниями Колумба и Магеллана. Именно здесь был устроен полигон, где «отрабатывались» новые приемы колонизации, которые были впоследствии распространены испанцами и португальцами на необозримые пространства Южной и Мезоамерики.

Но открытия и завоевания велись столь быстро, что испанцы и португальцы, двигаясь в противоположных направлениях, уже в начале 20-х гг. XVI в. столкнулись на островах Тихого океана.

Португальцы в 1505 — 1510 гг. создают опорные базы в Индии. Ими в 1509 г. в битве под Диу был разгромлен объединенный египетско-венецианский флот. Венеция после этого поражения получает статус второстепенной державы. А через два года, вырезав почти все население, португальцы захватывают Малакку. Это дает им возможность проникнуть на Малайский архипелаг и родину пряностей — Молуккские острова.

Испанцы, в свою очередь, продолжают снаряжать исследовательские экспедиции. В 1513 г. испанский искатель приключений Васко Нуньес Бальбоа пересекает Панамский перешеек и открывает Южное море — Тихий океан. Испанцы считали, что расстояние до Молуккских островов, если продолжать двигаться на запад по этому Южному морю, совсем незначительное. Португальцев воспринимали как незаконных захватчиков Молуккских островов, нарушивших условия Тордесильясского договора 1494 г.

Кроме того, нарастало недовольство и чувство разочарования во вновь открытых землях. Очевидно, что Антильские острова и южноамериканское побережье Карибского моря по богатствам не могли идти в сравнение с Китаем и Индией. Золота и пряностей здесь было мало. Пока еще никто не знал о богатствах цивилизаций майя, ацтеков и инков. Поэтому главной задачей для испанских искателей приключений было найти во что бы то ни стало проход в Южное море, через него добраться до Островов Пряностей и, разумеется, вытеснить оттуда португальцев.

Поиски этого прохода велись не только испанцами, но и португальцами, Англия и Франция также не скрывали своей заинтересованности в этой проблеме. Но материалы этих экспедиций хранились очень тщательно в королевских архивах. Король Ману-эл разглашение результатов экспедиций приравнял к государственной измене, за которую полагалась смертная казнь. Все капитаны кораблей после возвращения из плавания обязаны были под расписку сдавать все карты в казну.

Открыть путь на Острова Пряностей, следуя на запад, выпало на долю Фернана Магеллана. Первое путешествие этот дворянин из глухой португальской провинции предпринимает в составе экспедиции Ф.Алмейды, посланной в 1505 г. для утверждения португальского господства в Индии. По дороге в Индию они разграбили африканские города Килоа и Момбаса. Магеллану нравилась его пиратско-военная деятельность. Он был участником битвы у острова Диу. По приказу короля Мануэла он в составе флотилии Д. Сикейры осуществил плавание к Малаккскому полуострову. Члены этой экспедиции не только собирали сведения научного и военно-стратегического значения, но и активно принимали участие в пиратских нападениях на арабские и китайские корабли. Известно, что Магеллан участвовал также и в экспедиции Анто-ниу де Абреу к Молуккским островам.

Но судьба наносит ему удар. Все его сбережения пропадают, поместье разорено, он попадает в немилость при дворе, и ему даже отказывают в пенсии. Но Магеллан вновь поступает на военную службу, сражается в Марокко, потом возвращается в Лиссабон. Он предлагает португальскому королю Мануэлу проект плавания юго-западным путем к Островам пряностей. Но проект в категоричной форме был отвергнут, после чего Магеллан переезжает в Испанию. Более двух лет понадобилось ему, чтобы проект был одобрен Карлом V.

Так же как и в случае с Колумбом, в договоре цели путешествия были сформулированы крайне расплывчато: «Да отправитесь вы (Магеллан) в добрый час для открытий в части Моря-Океана, что находится в пределах наших рубежей и нашей демаркации. ...Означенные открытия вы должны делать так, чтобы никоим образом не открывать и не допускать иных дел в пределах рубежей и демаркации светлейшего короля Португалии, моего возлюбленного и дорогого дяди и брата, и не учинять ничего во вред ему.» [35].

Несмотря на все ухищрения и диверсионную деятельность португальцев, многократные попытки запугивания, шантажи и даже покушения на Магеллана, флотилия из пяти кораблей 20 сентября 1519 г. покинула испанские берега. В этом плавании к Островам пряностей на долевом участии принимали участие: испанская корона, купцы Севильи, ряд высокопоставленных чиновников, а также сам Магеллан и некоторые члены команды.

Источники, по которым возможно было бы реконструировать это плавание, крайне малочисленны. Наиболее ценные из них, дневники Магеллана и подробные записи «историографа» экспедиции Антонио Пигафетты, бесследно исчезли, как только экспедиция возвратилась на родину. Впоследствии Пигафетта составил конспект своих путевых впечатлений.

Известно, что, пройдя Гибралтарский пролив, флотилия взяла курс на Канарские острова. От них сначала флотилия отправилась на юг, а затем на широте северного берега Гвинейского залива на юго-запад. В конце ноября путешественники достигли бразильского берега. К середине декабря корабли вошли в бухту Санта-Лючия, там сейчас расположен Рио-де-Жанейро. Через две недели они продолжили свое каботажное плавание на юг. Попутно было исследовано устье Ла-Платы и река Парана.

В начале апреля начались неприятности. На кораблях вспыхнуло восстание. В руках мятежников оказалось три корабля. Верные Магеллану люди на них были или убиты, или закованы в цепи. Произошло настоящее сражение, в результате которого корабли были отбиты. С большим трудом Магеллану удалось подавить мятеж. Вскоре погиб первый из кораблей — самый маленький — «Сантьяго».

Пополнив запасы провианта и воды в устье реки Санта-Крус, флотилия продолжала путь на юг. 21 октября 1520 г. был открыт восточный вход в пролив, названный впоследствии Патагонским (Магеллановым). Пигафетта свидетельствует: «В длину этот пролив простирается на 10 лиг, или 40 миль, а в ширину — на поллиги, в одном месте он уже, в другом шире. Он ведет к другому морю, получившему название Тихого моря, и окружен со всех сторон очень высокими горами, покрытыми снегом. Мы не могли нащупать дно. Без капитан-генерала (Магеллана) нам бы ни за что не обнаружить этот пролив, так как нам говорили, что он закрыт со всех сторон. Но капитан-генерал, который знал, куда следует направиться, чтобы найти скрытый от глаз пролив, так как он видел его на карте в сокровищнице короля Португалии, нарисованной таким превосходным мужем, как Мартин Бегайм». Два корабля были посланы на разведку, но разразилась буря. Корабли ожидали неминуемой гибели, когда подошли к краю бухты, но вдруг «они заметили какой-то проход, который оказался не проходом даже, а резким поворотом. В отчаянии они устремились туда, и так случайно они и открыли пролив» [35].

В проливе дезертировал корабль «Сан-Антонио», он затем возвратился в Испанию. Возглавивший этот корабль лоцман И. Гомиш возвел на Магеллана перед императором тяжелые обвинения.

Флотилия в составе трех кораблей 28 ноября вышла в Тихий океан, названный так спутниками Магеллана потому, что за время трехмесячного перехода через него они ни разу не испытали ни бурь, ни штормов. Но плавание тем не менее было мучительным. «В продолжение трех месяцев и двадцати дней мы были совершенно лишены свежей пищи. Мы питались сухарями, но то уже не были сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями, которые сожрали самые лучшие сухари. Они сильно воняли крысиной мочой. Мы пили желтую воду, которая гнила уже много дней. Мы ели также воловью кожу, покрывающую грот-грей. Мы часто питались древесными опилками. Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать». Началась цинга. От нее умерло 19 человек.

Только в начале марта 1521 г. экспедиция дошла до густонаселенных островов, но население, находясь на варварской ступени развития, не знало такого понятия, как частная собственность. Поэтому они брали то, что им нравилось на кораблях, при этом давая пришельцам все, что они пожелают. Но Магеллан направил против них карательный отряд и назвал эти острова Разбойничьими (с 1668 г. Марианские). Далее они приплыли к Филиппинским островам. Впоследствии Филиппины станут колонией Испании до конца XIX в.

Знаменательное событие произошло 28 марта. У острова Маса-ва «к флагманскому кораблю приблизилась лодка с восемью людьми на ней. С ними заговорил раб капитан-генерала, уроженец Суматры. Они его поняли сразу». Таким образом, испанцы, плывя на запад, добрались до островов, где понимали речь жителей уже известной Суматры. Шарообразность земли была этим доказана. Установление связей с уже открытыми и хорошо известными землями являлось теперь лишь вопросом времени.

На острове Себу Магеллан ввязался в междоусобную войну. Магеллан и восемь человек команды были убиты 27 апреля 1521 г. в стычке с аборигенами. Тела их не выдали. Вскоре испанцами был сожжен корабль «Консепсьон», «ибо слишком мало нас осталось», пишет Пигафетта [35]. Стычки с островитянами продолжались. Экипаж кораблей таял. Пришлось оставить обветшавший и давший сильную течь «Тринидад». Его команда попыталась было вернуться в Америку, но затем была вынуждена возвратиться и еле-еле дотянула корабль до Молуккских островов.

Последний корабль — «Виктория», возглавляемый Хуаном Себастьяном Эль-Кано, — отправился через Индийский океан. После многих мытарств, отбивая нападения португальцев, страдая от нехватки продовольствия и болезней членов экипажа, через три года 8 сентября 1522 г. «Виктория» вошла в порт Севильи. Из 243 человек, отправившихся в плавание в 1519 г., возвратилось всего 19 (рис. 2.6). Но тот груз гвоздики, который был на борту «Виктории» сторицей окупил все затраты на экспедицию. На гербе, дарованном Эль-Кано, был изображен земной шар, обвитый лентой, на которой был написан его девиз: Primus Circumdedisti Me — «Первый обошел вокруг меня».

Первое кругосветное путешествие, осуществленное под руководством Фернана Магеллана (1519—1522), практически подтвердило гипотезу о шарообразности Земли, а также представляло собой целую серию открытий: Магелланов пролив и Огненная Земля в Южной Америке, многочисленные острова в Великом (Тихом) океане и др.

Но к Великим географическим открытиям причастны не только португальцы и испанцы. С конца XVI в. ряд важных открытий был сделан голландскими мореплавателями.

Географические открытия оказали сильное влияние на становление единой мировой цивилизации. С открытием Америки стало формироваться единое мировое экономическое пространство. Произошла грандиозная передвижка торговых путей и центров. Сре диземное море, которое раньше играло главную роль в мировой торговле, в значительной степени потеряло свое значение. Главные торговые пути были перенесены в Атлантический океан и Северное (Немецкое) море.

В первой половине XVII в. голландцы открывают побережье Австралии, которая первоначально называлась Новой Голландией. Особенно большое значение в обследовании нового материка имели путешествия Абеля Тасмана, имя которого сохранилось за островом Тасмания. Огромное значение имели открытия русских землепроходцев и мореходов на Востоке. Русские первыми посетили Новую Землю и Шпицберген, обследовали устья Оби и Енисея, обогнули полуостров Таймыр. Семен Дежнев в 1648 г. открыл крайний дальневосточный мыс, носящий теперь его имя, и за 80 лет до Беринга открыл пролив, отделяющий Азию от Америки.

Великие географические открытия привели к тому, что история также становится мировой. Не только в экономико-хозяйственные связи были включены народы Америки, Австралии и Океании. Стали активно, зачастую насильственно, внедряться западные политические и духовные ценности. Мир стал приобретать некоторые общие, универсальные черты.

Великие географические открытия познакомили жителей Старого Света с высокоразвитыми цивилизациями Америки: майя, инков, ацтеков и др.

Безусловно, в этих цивилизациях имел место и туризм.

Некоторые Сапа Инки — верховные правители империи инков — например Тупак Юпанки, много путешествовали. В путь они отправлялись на носилках, сооруженных из особо ценных пород дерева, отделанных золотом. Такие носилки назывались кис-пиранпа. На войне Сапа Инку носили в носилках цвета крови — пилькоранпа. Данный вид транспорта обслуживал специальный отряд профессиональных носильщиков, они не занимались ничем иным, как только переносом императорских носилок. Во время путешествия императора сопровождала не только пышная свита, но и большой отряд артистов, развлекавших его: музыканты, танцовщицы, карлики, шуты и т.п.

Развитию путешествий в империи инков способствовала и сеть прекрасных дорог. Разумеется, администрация государства, отдавая приказы о строительстве этих дорог, руководствовалась не идеями развития туристического бизнеса в империи, а проблемами скорейшей переброски войск в районы антиправительственных выступлений или же для передачи каких-либо важных государственных сообщений. Дороги также были необходимы и для торгово-обменных операций.

В империи было две главных, магистральных, параллельных друг другу дороги, которые шли с севера на юг. Одна из них шла по побережью, а другая — в горах. Это были «дороги Инки»,


Рис. 2.6. Карта первого кругосветного путешествия Ф.Магеллана

или,

как их еще называли, «императорские дороги». Одна из них по длине превышала 5000 км и вплоть до начала XX в. была самой длиной дорогой на планете.

Эти две главные дороги пересекали многочисленные второстепенные дороги, их общая протяженность составляла порядка 25000-30000 км.

Инков не зря называли римлянами Нового Света. Их дороги также представляли собой образчики инженерно-строительных шедевров. Самое грандиозное дорожное строительство велось при Сапа Инках (императорах) Тупаке Юпанки (1471 — 1493) и его сыне Уайне Капака (1493— 152?). Можно смело утверждать, что в тот период времени это были одни из лучших дороги в мире. Если они проходили по горам — а они иногда строились на высоте до 5 км над уровнем моря, — то их каменистая поверхность была искусно сглажена. В скалах нередко вырубались ступенчатые серпантины, ведущие к перевалам. Встречались и вырубленные в скалах туннели. Там, где дороги проходили по пустыням, их поверхность выкладывалась каменными плитами. Дороги были очень прочными.

На некоторых участках дороги были столь широки, что по ним могли проехать в ряд шесть всадников. Для поддержания и обслуживания этих путей сообщения были специальные службы, а среди госслужащих существовали должности смотрителей и управляющих дорог.

Завоеватели, в лице Франсиско Писсаро, дали очень высокую оценку этим дорогам. Они в буквальном смысле слова приводили испанцев в изумление. Александр Гумбольдт, путешественник и знаменитый немецкий ученый, которого за его научные изыскания в Новом Свете называли «вторым человеком, открывшим Америку», подчеркивал, что дороги инков ни в чем не уступали дорогам римлян. Еще в середине XX в. президенты Перу ставили своей задачей расширить дорожную сеть страны до той протяженности, которую она имела у инков.

Через пропасти в горах, реки строили мосты. Нередко инки возводили каменные виадуки. Обычным явлением были подвесные плетеные мосты. Самый большой мост имел длину 45 м. Они сооружались из лиан и дерева и имели вид туннеля, но без крыши. Некоторые из крепежных канатов были по толщине с тело человека. Подобные подвесные мосты выдерживали тяжесть караванов навьюченных лам. Эти мосты были настолько прочны, что некоторыми пользовались еще и во второй половине XIX в.

При такой хорошо развитой инфраструктуре все же говорить о массовом туризме у инков не приходится. Империя инков была одним из наиболее ярких образчиков командно-административной системы в эпоху средневековья. Все мужское население делилось на 10 возрастных разрядов, и, начиная с младенчества и до глубокой старости, каждый подданный Сапа Инки должен был приносить строго фиксированную помощь государству. Наличие огромного чиновничьего аппарата позволяло успешно следить за соблюдением всех государственных законов и административных правил. Регулярно проводились переписи населения. А существовавшая система «прописки» делала маловероятным путешествие по личным мотивам, так как для любого перемещения из места жительства необходимо было получить разрешение у главы местной администрации.

Туризм у инков носил ярко выраженный социальный характер. Путешествия могла позволить себе лишь аристократия этого государства. Реконструировать феномен туризма у инков достаточно сложно. У них существовала весьма своеобразная письменность в виде узелкового письма — кипу. Количество, цвет, способ завязывания того или иного узла несли массу информации, но таким образом передавался, в основном, статистический материал*.

В целом путешествия индейцев доколумбовой Америки, так же как и у народов Древнего Востока, носили торговый, военный и дипломатический характер. «Путешествия за знаниями» также подчинялись сословным ограничениям. Только аристократы обучались в специальных школах — йачай уаси, находившихся в крупных городах, после четырехлетнего обучения они могли стать государственными чиновниками высших рангов.

Существовало в империи инков и паломничество. Аналогом самого знаменитого в античную эпоху Дельфийского оракула у инков были жрецы-предсказатели храмов Тауантинсуйю. О масштабах деятельности этих храмов и, косвенно, о количестве желающих получить предсказание говорит то, что количество жрецов превышало 4000 человек. Прорицательская деятельность была настолько выгодна, что должность верховного жреца всегда занимал ближайший родственник императора: либо брат, либо дядя.

К сожалению, можно согласиться с высказыванием выдающегося испанского миссионера, писателя-гуманиста, «протектора индейцев», как его еще называли, Бартоломе де Лас Касаса, что «после испанского вторжения у индейцев не было возможности творить свои обряды и совершать свои обычаи, так что наши не могли их просто наблюдать» [36]. Разрушение культур и цивилизаций индейцев европейскими конкистадорами — испанцами и португальцами — было столь стремительно, что многие черты жизни и быта этих народов, в том числе и феномен туризма, воссоздать во всей полноте вряд ли удастся. Среди конкистадоров можно выделить такие «яркие» личности, как Франсиско Писарро (ок. 1475— 1541)и Эрнан Кортес (1485-1547).

Писарро «прославился» не только разграблением и уничтожением цивилизации инков, но также, будучи выдающимся путешественником-первооткрывателем, своими географическими открытиями. Он открыл часть побережья Южной Америки, исследовал Западные Кордильеры, основал города Лиму и Трухильо.

Франсиско начал свои странствия в девятнадцатилетнем возрасте солдатом испанской армии в Италии. Вскоре он отправляется в Америку. Достоверно известно, что он участвовал в походе против индейцев на острове Эспаньола (Гаити).

Первые две экспедиции в страну инков были мало результативны. Третья чуть было не закончилась неудачей для Писарро. Новый губернатор решил положить конец дорогостоящим и «безумным» попыткам человека «темного» происхождения, как он охарактеризовал Писарро. Но когда корабль от губернатора привез приказ, где в категоричной форме говорилось о необходимости возвращения, Писсаро, проведя мечом по земле черту, обратился к участникам экспедиции с речью: «Кастильцы! Этот путь — на юг — ведет к Перу и богатству, тот путь — на север — к Панаме и нищете. Выбирайте!». В большинстве своем законопослушные испанцы выбрали путь «к Панаме и нищете». За Писарро последовало всего около полутора десятков человек.

Захватив посланный губернатором за оставшимися мятежниками новый корабль, Франсиско обследовал Тихоокеанское побережье Южной Америки. Эта экспедиция, разумеется, носила не только научно-разведывательный, но и грабительский характер.

Рассказы о стране Эльдорадо* настолько потрясли воображение испанцев, что Писарро не испытывал нужды ни в субсидиях на новую экспедицию, ни в добровольцах. В основе этих рассказов лежала легенда о том, что инкский правитель ежедневно посыпает себя золотым песком, кое в чем эта легенда была правдива. Во время ритуальных обрядов на тело царя, предварительно смазанное растительным маслом, наносилась тончайшим слоем «золотая пудра». После совершения обряда правитель совершал омовение в священном озере.

В 1531 г. начинается экспедиция, которая привела к краху одну из наиболее развитых цивилизаций Нового Света.

В Испанию была отправлена «пятина» — пятая часть всех награбленных богатств. Такое огромное количество золота привело к тому, что новые толпы искателей приключений и богатств бросились через океан в Америку. Писарро основал новый административный центр на побережье, который он назвал «Городом Королей», но впоследствии он был переименован в Лиму.

Жизнь в Новом Свете была полна превратностей. Инки продолжали сопротивление. В 1539 г. было создано Новоинкское царство, но, правда, не столь могущественное, продолжались их партизанские набеги на поселения испанцев. Против самого Пи-сарро плелись интриги и устраивались заговоры. Жизнь этого великого путешественника и жестокого завоевателя прервалась в его же собственном доме, куда группа заговорщиков ворвалась во время обеда и убила его.

Другой не менее выдающийся конкистадор Эрнан Кортес родился в небогатой дворянской семье. В отличие от Писарро, он не был бастардом. Родители заботились о единственном сыне, избрав для него карьеру юриста. Четырнадцатилетним подростком он начинает свои путешествия. Сначала это был «поход за знаниями» в Саламанкский университет. Но, не добившись больших успехов в учебе, он через два года вернулся домой.

Кортес становится конкистадором. Он участвовал в завоевании Кубы, после чего на некоторое время остепенился. Он женился. Стал преуспевающим землевладельцем, дважды избирался городским судьей. Но как только до него дошли слухи, что собирается новая экспедиция для завоевания Мексики, он сделал все возможное, чтобы возглавить ее.

Ацтекский правитель Монтесума II пытался откупиться от ис-панцев. «И были то вещи столь ценные и сделанные и обработанные с таким искусством, что они казались сновидением, а не творением рук человеческих», — свидетельствовали очевидцы. Но эти дары лишь распалили в них алчность. Завоевание Мексики было очень кровопролитным. Были битвы, где «погибало свыше 30 000 индейцев» [36].

Захватив столицу ацтеков Теночтитлан, они обнаружили такое большое количество золота, что Кортес разрешил взять своим подчиненным из сокровищницы ацтеков столько золота, сколько они захотят. Сокровища, принадлежавшие лично Мон-тесуме II, были столь многочисленны, что для их просмотра испанцам понадобилось три дня. Но ацтекские воины внезапно напали на испанцев в столице и заставили их спешно отступить, оставив большую часть сокровищ. Кортес назвал их бегство из Теночтитлана 30 июня 1520 г. «ночью печали». Но впоследствии испанцы, лолучив подмогу, возвратились и осадили город. Осада продолжалась почти три месяца. В городе начался голод, от которого погибло около 50000 человек. Когда город пал, испанцам, несмотря на все усилия, так и не удалось обнаружить то золото, которое они не успели вывезти в «ночь печали». Испанцы зверски пытали и мучили индейцев, которые могли знать о местонахождении клада. Все индейцы приняли мученическую смерть, никто из них не проговорился. Ацтекские сокровища бесследно исчезли; их ищут и по сей день. Ацтеки были порабощены. Теночтитлан — их столица — разграблен. Страна ацтеков стала называться Новой Испанией.

Но Кортес решил предпринять новый поход в поисках морского прохода из Тихого океана в Атлантический. Во время этого похода, который продолжался полгода, он практически пересек Центральную Америку. За это время был распущен слух, что отряд погиб. Их имущество было продано, индейцы-слуги розданы другим людям, а женам (вдовам) было разрешено даже выйти второй раз замуж. Власть в Мехико (бывшем Теночтитлане) была узурпирована коронным ревизором. Понадобились титанические усилия, чтобы власть Кортеса была восстановлена в Мехико. Но его здоровье было подорвано. Новый наместник короля, опасаясь его влияния, выслал Кортеса в Испанию. Король пожаловал Кортеса титулом маркиза и «генерал-капитана Новой Испании и Южного моря». Но отважный конкистадор продолжал искать приключений.

Он возвращается в Америку из Испании с тем, чтобы найти путь в Китай и на Молуккские острова. Но экспедиция окончилась провалом. Правда, в 1533 г. испанцы достигли Калифорнии, которую приняли за остров. Эта территория показалась Кортесу одной из самых жарких на земле, поэтому он и называет ее Calida Fornaks, что по латыни значит «жаркая печь», отсюда и пошло сокращенное название — Калифорния. Эта новая колония в то время с экономической точки зрения не оправдала надежд. Кортес уезжает оттуда, а вскоре вообще возвращается в Испанию. Он хотел вновь вернуться в Мексику и продолжить захваты территорий, но смерть помешала ему осуществить эти планы.

Уровень развития культуры ацтеков был необыкновенно высок. Подтверждение этому можно найти у великого немецкого художника, крупнейшего мастера гравюры Альбрехта Дюрера, который посетил выставку ацтекского золота при дворе испанского короля Карла I. «Видел предметы, привезенные королю из новой страны золота... Разного сорта оружие, щиты, военные трубы, удивительные защитные орудия, оригинальные наряды, церемониальные украшения и бессчетное число прекрасных предметов для разных нужд, своим великолепием превосходящие любое из доселе виденных чудесных произведений, заполняли две большие комнаты... Никогда в жизни я не видел ничего, что взволновало бы меня так глубоко, как эти вещицы. Среди них я увидел прекрасные и удивительные произведения искусства, открывшие для меня творческий гений создателей всего этого великолепия» [37]. Встреча двух миров принесла несметные богатства европейцам и обернулась трагедией для самобытных индейских цивилизаций.

Вскоре после возникновения ислама — новой мировой религии — образуется огромная исламская империя — арабский халифат. Его территория простиралась от районов северо-западной Индии на востоке до Пиренейского полуострова на западе. Уже в начале VIII в. в руках арабов оказалось восточное, южное и западное побережье Средиземного моря, Красное море и Персидский залив, а также западное побережье Аравийского моря. Арабы начинают контролировать значительный участок знаменитого Великого шелкового пути, т.е. часть сухопутной межконтинентальной торговли. Постепенно арабы занимают все стратегически важные торговые пункты и на побережье Индийского океана, что дало им возможность доминировать и в морской торговле в западной части Индийского океана.

Их торговые фактории располагались и на восточном побере-

жье Африки, и на Аравийском полуострове, и на побережье Персидского залива, кроме того, во всех сколько-нибудь крупных индийских городах были кварталы, заселенные арабскими купцами. Их кормчим были прекрасно известны направления крупных течений и ветров в этой акватории. Арабы были прекрасно осведомлены обо всех сторонах жизни тех народов, с которыми пересекались их торговые интересы, не говоря уже о тех этносах, которые были поглощены халифатом.

Все моря Старого Света, кроме северных, были не только хорошо знакомы арабским купцам, но торговля во многих из них жестко ими контролировалась. Арабские купцы исходили Восточную Европу и Центральную Азию, они проникли в глубь афри-

канского континента, в его экваториальные районы. В значительной степени благодаря торговле в эпоху средневековья из этой среды вышли выдающиеся путешественники: Ахмед ибн-Фадлан, Аль-Гарнати абу Хамид, Ибн-Баттута абу Абдаллах Мухаммед,

Аль-Хасан ибн-Мохаммед и др.

Европейцы многие сведения об африканских странах и народах

получали именно через арабских купцов. Кроме того, сведения «из первых рук» Европа получала о таинственном и сказочно богатом Китае, о недостижимых и полуреальных Суматре и Яве, о неизве-

стных странах Юго-Восточной Азии, и, наконец, о столь вожде-

ленной Индии именно от арабских купцов-путешественников. Арабам уже с X в. хорошо были известны наиболее удобные с

торговой точки зрения порты на западном побережье Африки (Занзибар), по свидетельству Аль-Масуди. Очевидно, что арабы, знакомые с трудами Птолемея, опровергли его картину мира, они знали, что можно обойти этот континент с юга.

А. Гумбольдт ссылался на арабские источники, в которых говорилось о плавании 1420 г. арабского корабля, который за 40 дней прошел вдоль Атлантического побережья Африки, а за 70 дней обогнул ее всю.

Знаменитым ученым путешественником был Идриси (1100 — 1166), он был уроженцем Кордовского халифата, располагавшегося на Пиренейском полуострове. Идриси в своих многочисленных и продолжительных путешествиях изучил Англию, Францию, Испанию, а также Малоазийский полуостров.

Ему было сделано почетное предложение сицилийским королем, норманном Рожером II: посетить Сицилию с целью составления географических карт. Карты Идриси, над составлением которых он трудился более 15 лет, воспроизводили территории от Гибралтарского пролива, который ученый считал рукотворным, до Японских островов.

Последователем Идриси следует считать другого арабского картографа — Ибн-аль-Варди, который в XIII в. создал «круговую карту мира».

Основываясь в значительной степени на географических познаниях арабов, в XIII в. создается энциклопедический труд: многотомный «Географический словарь», автором которого был византиец, мусульманин Якут (1179— 1229). Якут, конечно, использовал в своей работе и доступный ему античный и византийский географический материал.

Китайцы, индонезийцы, малайцы, со своей стороны, продолжали исследования и активизировали торговлю в восточной части Индийского океана.

Китайская династия Тан (618 — 907) вела активную внешнюю торговлю с арабским халифатом, Индией, Сиамом. Ремесло и торговля строго регламентировались и регулировались многочисленными императорскими чиновниками. В правление династии Сун (960 — 1279) продолжает совершенствоваться ремесло. Широко распространяется книгопечатание (ксилография), производится знаменитый сунский фарфор, изделия из лака и слоновой кости, что, безусловно, являлось предметами экспорта. Насколько сильное впечатление произвели на европейцев достижения Китая можно судить по описаниям Марко Поло, посетившего эту страну в конце правления династии Сун.

Большое внимание в государстве уделялось речному судоходству. «Великий хан приказал вырыть большие, широкие и глубокие каналы от одной реки к другой, от одного озера к другому, пустил в них воду, и вышла как бы одна большая река, большие суда плавают тут. Ехать можно и посуху; рядом с водным путем по земле-шоссе» [38]. В Сучжоу путешественника поразили мосты: «В этом городе добрых шесть тысяч каменных мостов, а под мостом пройдет не одна, а две галеры.». А Ханчжоу вообще был подобен Венеции, в нем, по свидетельству Марко Поло, целых 12000 мостов. «Не удивляйтесь, что мостов тут много; город, скажу вам, весь в воде, и кругом вода; нужно тут много мостов, чтобы всюду пройти.» Он также обращает внимание на то, что все улицы и дороги в городе и даже пригородах вымощены камнем и кирпичом, «и верхом ездить, и пешком ходить по ним хорошо». В 25 милях от города находится международный порт Ганьфу, куда приходят суда из Индии и других стран, уплачивая таможенную пошлину на свои товары.

Во всех постоялых дворах, «или у кого пристают путники», обязательно производится запись «их имен и день месяца, когда они пришли». Это делается для того, чтобы вести учет всем прибывшим иностранцам. Марко Поло по достоинству оценил этот порядок, сказав, что «дело то умных людей». Гостиницы были во всех городах, более того, в предместье каждого крупного города, «начиная так за милю, много хороших гостиниц». В них размещались иностранные купцы, причем, видимо, за определенными странами были закреплены конкретные гостиницы. Это делалось для упрощения работы китайских спецслужб. За всеми иностранными купцами, которые практически всегда выполняли разведывательные операции в пользу своей страны, следил специально назначаемый правительством штат людей.

Марко Поло подчеркивает, что масштаб международных тор-Вговых операций в Китае огромен. «На каждое судно с перцем, что приходит в Александрию, или в другое место, для христианских земель — в Цюаньчжоу прибывает сто» [38].

Императоры династии Мин (1368 — 1644) сумели стабилизировать и экономику своего государства. Показателем их успехов в этом вопросе стали совершенные в первой трети XV в. морские экспедиции в страны Юго-Восточной Азии, Индию и даже к по-бережью Восточной Африки. Флотилии состояли из десятков мно-гопалубных кораблей, которые обслуживали сотни матросов.

К наиболее впечатляющим плаваниям относятся, без сомнения, те, которые были организованы в XV в. императорским евнухом Чжэн Хэ. Всего с 1405 по 1433 гг. было подготовлено и осуществлено семь морских экспедиций. Императорский флот уже в первом плавании насчитывал 62 многопалубные джонки, а во второй экспедиции участвовало около 30000 человек. Во время этих плаваний китайцы посетили Индонезию, покорили жителей Цейлона и завоевали Суматру.

Морские походы 1417—1419 гг. и 1421 — 1422 гг. были вполне мирными. Во время этих путешествий китайские флотилии дошли до Индии (1-й поход) и до берегов Аравийского полуострова и Восточного побережья Африки (2-й поход), где произошел обмен дарами с местными царями, а также и обмен посольствами. Во время последней экспедиции (1431 —1433) было осуществлено «малое кругосветное путешествие». Флот вышел из Нанкина, проследовал через Яву, Палембанг, Малаккский полуостров, Цейлон, зашел в Калькутту, а оттуда направился к своей конечной цели — Ормузу. В Ормузе также было оставлено китайское посольство; известно, что посол был мусульманином, и китайские мусульмане надеялись, что ему удастся со временем попасть в Мекку. Оставив Ормуз, флот возвратился в Китай в Нанкин.

Результаты всех этих экспедиций были подробно изложены в хрониках и специальных докладах императору.

Индийские купцы, торговавшие от Китая на востоке до Аравийского полуострова на западе, отправлялись в далекие морские вояжи чаще всего не на отдельных судах, а целыми флотилиями. На однопалубных судах у них было до 60 кают, на корабле находилось около 200 моряков. Кроме парусов, конечно, были весла, каждое весло обслуживало по четыре матроса. Но эти суда лишь обслуживали большой корабль, «зачастую тащат они большое судно» [38]. Кроме того, было около десятка маленьких суденышек, с которых ловили рыбу и где размещалась часть обслуживающего персонала и воинов. Индийские картографы и кормчие были хорошо известны на Востоке.

Казалось бы, превосходство Востока — индонезийцев, китайцев, индийцев, арабов — над европейскими государствами в деле освоения морских пространств в эпоху средневековья было полным. Это можно отнести и к парусам. Так называемый латинский парус был привнесен арабами в Средиземноморье. В свою очередь, арабы заимствовали его у индийцев, которые называли подобные треугольные паруса аурика. У китайцев не позднее XI в. на кораблях стал использоваться компас, у них были многопалубные суда, поворотные рули. Их корабли с XIV в. значительно превосходили по своим размерам все известные корабли в мире.





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 175 | Нарушение авторского права страницы | Заказать написание работы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.207 с)...Наверх