Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Заказать
 

Реформы Н. Хрущева (июль 1957 Г.-19В4 г.)



Необходимо подчеркнуть, что общество было гото­во к реформам и ждало от них либерализации всех сфер жизни. В реформах был заинтересован и новый лидер, считавший, что социализм должен принести счастье всему советскому народу, всем народам мира.

Однако Н. Хрущев проводил свои реформы в рам­ках коммунистической парадигмы, что предопредели­ло их крайне противоречивый характер. На ход реформ оказали влияние личная импульсивность нового совет­ского лидера, его «слабость» к лести, чем весьма ус­пешно пользовалось хрущевское окружение.

Новая программа КПСС, принятая в 1961 г., про­возглашала, что в СССР к 1980 г. будет построен ком­мунизм. Эта идея и стала лейтмотивом всех хрущевс­ких преобразований.

Попытаемся проанализировать противоречивый характер реформ Н. Хрущева.

Экономическая сфера

Была осуществлена децентрализация сверхбюро-кратизированной системы управления экономикой.

В 1954 г. было упразднено 200 главков, отделов, министерств, других управленческих структур.

К 1956 г. центр передал в ведение союзных рес­публик около 15 тысяч промышленных предприятий.

В 1957 г. началась ликвидация союзных мини­стерств и создание территориальных органов управ­ления экономикой — совнархозов, которых к 1962 г. было образовано 47.

Принятые меры повысили заинтересованность регионов, сократили транспортные расходы и число предприятий-дублеров. Это в целом способствовало развитию промышленности, темпы роста продукции ко­торой в 1956— 1958 гг. составили 10 — 15% в год против 7,6% по плану. В 1956— 1960 гг. в строй было введено 4800 крупных промышленных предприятий.

Вместе с тем проведенная реформа управления всего лишь сократила возможности центральной вла­сти-собственности региональной бюрократии. Админи­стративное вмешательство в экономику продолжалось.


СССР к послевоенные щы (1846-1864)

Продолжала существовать и уравнительная система оплаты труда, что снижало заинтересованность людей в его конечных результатах. Главная ставка по-прежне­му делалась на тяжелую промышленность.

Волюнтаризм в управлении экономикой продолжал оставаться преобладающей характеристикой. На одной из встреч с технической интеллигенцией Н. Хрущев прямо заявил: «Мы вас выслушали. Но кто будет ре­шать — народ. А народ это кто? Это партия, а партия — это мы. Значит, я буду решать».

Были предприняты меры, направленные на подъем сельского хозяйства за счет:

■ ликвидации МТС и передачи их техники в совхозы и колхозы;

■ введения обязательных заданий для колхозов, что повысило их самостоятельность в распоря­жении ресурсами;

■ распространения новых сельхозкультур, в част­ности кукурузы:

■ освоения 42 млн. га целинных земель с 1954 г. по 1962 г.

Но положение в сельском хозяйстве продолжало оставаться тяжелым. Урожайность на целинных зем­лях составляла лишь 80% от средней по стране.

Деятели из партаппарата, ничуть не смущаясь раз­ницей в климате США и СССР, давали директивы сеять кукурузу даже в северных районах. В результате в об­щем-то неплохая идея трансформировалась в анекдоты.

Главную причину безрадостной ситуации в аграр­ном секторе власть-собственность увидела в том, что крестьянин активнее работает на приусадебном участ­ке, нежели в колхозе. В полном соответствии с завета­ми «великого вождя» в 1959 г. возобновились гонения на личные подсобные хозяйства крестьян.

Как результат поголовье коров на личном подво­рье сократилось к 1962 г. с 22 до 10 млн. голов. С 1963 г. начались крупномасштабные закупки зерна в США; усилился отток сельского населения в города.

В 1962 г. розничные цены на мясо-молочные про­дукты были повышены на 30 — 40%.


Социальная сфера

В 1957 г. была восстановлена автономия балкарс­кого, калмыцкого, карачаевского народов.

Успешно решалась жилищная проблема.

Вместе с тем ухудшение материального положе­ния народных масс усиливало социальную напряжен­ность в обществе.

В 1959 г. было подавлено выступление полутора тысяч рабочих, строивших «казахстанскую Магнитку».

В 1962 г. расстреляна войсками семитысячная де­монстрация жителей Новочеркасска, протестовавших против низкой заработной платы, повышения цен на продукты.

Усиление противоречий проявилось в резком уве­личении антисоветских проявлений среди молодежи в национальных регионах.

О том, что общество было социально нездорово, свидетельствуют и следующие данные: количество несовершеннолетних преступников выросло с 22,3 тыс. в 1960 г. до 95,5 тыс. в 1964 г.

Политическая сфера

Этот период характерен установлением полного господства партийной бюрократии на всех уровнях. Ее власть пришла на смену олигархической власти узко­го окружения И. Сталина.

Ярчайшим примером тому был июльский Пленум ЦК 1957 г., когда впервые достаточно большая часть партноменклатуры была допущена к решению задач практической политики.

Началась реабилитация жертв сталинских реп­рессий. С 1954 по 1961 г. было реабилитировано бо­лее 737 тыс. человек. Тело И. Сталина было вынесено из мавзолея.

'Духовная сфера

Процессы в ней протекали в рамках так называе­мой хрущевской «оттепели» и характеризовались сле­дующим:

■ в советское общество начали проникать идеа­лы западных стран;

■ разоблачение культа личности способствовало размыванию харизмы политического лидера, в том числе и самого Н. Хрущева;


■ творческая интеллигенция стала активно обра­щаться в своих произведениях к проблемам нравственности, общечеловеческих ценностей, гражданской свободы личности. Глоток свобо­ды после мрачных лет сталинщины вселял в людей надежду на светлое будущее, свободу, но преимущественно в рамках социалистической идеи. Наивный романтизм отличал многих «пя­тидесятников»: Б. Окуджаву, Р. Рождественско­го, Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмаду-лину и других представителей творческой ин­теллигенции;

■ больших достижений добилась советская наука. В 1957 г. был запущен первый в мире искусст­венный спутник Земли, а в 1961 г. Ю. Гагарин совершил свой знаменитый полет;

■ в 1958 г. было введено обязательное 8-летнее об­разование.

Однако партийная бюрократия вовсе не плани­ровала выпускать духовную сферу жизни общества из-под своего контроля. В 1960— 1963 гг. состоялось несколько «инструктивных» встреч партийно-государственного руководства с творческой интел­лигенцией.

В «очернительстве социалистической действитель­ности» обвинялись писатели Б. Пастернак («Доктор Живаго»), В. Дудинцев («Не хлебом единым»).

А посещение Н. Хрущевым в Манеже выставки со­ветских авангардистов вообще окончилось площадной бранью главного строителя коммунизма.

Помимо этого, начало «эры кибернетики» привело к дальнейшей политехнизации образования, снижению гуманитарной составляющей интеллектуального потен­циала общества.

1ЫВ0ДЫ

■ Кризисные явления в советском социуме в годы правления Н. Хрущева усилились, его реформы не смогли разрешить противоречия, присущие совет­скому цивилизационному конгломерату.

■ Непоследовательная, волюнтаристская политика Н. Хрущева не удовлетворяла ни общество, разди­раемое межцивилизационными противоречиями, ни партийную номенклатуру, опасавшуюся авто­ритарных наклонностей Н. Хрущева.

■ На октябрьском (1964) Пленуме ЦК КПСС Н. Хру­щев, обвиненный в волюнтаризме, грубых ошибках, был снят со всех партийных и государственных постов. Организаторами «дворцового переворота» явились партийные функционеры Л. Брежнев, М. Суслов, председатель КГБ А. Семичастный, А. Косыгин, Р. Малиновский и др.

Так завершилось десятилетие «хрущевской отте­пели», подтвердившее, что советский социум, как ци­вилизационный уклад, нуждается во всесторонней модернизации.

Вопросы для самоконтроля

1. Какие новые тенденции намечались в экономике СССР в 1945 — 1949 гг. ? Почему они были свернуты ?

2. Каковы были основные задачи экономической политики после войны? За счет чего были достипгуты успехи в раз­витии промышленности ?

3. Какие тенденции проявлялись в массовом сознании после войны?

4. В чем причины развертывания Сталиным нового витка репрессий?

5. Какие идеологические кампании были организованы и ка­кую роль они сыграли?

6. Что помогло Сталину еще более укрепить свою власть?

7. Почему послесталинское руководство сразу же начало реформы? Что общего и особенного в отношении к ре­формированию страны у Маленкова, Берии и Хрущева?

8. Каковы были основные достижения и просчеты Хрущева?

9. Какое влияние на общественное сознание оказало развен­чание культа Сталина на XX съезде?

10. Назовите основные тенденции экономического развития СССР в 1953 — 1964 гг. В чем причина нарастающих в нача­ле 60-х гг. трудностей в промышленности и в сельском хо­зяйстве?

11. Каковы достижения социальной политики периода «отте­пели» ?


12. Как изменилась политика властей в отношении культуры ? Какие произведения того периода вы знаете ?

13. Как бы вы в целом могли охарактеризовать период «отте­пели»? Определите его место в последующей истории страны.

Литература

1. Аксютин Ю.В., Волобуев О.В. XX съезд КПСС: новации и догмы. М., 1991.

2. Берия: конец карьеры. М., 1991.

3. Бурлацкий Ф.М. Вожди и советники. М., 1990.

4. ВертН. История Советского государства. 1900— 1991. М., 1992.

5. Исторический опыт и перестройка: человеческий фактор в социально-экономическом развитии СССР. М., 1989

6. История СССР с древнейших времен до наших дней: В 11 т. М., 1980. Т. XI.

7. Зубкова Е.Н. Общество и реформы. 1945 — 1964 гг. М., 1993.

8. Медведев Р.А. Они окружали Сталина. М., 1990

9. Медведев Р.А. Н.С. Хрущев: Политическая биография. М., 1990.

10. Ханин Г.И. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск, 1991.

11. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991.

12. Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. Рим, 1975.


НАРАСТАНИЕ КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ. СЛОЖНОСТИ РАЗОИТИЯ СТРАНЫ (1965-1085)

Противоречивость экономического развития СССР.

Нарастание застойных явлений в обществе

Основные противоречия политического развития страны

Время с середины 1960-х до середины 80-х гг. было тем периодом нашей истории, который назывют «двад­цатилетием упущенных возможностей», «брежневской эпохой», но чаще всего «периодом застоя». С одной сто­роны, в этот период при отсутствии внутренних и внеш­неполитических катаклизмов был достигнут наивысший уровень в экономической, социальной и культурной об­ластях при советско-бюрократической системе государ­ственного управления. С другой стороны, именно в эти годы накапливавшиеся десятилетиями негативные явле­ния и трудности, нерешенные проблемы и загнанные внутрь болезни общества привели его к глубокому кри­зису: стагнации экономики, деформациям общественно-политической жизни, оскудению духовной сферы.

В рамках рассматриваемого периода можно вы­делить два этапа. Рубежом между ними считают на­чало 1970-х гг. На первом этапе характер, масштабы и интенсивность деятельности по поиску путей обнов­ления общественной жизни были гораздо более зна­чительными. На втором этапе произошло заметное ос­лабление новаторских устремлений, консервация принципов и форм общественного устройства.

На определенном отрезке времени, отмечал XXVII съезд КПСС, в силу не только объективных факторов, /|{j7


щ Структурно-логические схемы____________________

Схема 54

ЭКОНОМИКА СССР во 2-й половине XX в.


но и причин прежде всего субъективного порядка, прак­тические действия партийных и государственных ор­ганов стали отставать от требований времени, от са­мой жизни. Проблемы в развитии страны нарастали быстрее, чем решались. Инертность, закрытость форм и методов управления, снижение динамизма в работе, нарастание бюрократизма — все это наносило нема­лый ущерб стране. В жизни общества начали просту­пать застойные явления.

Анализ позитивного и негативного опыта, накоп­ленного в эти годы, позволит не только осмыслить всю сложность процессов, происходящих обществе в этот период, но и осознать реальные возможности его об­новления.

■ Противоречивость экономического развития СССР.
Нарастание застойных явлений в обществе__________

Период с середины 1960-х до середины1980-х гг. в области экономики характеризуется как противоречи­вый и непоследовательный. Партию и государство в эти годы возглавлял Л.И. Брежнев. Он пришел к вла­сти без своей программы развития страны. Человек глубоко консервативный по своему складу, он больше всего опасался резких движений, крутых поворотов, крупных перемен. Осудив Н. Хрущева за волюнтаризм и субъективизм, он прежде всего позаботился о том, чтобы перечеркнуть его реформы.

Со второй половины 1950-х гг. стало ясно, что меха­низм хозяйствования в значительной степени устарел. Он сложился в конце 1920— 1930-е гг. в экстремальных обстоятельствах. Возникшая в годы первых пятилеток система хозяйствования оказалась необходимой в годы Великой Отечественной войны. Определенный эффект дала она в первые послевоенные годы, в условиях вос­становления народного хозяйства.

С 1950-х гг. перестали действовать чрезвычайные факторы. Сложилась новая экономическая ситуация. Резко изменились масштабы советской экономики. Так, к 1966 г. промышленность СССР имела уже более 300 отраслей. В стране насчитывалось примерно 47 тыс. промышленных предприятий, 13 тыс. строительных организаций, 12 тыс. совхозов и 37 тыс. колхозов.

К 1965 г. в промышленности СССР действовало около 6 тыс. автоматических и 43 тыс. механизирован­ных поточных линий. В этих условиях нарастали труд­ности в управлении. Прежний уровень централизации оказался чрезмерным. Все более остро вставал вопрос о расширении хозяйственной самостоятельности пред­приятий.

В течение 1964— 1965 гг. более чем на 100 пред-приятих страны были проведены эксперименты, проверяющие отдельные элементы предлагаемой ученными реформы хозяйственного механизма. Мар­товский и сентябрьский (1965 г.) Пленумы ЦК КПСС наметили основные подходы к руководству экономи­кой. В соответствии с их решениями во второй поло­вине 1960-х гг. началось осуществление хозяйствен­ной реформы.

Сентябрьский (1965) Пленум ЦК КПСС в области промышленности предложил новую систему управле­ния. Основные положения ее были разработаны Пред­седателем Совета Министров А.Н. Косыгиным.

Каковы основные направления экономической реформы в области промышленности?

1. Вернуться к управлению промышленностью по отраслевому принципу, образовав союзно-респуб­ликанские и общесоюзные министерства.

2. Устранить излишнюю регламентацию деятельнос­ти предприятий, сократить число плановых пока­зателей, утверждаемых сверху.

3. Успехи предприятий оценивать не по объему про­изводимой промышленной продукции, а по объему реализованной.

4. Обеспечить внедрение хозрасчета и экономичес­ких стимулов на предприятиях и в ведомствах.

5. Создать на предприятиях поощрительные, соци­ально-культурные и другие фонды.

Мартовский (1965) Пленум ЦК КПСС принял ре­шение о новом повышении закупочных цен на продук­цию сельского хозяйства, Это был переворот во всей аграрной политике.

На первых порах, пока действовали установки мартовского (1965) Пленума, задуманные меры дали определенные результаты. Показатели, достигнутые сельским хозяйством в 1966— 1970 гг., были намного выше, чем в предшествующий период. Производитель­ность труда в среднем в год росла в этот период на 6,5%, что было в 2 раза больше, чем в 1961 — 1965 гг. Фонд оплаты по труду за 1965 — 1975 гг. вырос в 1,5 раза. В 1966— 1970 гг. государство закупило почти на треть зерна больше, чем в предыдущее пятилетие.

В соответствии с установками партии в промыш­ленности была упразднена территориальная система управления. Руководство отраслями передавалось со­зданным министерствам. Были образованы Госкомитет по науке и технике СССР, Госснаб СССР, Госкомцен СССР. Все это должно было обеспечить лучшие усло­вия для развития научно-технического прогресса.

Хозяйственная реформа придала определенный импульс экономическому развитию страны. Она развя­зала на какое-то время инициативу предприятий. Эко­номисты называют VIII пятилетку «золотой». По всем важнейшим социально-экономическим параметрам период 1966 — 1970 гг. был лучшим за последние 30 лет.

Меры, намеченные хозяйственной реформой, были первым шагом на пути формирования концеп­ции механизма управления, соответствующего новым условиям. Идеи, положенные в основу реформы, во многих своих чертах оказались правильными, созвуч­ными потребностям нового этапа. Однако постепенно эффект от реформ стал уменьшаться. На то был ряд причин.

Во-первых, сопротивление самой административ­но-бюрократической системы. Попытки перейти к эко­номическим методам отторгались самим администра­тивным организмом. Вскоре возрожденные министер­ства вновь начали регламентировать всю деятельность предприятий. Обычным делом стала корректировка го­довых планов и плановых заданий. Число министерств постоянно росло. Если в 1957 г. до образования совнар­хозов, их было 37, то в 1970 г. — свыше 60, в 1977 г. — 80, в 1987 г. — свыше 100.

В сельском хозяйстве рост цен на машины, обору­дование, стройматериалы уже к началу 1970-х гг. свел на нет повышение закупочных цен, и сельскохозяй­ственное производство вновь стало нерентабельным. И здесь вернулись к административным методам ру­ководства.

Во-вторых, не удалось преодолеть отчуждения тру­дящихся от средств производства. Широкие массы не были хозяевами на производстве. Их интересы рефор­мы не затрагивали.

Уже в 1965 г. стали заметны определенные рас­хождения между Л.И. Брежневым и А.Н. Косыгиным. Если Брежнев прямо требовал укрепления централи­зованных начал в руководстве промышленностью и строительством, то Косыгин акцентировал внимание на принципах хозрасчета, хозяйственной самостоятель­ности предприятий. По мере упрочения позиций гла­вы партии положение Председателя Совета Мини­стров усложнялось. Его слово теряло значимость, что немедленно отражалось в поведении многих работни­ков многочисленных министерств и ведомств. Управ­ление хозяйственной жизнью страны снова стало осу­ществляться на основе принципов, выработанных еще в сталинский период.

Однако несмотря на свою ограниченность и неза­вершенность, реформа благотворно повлияла на разви­тие народного хозяйства. В 1971 г. XXIV съезд КПСС констатировал успехи VIII пятилетки. Но это была по­следняя пятилетка, задания которой были выполнены. Все последующие пятилетние планы не выполнялись, при­чем степень невыполнения нарастала от пятилетки к пятилетке. 1970-е гг. вошли в историю страны как «годы застоя». Об этом периоде написано много книг и статей. «Застой» в экономике, политике, культуре, национальных отношениях, духовной жизни и т. д. Создается впечатле­ние, что в обществе замерло всякое движение.

Следует заметить, что «застой» никогда не был абсолютным. 15 лет, предшествовавших апрелю 1985 г., были временем многоцветным. С одной стороны, шел процесс создания заново целых отраслей промышлен­ности, с другой — сокращение темпов экономического роста. С одной стороны — рост благосостояния, реаль­ных доходов населения, с другой — стремительное нарастание дефицита. На одной чаше весов — огром­ная власть, сосредоточенная в высшем эшелоне, мно­жество правильных, продуманных, прогрессивных по­становлений, на другой чаше — абсолютное бессилие в проведении в жизнь собственных решений.

В стране был создан огромный народнохозяйствен­ный потенциал. Однако в экономическом, научно-техни­ческом отношении наметилось заметное отставание от мирового уровня. В 1970 г. объем капиталовложений в СССР и США впервые был примерно одинаковым. Но производительность труда в советской промышленности составляла по сравнению с США примерно 53%. Она была значительно ниже и по сравнению с другими раз­витыми капиталистическими странами. В то же время наша страна опередила их, в т. ч. и США, по объемным показателям производства важнейших видов продук­ции — угля, железной руды, цемента, стали, нефти, ми­неральных удобрений, тракторов, комбайнов, и т. д. Но продукция СССР заметно отставала по качественным па­раметрам. Упор на объемные показатели, процентома­ния и гигантомания придавали советской экономике затратный характер. Получалось, что экономика работа­ла не столько на человека, сколько сама на себя.

Например, в 1985 г. немного отставая от США по производству зерна, СССР в 6,4 раза опережал их по вы­пуску тракторов и в 16 раз по выпуску зерноуборочных комбайнов, хотя значительная часть их не использова­лась. Чтобы произвести столько зерноуборочных комбай­нов, сколько стояло у нас в хозяйствах неисправными, вся промышленность США должна была работать 70 лет. В то же время импорт зерна вырос от 2,2 млн. т в 1970 г. до 44,2 млн. т в 1985 г. На его покупку шла большая часть доходов от экспорта нефти. В 1971 — 1985 гг. за счет про­дажи нефти было получено 176 млрд. рублей.

В начале 1970-х гг. в качестве основного направле­ния развития советской экономики был взят курс на интенсификацию. Говорилось о необходимости «соеди­нить достижения научно-технической революции с преимуществами социализма». Однако экономика про­должала развиваться экстенсивно. Рост производства достигался в основном за счет увеличения производ­ства сырья и топлива. Страна превращалась в сырье­вой придаток развитых стран. В то же время экономи­ка развитых капиталистических стран успешно осуще­ствляла переход на энерго- и ресурсосберегающие технологии, на качественно новый уровень научно-технического прогресса. В 1970— 1982 гг. в США под­верглось обновлению 66% оборудования, в Японии и в Канаде — 82%, в странах ЕЭС — от 70 до 75%. Шла компьютеризация, возникла робототехника и биотехно­логия. Наша же экономика оказалась невосприимчивой к этим достижениям. Во второй половине 1970-х гг. тем­пы роста промышленного производства выросли до 7,3% в год. Начался «технологический рывок», усугу­бивший наше отставание. Олицетворением индустри­альной мощи СССР в 1970-е гг. было достижение па­ритета в области ядерного оружия и средств его дос­тавки, успехов в освоении космоса. Например, общая численность искусственных спутников, запущенных СССР, к концу 1970-х гг. достигла почти 2 тыс.

Можно указать позитивные изменения в социаль­ной и духовной сферах жизни общества: улучшилось материальное положение основной массы населения, выросла заработная плата, улучшились жилищные условия, питание, был осуществлен переход ко всеоб­щему среднему образованию.

Успехи и достижения в 1970 —начале 1980-х гг. были. Но, анализируя их, нужно иметь в виду, что в это время наша экономика находилась на стадии ин­дустриального развития, тогда как экономика западных стран перешла на стадию научно-индустриальную. К началу 1980-х гг. в промышленности СССР были ав­томатизированы или хотя бы комплексно механизиро­ваны только 10— 15% предприятий. Трудом научно-ин­дустриального типа были заняты лишь 10— 15% про­мышленных рабочих, а долю ручного труда, составляли 35 — 40% в промышленности, 55 — 60% в строительстве, 70 — 75% — в сельском хозяйстве.

Падение темпов роста сельскохозяйственного про­изводства (VIII-я пятилетка — 21%: IX-я — 13%; Х-я — 9%, XI-я — 6%) осложнило ситуацию с продовольстви­ем. В 1982 г. с большим шумом была принята Продо­вольственная программа. В XII пятилетке в аграрный сектор было вложено 227 млрд. рублей. Однако при­рост производства сельхозпродукции составил за пя­тилетку лишь 10,2 млрд. рублей.

По потреблению мясных, молочных продуктов, овощей СССР значительно отставал от уровня разви­тых стран. Фруктов потреблялось в 3 раза меньше, чем это предусмотрено медицинскими нормами. За 1970 — 1987 гг. импортные закупки мяса и мясопродуктов воз­росли в 5,2 раза, рыбы и рыбопродуктов — в 12,4 раза, растительного масла — в 12,8 раза, зерна в 13,8 раза, и т. д.

Негативные процессы отражались и на социаль­ной сфере. В стране, которая к началу 1960-х гг. вышла на первое место в мире по количеству строящегося жилья, к началу 1980-х гг. сложилась острая жилищ­ная проблема. Несмотря на негативные явления в эко­номике уровень жизни в СССР медленно повышался до середины 1970-х гг., а затем более чем пятилетие не снижался. Росла заработная плата, увеличивались об­щественные фонды потребления.

Снабжение населения продуктами питания и из­делиями легкой промышленности достигло своего максимума. Граждане страны удовлетворяли свои по­требности в товарах. На полках магазинов всегда был выбор необходимых вещей. Главная проблема была не в отсутствии товаров, а в их низком качестве. Ре­ально жизненный уровень стал падать лишь с нача­ла 1980-х гг.

Каковы же причины подобного положения?

Во-первых, сказался положительный импульс, дан­ный советской экономике в период «оттепели».

Во-вторых, в 1970— 1980-е гг. широко распродава­лись природные богатства страны с целью повысить или поддержать жизненный уровень населения. Энер­гетический кризис и рост цен на нефть и газ на миро­вом рынке создали для этого благоприятные условия.

В-третьих, причиной общего роста жизненного уровня было резкое повышение доходов управленцев. Их зарплата росла довольно медленно, зато резко уве­личивались привилегии, начиная с поездок за рубеж, обеспечение персональными дачами, машинами, квар­тирами, промышленными и продуктовыми распродажа­ми и даже закрытыми спецстоловыми. Резкое повыше­ние благосостояния номенклатуры несколько повыша­ло и общий уровень жизни, т. к. выводились усредненные цифры.

Блокировка и свертывание реформы 1960-х гг. си­лами бюрократического консерватизма были одним из первых ощутимых проявлений того «механизма тормо­жения» который отчетливо проступил позднее.

К середине 1980-х гг. стало ясно, что система уп­равления экономикой, созданная в 1930-е гг., превра­тилась в своего рода «механизм торможения». Основ­ными его чертами были:

1) сверхцентрализация, при которой руководство экономикой осуществляли центральные министер­ства, деятельность предприятий была регламентиро­вана десятками показателей, сотнями нормативных актов;

2) оплата труда не была напрямую связана с его результатами, регулировалась системой тарифных ста­вок и окладов, спущенных из центра;

3) цены на продукцию складывались не в резуль­тате рыночной конъюнктуры, а утверждались государ­ственными органами ценообразования, права предпри­ятий были крайне ограничены.

Начавшийся после XX съезда КПСС процесс вос­становления «ленинских норм партийной и государ­ственной жизни», демократизации общества не был доведен до конца, не пошел вглубь, а со второй поло­вины 1960-х гг. фактически приостановился. «Суще­ствующая политическая система, — отмечалось на XIX партийной конференции, — оказалась неспособной предохранить нас от нарастания застойных явлений в хозяйственной и социальной жизни в последние деся­тилетия и обрекла на неудачу предпринимавшиеся тогда реформы».

■ Основные противоречия политического развития

Страны

Октябрьский (1964) Пленум ЦК КПСС знамено­вал собой начало нового витка советской истории. В высшем эшелоне управления окончательно обо­сновались представители «третьего поколения» со­ветских руководителей. Старт карьеры многих из них так или иначе был связан со сталинской крова­вой «кадровой революцией» конца 1930-х гг., когда формировался новый аппарат взамен прежнего, уничтоженного в 1930-х гг.

Вместе с Хрущевым ушло в политическое небытие особое поколение руководителей, они тоже были аппа­ратчики, но от них веяло духом революции, они были «бой­цами», «солдатами партии» и ощущали себя участника­ми «похода за светлое будущее всего человечества». Место «бойцов партии» заняли «исполнители» — люди, часто безликие, в значительной мере отученные прини­мать самостоятельные решения и брать на себя ответ­ственность. Для них двойная мораль стала едва ли не нормой бытия, разрыв между словом и делом — услови­ем выживания. И когда пришло время ответственных действий, большая часть новых руководителей оказалась к ним просто неготовой. А это в значительной мере и пре­допределяло половинчатый, зигзагообразный характер политики послехрущевского руководства. В связи с этим необычайно возрастала роль первого лица в составе выс­шего эшелона власти.

В результате сложной цепи закулисных маневров и компромиссов во главе государства оказался хитрый, хваткий и довольно активный деятель, который цепко взял нити управления страной, Л.И. Брежнев, однако, был лишен дара стратегического предвидения, твор­ческого воображения, как, впрочем, и сколько-нибудь серьезного образования. Он принял колоссальную власть, не слишком задумываясь о перспективах поли­тического режима. Брежневу как политику претили резкие подвижки, нестандартные ситуации. Личный авторитет нового лидера в народе был невысок.

Став первым лицом в советской иерархии, Л.И. Бреж­нев осторожно нащупывал свой стиль. Технология вла­сти тех лет складывалась из двух компонентов: власти в государственном аппарате и власти в партии. Пер­вый секретарь ЦК КПСС не имел права занимать пост руководителя Советского правительства. Необходимо было искать обходные пути. Поэтому Л.И. Брежнев вначале добился утверждения руководителем Комис­сии по разработке новой Конституции. Затем стал Председателем Совета Обороны. Но чтобы окончатель­но утвердиться в роли первого лица в стране, ему требовалось укрепить позиции в партии.

В КПСС, в сущности, всегда имелись не одна, а две партии: внешняя, насчитывавшая тогда 12 млн. че­ловек, и внутренняя, состоявшая из нескольких сот ты­сяч профессиональных работников. Внешняя партия была лишь питательной средой для функционирования внутренней партии, где концентрировалась реальная власть. Достоинством Л.И. Брежнева было то, что он не был злым и жестоким человеком, умел выслушать и войти в положение собеседника. Первым лицом он стал еще и потому, что устраивал почти всех.

После прозвучавшей на Пленуме в адрес Хрущева резкой критики был выдвинут лозунг «стабильности». Наделе он означал возврат к прежним консервативным позициям, «тихую реставрацию» многих элементов ста­линизма. Так, имя Сталина, все чаще стало появляться в мемуарной литературе различного рода книгах, стать­ях, документальных фильмах. Началось восхваление роли Сталина в годы Великой Отечественной войны. В 1979 г. к 100-летию со дня рождения И.В. Сталина в «Правде» была помещена большая статья, где утверж­далось, что Сталин «активно отстаивал принципы мар­ксизма-ленинизма» .

Важнейшая особенность, характерная для поли­тической ситуации второй половины 60-х — начала 1980-х гг., состоял в том, что линия на стабилизацию советского общества была прервана. Это не замед­лило сказаться на духовной, общественно-политичес­кой атмосфере. Вновь начался поход против инако­мыслящей интеллигенции. Возникло диссидентское движение. Оно имело две стороны: выезд за рубеж части граждан (эмигранты) и попытки индивидуаль­ной борьбы против тоталитарного режима (диссиден­ты). Если эмиграция в целом завершалась успешно, то представители второго направления, как правило, попадали в тюрьмы, психиатрические больницы и только в лучшем случае высылались за рубеж. Борь­ба с диссиденством коснулась многих талантливых людей — ученых, писателей, музыкантов. Среди них А. Солженицын, И. Бродский, М. Ростропович, А. Саха­ров и многие другие.

Мощным толчком к повороту «верхов» вправо ста­ли события 1968 г. в Чехословакии, которые внутри СССР обернулись «закручиванием гаек» в идеологии и культуре, преследованиями диссидентов, усилением догматических тенденций в общественных науках. Постепенно возрождался сталинизм. Однако между сталинизмом и неосталинизмом были существенные различия.

Во-первых, в этот период политический режим пере­стал быть таким произвольно-тираническим, каким он был при Сталине. В отличие от массовых расстрелов и заклю­чений в лагеря в 1930— 1950-е гг., в 1960— 1970-е гг., пре­обладали клеветнические кампании, судебные пресле­дования, незаконное содержание в психиатрических ле­чебницах и пр. Авторитаризм политической системы не был разрушен. Произошел переход от одних форм авто­ритарности — кровавых и беспощадных — к другим — все-таки гораздо менее жестоким.

Во вторых, в 1960— 1970-е гг. стали ощущаться но­вые веяния: работа высших органов власти — Верхов­ного Совета СССР и союзных республик, Центрального Комитета партии — приобрела большую упорядочен­ность и регулярность, стала более открытой. Обозначи­лось какое-то подобие дискуссии, обмена мнениями.

Таким образом, сталинская модель социализма не была преодолена. Она только видоизменилась. Вместо тиранической, кровавой и безграничной власти едино­личного вождя утвердилась не кровавая, но почти столь же необъятная власть верхушечных аппаратных групп. Аппарат из орудия личной власти Сталина превратил­ся в самостоятельный субъект политики. Сложился классический тип бюрократии, когда «центр» во всем полагался на места относительно местных проблем, а «места» целиком доверяли центру решения проблем общих.

Заметную роль в создании необходимого теорети­ческого фундамента сыграла концепция «развитого социализма». Это понятие впервые употребил В.И. Ле­нин в 1920-х гг. Затем понятие «развитой социализм» прозвучало в 1967 г. в докладе Л.И. Брежнева, посвящен­ном 50-летию Октябрьской революции. Он заявил, что наше общество вступило в новую фазу развития. В От­четном докладе ЦК XXIV съезду партии (1971) было сказано, что в СССР «самоотверженным трудом совет­ских людей построено развитое социалистическое об­щество».

Идеологически «развитой социализм» определял­ся как общество, в котором завершается перестройка всех общественных отношений на внутренне прису­щих социализму коллективистских началах, успешно решается задача создания материально-технической базы коммунизма, а вместе с ней и условий для фор­мирования гармонически развитой личности. Поэто­му если социалистическое общество признавалось все более целостным в теории, то и в действительности иного быть не могло. Все негативные явления рассмат­ривались как враждебные социализму инсинуации.

К началу 1970-х гг. мировой системе социализма ценой колоссальных усилий удалось добиться воен­но-стратегического паритета с блоком НАТО. Между Организацией Варшавского Договора и НАТО сложи­лось примерное военно-стратегическое равновесие. На основе этого был совершен переворот от «холод­ной войны» к разрядке международной напряженнос­ти. 1970-е гг. вошли в историю международных отно­шений как период разрядки.

Одна за другой следовали встречи на высшем уровне. В 1972 г. был подписан Договор об ограниче­нии систем противоракетной обороны и Временное со­глашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений. В 1973 г. в Хельсинки состоялось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, в котором приняли участие 33 европейских государства, США и Канада. Заклю­чительный акт в Хельсинки — Декларация принципов взаимных отношений — был подписан в августе 1975 г. Однако к концу 1970-х гг. международная обстановка вновь заметно осложнилась. Политика «разрядки» ус­тупила место новому мощному витку гонки вооруже­ний. Выдержать его стране, оказавшейся на пороге кри­зиса, было мучительно трудно.

Итак, в 1970-е гг. уже четко обозначились застой­ные явления в экономическом, политическом, социаль­ном развитии, духовной сфере, национальных отноше­ниях, деятельности самой партии. Глубинные деформа­ции, накапливавшиеся десятилетиями, подвели страну к грани кризиса. Вся внутренняя атмосфера и между­народная обстановка повелительно диктовали одно — необходимость структурных перемен.

Первые попытки перемен в нашем обществе обыч­но связывают с именем Ю.В. Андропова. Он после смерти Л.И. Брежнева в ноябре 1982 г. был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. Именно это со­бытие обычно считают тем рубежом, с которого на­чался отход от прежнего, ведущего к пропасти курса.

Ю.В. Андропов существенно отличался от многих политических деятелей своего поколения. Это был че­ловек острого и цепкого ума, высокого уровня культу­ры, творческих способностей, цельный в своем миро­воззрении. И отнюдь не случайно, что после октябрь­ского (1964) пленума ЦК КПСС именно он предложил наиболее емкую, четкую программу действий. Про­грамма эта более последовательно, чем при Хрущеве, опиралась на линию XX съезда партии и включала в себя, такие пункты, как проведение экономической ре­формы, переход к современному научному управле­нию, развитие демократии, самоуправления, сосредо­точении партии на политическом руководстве и, нако­нец, прекращение гонки вооружений и выход СССР на мировой рынок с целью приобщения к новым тех­нологиям.

В то же время Ю.В. Андропов был ярким предста­вителем жесткой, «силовой» политики. Это прослежи­вается на всех этапах его политической деятельности — и в начале 1950-х гг., когда он стоял во главе Карельс­кой партийной организации, и в середине 1950-х гг., когда он был послом в Венгрии, и в годы, когда он воз­главлял КГБ СССР (1967—1982). В настоящее время хорошо известно, какую роль играл КГБ в преследова­нии инакомыслящих, в борьбе с диссидентством и пр. Ю.В. Андропов входил в состав той узкой группы лиц, которая в 1979 г. приняла решение о вводе войск в Афганистан — вопреки мнению военных и гражданс­ких специалистов. Андропов никогда не скрывал своего одобрительного отношения к этому акту и отстаивал его правомерность вплоть до самого конца. Можно приве­сти еще немало фактов, говорящих о Ю.В. Андропове как о жестком политике.

Его труды и выступления отличались глубиной мысли и вместе с тем страстностью, высокой компетент­ностью и конкретностью, убедительностью и доходчи­востью. Свидетельство тому — его работа «Учение Кар­ла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР». В ней на основе творческого ис­пользования учения К. Маркса и Ф. Энгельса, совре­менного опыта был дан глубокий теоретический анализ насущных вопросов и противоречий общественного раз­вития в нашей стране.

Следует заметить, что вся позитивная программа Ю.В. Андропова на практике была сведена к укрепле­нию дисциплины. Именно в безответственности, недис­циплинированности, расхлябанности он усмотрел кор­ни и причину всех наших бед и трудностей. За пятнад­цать месяцев пребывания Ю.В. Андропова у власти, по данным опубликованным в печати, было смещено 18 со­юзных министров, 37 первых секретарей обкомов, край­комов, ЦК компартий союзных республик. Таких кадро­вых перемещений в стране не наблюдалось с 1930-х гг. В то же время не обошлось без перегибов. В борьбе за дисциплину начался массовый «отлов» опоздавших на работу, «облавы» на прогульщиков в магазинах и даже в банях. Причем комический эффект явно превышал де­ловой.

Таким образом, в деятельности Ю.В. Андропова было много хорошего, полезного, доброго, но было и нечто другое, что не согласуется с его обликом дально-


Гдан XV

видного, политически.зрелого руководителя. И это дру­гое весьма огорчительно. Требуют дополнительного прояснения некоторые важные моменты его биогра­фии. Например, какова была его роль в событиях 1956 г. в Венгрии, где он был в то время советским послом.

Теперь о преемнике Андропова на посту Генераль­ного секретаря, Председателе Президиума Верховно­го Совета СССР К.У. Черненко. Следует заметить, что он претендовал на пост Генсека сразу после смерти Л.И. Брежнева. Но тогда не получилось. И все-таки Черненко дождался своего звездного часа. Он насту­пил в феврале 1984 г., когда скончался Ю.В. Андропов. Этого хотели кроме претендента и некоторые члены Политбюро, чтобы сохранить свое положение и свя­занные с ним привилегии. Приход К.У. Черненко к ру­ководству страдой означал возврат к прежним, устояв­шимся порядкам.

К.У. Черненко не обладал ни интеллектом, ни эру­дицией, ни политическим кругозором, ни общей культу­рой, ни организаторскими способностями. Приход к власти такого человека объясняется не только субъек­тивными причинами, но и объективными. Речь идет, в первую очередь, о нашей прежней административно-командной системе управления, от которой мы с таким трудом освобождаемся. Только при такой системе Бреж­нев, уже будучи в состоянии глубочайшего маразма, все еще ходил в лидерах партии и страны. Только при по­добной системе оказался на вершине пирамиды власти Черненко. В предчувствии своей кончины, Черненко, видимо, терзаемый угрызениями совести, советовался с Громыко по поводу своей отставки. Но на смену ему «прорабы застоя» уже прочили своего человека.

-Может быть, именно эти месяцы, когда у политичес­кого руководства страны находился К.У. Черненко, сыг­рали роль последней капли, переполнившей чашу, после­днего довода, убедившего группу руководителей в необхо­димости крутого поворота. Март 1985 г. ознаменовал собой не только конец «эпохи Брежнева», но и подвел черту под целой эпохой нашей истории, эпохой административно-командной системы управления. Сформировавшись к се­редине 1930-х гг., эта система изначально несла в себе могучий разрушительный заряд регресса и упадка.


К середине 1980-х гг. система исчерпала себя. Обстановка накануне мартовского (1985) Пленума ЦК КПСС была далеко не простой. С апреля 1985 г. нача­лась новая эпоха — эпоха перестройки, глубочайших преобразований всей нашей общественно-политичес­кой жизни. Именно она предопределила облик нашего общества на многие и многие десятилетия.

Выводы

■ В течение двух десятилетий СССР прошел слож­ный путь от свертывания реформ до скатывания в состояние социально-экономической стагнации. Замедлились темпы экономического роста, которые два десятилетия после Великой Отечественной войны были высокими.

■ Очень велико было бремя военных расходов.

■ Истощение естественных природных ресурсов привело к их постоянному удорожанию.

■ Страна по-прежнему оставалась «закрытой» для внешнего мира, так и не став активным участни­ком международного разделения труда, не исполь­зовала всех выгод экономического и научно-тех­нического сотрудничества.

■ Сложная демографическая и социальная ситуация сказалась на количественных и качественных па­раметрах рабочей силы.

■ Командно-административная система управления, выполнявшая свои функции в условиях экстенсив­ного развития экономики, решения чрезвычайных задач, оказалась недееспособной в 1965— 1985 гг.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем заключалась противоречивость экономического развития СССР в 1960- 1980-хгг.?

2. Назовите основные причины и результаты экономичес­кой реформы 1965 г.?

3. Каковы основные тенденции экономического и социаль­ного развития страны в 1970-х — начале 1980-х гг.?

4. В чем причины постоянного отставания СССР от запад­ных держав?

5. Изменилось ли что-либо в стране с приходом к власти Ю.В. Андропова?

6. В чем заключались особенности внешней политики СССР в конце 1960-х — начале 1980-х гг.?

7. Назовите основные тенденции развития духовной сферы СССР в 1960 - 1980-х гг. ?

Литература

1. БоффаДж. История Советского Союза. М., 1990. Т. 2. Кн. 7.

2. Верт Н. История Советского государства. 1900—1991. М., 1992.

3. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. М., 1991.

4. Медведев Р.А. Личность и эпоха. Политический портрет Л.И. Брежнева. М., 1991.

5. Механизм торможения. М., 1988.

6. Миф о застое. Л., 1991.

7. Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. М., 1991.

8. Проблемы отечественной истории. М., 1993.

9. Страницы истории советского общества. Люди, пробле­мы, факты. М., 1989.

10. Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты. М., 1991.


СССР В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ (1005-10011

Положение СССР во второй половине 1980-х гг. Радикальная экономическая реформа Реформа политической системы Политические преобразования в стране

Перестройка середины 1980-х гг. по своей комплек­сности и глубине не имеет аналогов, но в ее арсенале — опыт и уроки общественных преобразований предшеству­ющих лет. Многие из них имели поворотное значение. Собственно, весь процесс нашего исторического разви­тия оказался как бы сконцентрированным в нескольких критических точках, открывающих определенные этапы в жизни советского общества. Эти точки символически обозначали исторические повороты — революционные и реформационные, законченные и незаконченные. Пре­емственность задач осуществления социалистического процесса, революционный характер перемен, масштаб­ность цели исторически связали 1917 и 1985 гг.

Между этими рубежными вехами советской исто­рии можно выделить еще несколько поворотных точек, определивших в той или иной степени судьбы страны: 1921 г. — переход к новой экономической политике; 1929 г. — поворот к форсированному социалистичес­кому строительству; 1941 и 1945 гг. — начало и оконча­ние Великой Отечественной войны; 1956 г. — начало процесса общественного обновления на базе демокра­тизации; 1985 г. — экономическая реформа и попытки создания нового хозяйственного механизма. Эти пово­роты неодинаковы по своему значению, методам и формам осуществления, особенностям развития.


Сегодня, пытаясь разобраться в причинах возникно­вения застойных явлений, мы постепенно освобождаем­ся от привычки все объяснить влиянием приходящих факторов и «злых людей» — сначала вредителей, потом бюрократов, а вслед за этим и причин весьма объектив­ного на первый взгляд свойства, например «вала» и т. д. Трудности и проблемы, с которыми столкнулось советс­кое общество в 1970— 1980-х гг., затрагивают всех нас в той или иной мере... — так ставится проблема ответствен­ности сейчас. Сложившийся механизм торможения су­ществовал не сам по себе. Его конкретные носители были на уровне ЦК и правительства, в министерствах, рес­публиках и областях, в трудовых коллективах.

Концепция перестройки уже в своей основе — это отказ от принципа «разовых действий» и пере­ход к комплексным программам общественного об­новления. Ее главные составляющие — демократи­зация общественной жизни и радикальная экономи­ческая реформа.

■ Положение СССР во второй половине 80-х гг.
Радикальная экономическая реформа_____________

1985 г. стал серьезным рубежом в истории СССР. Процессы, которые подспудно развивались внутри государства, кризисные явления в жизни общества отчетливо выявились и стали стремительно нарастать. Положение СССР в середине 1980-х гг. было неодно­значным. С одной стороны, Советский Союз по-пре­жнему оставался великой державой, с другой — стре­мительно терял этот статус. В 1985— 1991 гг. СССР, как и ранее, был самым крупным по территории государ­ством (он занимал 1/6 обитаемой суши, 22,4 млн. кв. км). Согласно переписи 1989 г., население СССР состави­ло 286,7 млн. человек. В городах страны проживало при­мерно 67% населения, в сельской местности — 33% (в РСФСР, соответственно, 73,7% и 26,6%). На протяже­нии 1980-х гг., как и в 1960— 1970-х гг., происходил про­цесс опережающего роста неславянского населения, прежде всего в республиках Средней Азии и Азербай-


джане. Если количество русских, украинцев и белору­сов увеличилось с 1979 г. в среднем на 6%,то узбеков, таджиков и туркменов — от 34% до 45%.

К середине 1980-х гг. СССР обладал достаточно раз­витой инфраструктурой промышленности и сельского хозяйства, что позволяло ему достичь определенных успехов в экономике, прежде всего в военной (косми­ческая промышленность, военно-промышленный ком­плекс), и в основном обеспечивать себя, правда, на минимально допустимом уровне, продуктами питания и товарами широкого потребления. Социальные и на­циональные противоречия в стране находились в не-проявленном состоянии. СССР обладал огромными природными богатствами, несопоставимыми ни с од­ной из стран мира.

Однако, несмотря на определенные достижения в экономическом и социальном развитии, советское госу­дарство оказалось в глубоком предкризисном состоянии. Главной причиной его являлось прогрессирующее па­дение темпов роста промышленности, происходившее на фоне все убыстряющегося развития капиталистичес­ких стран. Перед руководством страны реально встала задача сохранения своей власти. Попытки «закручива­ния гаек», осуществленные во время короткого правле­ния Ю.В. Андропова, показали свою безрезультатность.

Впервые за послереволюционную историю разви­тия нашего государства партийное руководство откры­то признало свою вину и взяло на себя ответственность за положение в стране. Здоровые силы в партии и обществе в целом надеялись и стремились преодо­леть негативные явления, переломить течение собы­тий. В марте 1985 г., после смерти К.У. Черненко, Гене­ральным секретарем ЦК КПСС был избран М.С. Горба­чев. Он оказался в то время человеком, способным не только понять необходимость перемен, но и взяться за их осуществление, увлекая за собой огромные массы трудящихся. В него поверили. Ему оказали поддержку миллионы людей. КПСС возглавила эту работу. Пер­вым шагом в данном направлении явилась разработ­ка концепции ускорения социально-экономического развития страны. Она была принята апрельским (1985)

Пленумом ЦК КПСС. В дальнейшем в результате пе­реосмысления теоретического и политического разви­тия на партийных съездах и пленумах, а также съездах советов она получила название «перестройка». Входе ее разработки можно выделить три этапа.

Первый этап охватывает время от работы апрель­ского (1985) Пленума ЦК КПСС и до XXVII съезда КПСС (февраль — март 1986). На апрельском (1985) Пленуме была выдвинута задача достижения качественно нового состояния советского общества и указаны направления:

■ научно-техническое обновление производства и достижение мирового уровня производитель­ности труда;

■ совершенствование общественных, и в первую очередь экономических, отношений;

■ глубокие перемены в сфере труда, материаль­ной и духовной жизни людей;

■ активизация всей системы политических и об­щественных институтов.

Магистральный путь достижения данной цели ви­делся тогда в существенном ускорении социально-эко­номического развития общества, и главное — в ускоре­нии научно-технического прогресса, технической ре­конструкции народного хозяйства на базе новейших достижений науки и техники. В решениях XXVII съезда КПСС были конкретизированы и уточнены основные направления деятельности по реализации выдвинутой апрельским Пленумом ЦК задачи ускорения социаль­но-экономического развития, обновления внутренней и внешней политики страны. И на апрельском Пленуме ЦК и на XXVII съезде КПСС партия и ее руководство еще не осмыслили в полном объеме всю остроту проис­ходящих процессов и назревших проблем. Главным считался не слом административно-командной системы, сложившейся за предыдущие десятилетия, а ее совер­шенствование, не радикальная переделка всего обще­ственного здания, а лишь исправление отдельных де­формаций.

Уже первые годы перестройки показали, что нельзя достичь серьезного ускорения, да и в целом оздоров­ления общества, ничего кардинально в нем не меняя.

Для ускоренного обновления нужны, как минимум, слом механизма торможения и создание механизма ускорения, крупные структурные перемены в произ­водительных силах, производственных отношениях и в надстройке.

Второй этап — январский и июньский 1987 г. Пленумы ЦК — XIX Всесоюзная конференция КПСС (июнь —июль 1988 г.). Решения январского и июнь­ского (1987 г.) Пленумов ЦК КПСС положили начало практической перестройке политических и экономи­ческих отношений. В ноябре 1987 г. в связи с празд­нованием 70-летия Октября была предпринята попыт­ка по-новому оценить весь пройденный страной путь, не отказываясь от своей истории, отчетливо разли­чая в ней как светлые, так и трагические страницы. В июне —июле 1988 г., впервые за долгое время, со­стоялась Всесоюзная конференция КПСС, на кото­рой основные направления перестройки получили дальнейшее развитие. Перестройка предусматрива­ла кардинальные изменения в политике, экономике, социальной и духовной сферах. В частности, выдви­гались следующие задачи:

■ решительное преодоление застойных процессов, слом механизма торможения, создание надеж­ного и эффективного механизма ускорения со­циально-экономического развития советского общества;

■ опора на живое творчество масс, всестороннее развитие демократии, социалистического самоуп­равления, укрепление дисциплины и порядка, рас­ширение гласности, критики и самокритики;

■ неуклонное повышение роли интенсивных факто­ров в развитии советской экономики, восстановле­ние и развитие в управлении народным хозяйством ленинских принципов демократического центра­лизма;

■ решительный поворот к науке, деловое партнер­ство с ней практики с целью достижения высших конечных результатов;

■ приоритетное развитие социальной сферы, все более полное удовлетворение потребностей совет-


глан xvi

ских людей в хороших условиях труда, быта, отды­ха, образование и'медицинское обслуживание; ■ энергичное избавление общества от искаженной социалистической морали, последовательное про­ведение в жизнь принципов социальной справед­ливости.

КПСС пришла к выводу, что другого пуги просто нет, отступать нельзя и некуда. На втором этапе также выявились некоторые иллюзии перестройки. Ярче все­го они отразились, например, в больших надеждах на переход к выборности руководителей предприятий. Однако он оказался совершенно неэффективным и был отменен специальным постановлением Верховного Совета СССР в начале 1990 г. Наряду с новыми широ­ко использовались и старые, казалось бы уже отжив­шие, административно-командные подходы к решению проблем: организация госприемки, создание Госагроп-рома для улучшения положения с продовольствием и др. Классическим образцом старых подходов явилась антиалкогольная кампания. Резкое сокращение произ­водства спиртного отозвалось вырубкой виноградни­ков, ростом самогоноварения и спекуляции.

Негативное воздействие оказало неблагоприятное сочетание таких обстоятельств, как тяжелейшая по своим последствиям авария на Чернобыльской АЭС (апрель 1986), землетрясение в Армении (декабрь 1988), снижение на мировом рынке цен на нефть — основ­ной продукт советского экспорта.

В итоге по истечении пяти лет перестройка не дала ощутимых социально-экономических результатов. Но этот период был объективно необходим обществу для широкого осознания бесперспективности существую­щей социально-экономической системы и выработки программы перехода к иной модели развития. XIX Всесоюзная партийная конференция была последним высшим форумом КПСС как властной организации. После нее и в соответствии с ее решениями начался процесс передачи власти Советам. И с этого времени эпицентр коллективных поисков путей дальнейшего осуществления перестройки перемещается в высшие советские органы.





Дата публикования: 2014-11-02; Прочитано: 2720 | Нарушение авторского права страницы | Заказать написание работы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.209 с)...Наверх