Студопедия.Орг Главная | Случайная страница | Контакты | Заказать  
 

Развитие философии жизни



В качестве предположения в этом разделе рассматривается, что каждый человек имеет жизненную философию, жизненный стиль, систему религиозных убеждений, даже если они только подразу­меваются и не осознаются человеком. Другим предположением является то, что поведение — это выражение основной философии человека. Когда поведение и основная философия жизни разли­чаются, это обычно вызывает личные проблемы. Личная филосо­фия жизни человека обычно включает убеждения об истоках и природе истины, о цели и значении его частной жизни, природе реальности, включая возможность существования персонально­го Бога. В число других элементов его философии могут вклю­чаться природа и иерархия ценностей, которыми он обладает, про­исхождение и судьба человека, относительные функции причи­ны и веры в процессах познания.

Процесс научения, проекции и инкорпорации ценностей взре-лую систему убеждений или философию жизни, как мы это ви­дим, схематично отражен на рис. 32. Бессознательные убеждения в системе ядра (рис. 32, а) усваиваются во время процесса воспи­тания из ценностей, которыми обладают родители и другие близ­кие люди. Эти интернализованные внешние ценности (рис. 32, Ь) перевоспринимаются позднее как внешние по отношению к че-

— __ Неосознаваемые 00 усвоенные

Рис. 32. Процесс развития философии жизни

ловеку, после того как они становятся проекцией ранее усвоен­ных ценностей.

Во время процесса проекции (рис. 32, с) ядерная и эго-систе-мы модифицируют спроецированные ценности таким образом, что между ядерными ценностями и спроецированными ценностя­ми не складывается идентичных отношений. Например, человек может проецировать систему ценностей своей безопасности на внешние объекты таким образом, что он строит свою безопасность в связи с банковским счетом, членом семьи или такой идеологи­ей, как коммунизм.

Нам кажется, что терапевтическая задача — помочь клиенту исследовать свои убеждения и понять, как он проецирует ядер­ные ценности и воспринимает внешние ценности. Эта фаза кон­сультирования ведет его, так сказать, к возвращению этих спро­ецированных восприятий внешних ценностей в его систему са­мости (на рис. 32, d). Он может видеть, как его бессознательная ядерная система ценностей подвергается также влиянию систе­мы самости. Вооруженный этими полученными знаниями и ин-сайтом, он может перейти к развитию надежной и цельной ценно­стной структуры системы самости, которая больше не сфокуси­рована на внешних ценностях. Как результат, клиент не будет больше слепым рабом своих ядерных потребностей и ценностей, не будетжертвой внешней системы ценностей. Он не будет зави­сеть, например, от идей, чувств, людей, неприязни к нему, так как он приобрел уникальную, взаимосвязанную, независимую цен­ностную структуру.

Наше мнениеороли консультанта в помощи клиенту вдостиже-нии зрелой философии жизни схематически отражено на рис. 33. В начале консультирования (рис. 32, а) основной задачей являет­ся достижение осведомленности и прояснение имеющейся в дан­ное время системы ценностей клиента для большего включения ее на уровни системы самости и эго-системы.

Второй задачей является завершение фаз, отраженных на рис. 32. Эти фазы прорабатываются втечение всего процесса кон­сультирования. В этот период клиент оценивает эффективность своих убеждений и исследует способы их применения. Из этих усилий часто проистекает более зрелый, широкий, единый и эф­фективный взгляд на мир и жизнь.

Если предыдущие шаги не оказались эффективными, это мо­жет быть связано с тем, что клиент нуждается вболееспециализи-

Рис. 33. Роль терапевтического консультирования по проблемам цен­ностей

рованной информации или помощи, которые консультант или не способен обеспечить, или отказывается давать. Данные условия вынуждают обратиться за информацией и интерпретацией к та­ким источникам, как библиотерапия или пасторское консульти­рование.

В конечном счете, если весь процесс идет успешно, клиент достигает пункта (рис. 32, d), в котором он вырабатывает про­веренную личную философию, адекватную его времени и об­стоятельствам.

Хотя целью данного раздела не является представление фи­лософии жизни, мы считаем важным указать на некоторые про­блемы, с которыми сталкивается клиент при развитии или изме­нении философии жизни. Для каждого человека кажется оче­видной необходимость выработки философии, соответствующей его времени и обстоятельствам. Если он не обладает такой фило­софией, он обычно страдает от чувства пассивности, пессимиз­ма, одиночества, разочарования и, вероятно, даже дезинтеграции. О том, как при наличии адекватной философии построить силь­ную систему самости и сделать возможным достижение зрелости, написано в главе 4.

Проблемы смысла. Конфликты убеждений являются также ис­точником многих тревог клиента. Например, большинство кон­сультантов знакомо с типичной проблемой позднего подростко­вого возраста, связанной с обнаружением того, что семейные убеж­дения, которые подросток вынес из детского периода, внезапно разрушаются и уводят в трясину смятения и разочарования. Дру­гим примером служит студент, приехавший в колледж после уе­диненной жизни в маленькой общине стеистическими, ведущи­ми к сплочению взглядами на жизнь. Он оказывается внезапно включенным в атмосферу натурализма, рационализма, сайентиз-ма, гуманизма и многих других «измов», которые представляют собой угрозу его ясной, детской структуре убеждений. Этот кон­фликт и разочарование могут привести к еще более жесткой при­верженности кдетским убеждениям или к разновидности агнос­тицизма, когда он отказывается занимать ту или иную позицию по важным вопросам. Третьей возможностью может быть отвер­жение прежних убеждений в результате сильного эмоционально­го и связанного с обучением потрясения. Часто вне таких потря­сений находится преданность различным системам, предлагаю­щим похожее удовлетворение, таким как политическое движение, наука или философия.

Если клиент выбирает одну из теистических позиций, он ос­новывает свои поиски смысла на вере в Бога и выстраивает свое видение мира на центральной идее существования Бога. Одним из способов рассмотрения так называемого «затруднительного положения человека» является человеческое отчуждение, а затем попытка приближения, возвращения к Богу. Человек может за­нимать позицию, согласно которой он имеет трансценденталь­ную сущность для объединения, в конечном счете, с Богом. Он может чувствовать, что человек не одинок во вселенной, которой не безразлична его судьба. Он верит, что является созданием Бога, ответствен перед Богом и надеется на возвращение и единение с Богом. Для него становится важной проблемой, как быть его ис­тинной сущности в трагической структуре и беспорядках обще­ства.

Христианская идея подчеркивает человеческую отчужден­ность от Бога, поэтому реализация человеком этого отчуждения ведет к выраженной базисной тревоге. Кланн выразил эту точку зрения на симпозиуме по психологии и христианству следую­щим образом:

«Тревога человека является продуктом его греховности, состояния отчуждения или несовместимости, которое существует между ними Богом, между человеческой волей (как выражением его сущности) и волей Бога. Поскольку сущность человека производна от Бога, как было сказано ранее, человек в своей несовместимости с Богом имеет важные причины, чтобы чувствовать угрозу своему существованию. Последствием его непослушания является угроза: "Ты истинно умрешь" (книга Бытия, 2: 17)» [203, р. 55].

Спасительные и основанные на переходе в другое состояние доктрины христианства обеспечивают смысл посредством воз­вращения человека к Богу.

В теистическом взгляде на жизнь основным является сущест­вование личного Бога. Некоторые клиницисты, такие как вен­ский невролог Виктор Франкл, постулируютсильную потребность в Боге, подобно биологически основанной потребности голодай жажды [108]. Он постулирует эту потребность в силу человечес­кого стремления придавать смысл жизни. Франкл утверждает, что человеческая личность подчиняется законам, которые превыше психологических законов и имеют отношение к человеческим идеалам и ответственному поведению. Он называет методы помо­щи человеку стать более осведомленным о своих идеалах и сосре­доточиться на понимании своей ответственности «логотерапией». Это форма психотерапии, посвященная раскрытию главной цели и значения жизни. Основанные на экзистенциальном анализе ме­тоды логотерапии не определяют, какие ценности выберет кли­ент; но при этом подчеркивается факт, что он должен сделать вы­бор. Методы логотерапии претендуют на особое соответствие со­стояниям, которые человек должен принять, таким как инвалидность и страдание.

Моурер ' разделяет мнение постепенно увеличивающейся группы психологов, что неврозы и психозы по существу явля­ются болезнями. Концепт болезни, примененный к эмоциональ­ным расстройствам, а также неприятностям у нормальных лю­дей, означает, что, например, состояния безответственности, нар­циссизм, зависимость и чрезмерная агрессивность не являются собственной ошибкой. Положение больного предполагает, что человек едва ли будет осужден за свое состояние. Он может с выгодой переместить осуждение на поведение родителей, депри-вацию средой и другие факторы вне своего контроля или личной ответственности. Моурер показывает, что нам следует тщатель­но изучить этот концепт болезни в отношении эмоциональных проблем, вплотьдо исследования теологической доктрины гре­ха как концепта, объясняющего личностные расстройства. Эмо-

__________

1 О. Н. Mowrer. Sin, The lesser of two Evils. «Грех, наименьшее из двух зол». Неопубликованная рукопись.

циональные расстройства являются, согласно последней пози­ции, разновидностью моральных проблем с подчеркиванием личной ответственности за поведение.

Моурер предположил, что, вероятно, священники при лично­стных расстройствах также становятся слишком увлеченными концептом болезни и психоаналитическими объяснениями чело­веческих проблем. В данном произведении мы не готовы коммен­тировать это направление, за исключением того, что эта мораль­ная конструкция человеческих затруднений потребует серьезно­го изучения и тщательного рассмотрения в течение ближайших лет.

Другой позицией для обоснования убеждений служит пози­ция, широко описанная как гуманизм. Его основной ценностью является собственное существование человека. Имеется два глав­ных постулата: человек в морально нейтральной вселенной оди­нок; человек сам себе моральный судья. Существует убеждение, что он сам создает себе сложности. Он ограничен в своих дости­жениях только из-за своей природы. Человеческие затруднения решаются самостоятельно в процессе рассуждений и методами самораскрытия, включенными в психотерапевтические методы, такие как психоанализ. Существует сильное убеждение в челове­ческой способности к росту и позитивной мотивации к разреше­нию собственных и социальных проблем.

Эрих Фромм выбрал в качестве примера «экзистенциального гуманиста» того, кто пытается соединить мостом пропасть между приведенными позициями. Гуманистическая позиция уходит кор­нями в философские потрясения, происходившие в эпоху Про­свещения семнадцатого столетия. Мнение Фромма о человечес­ких проблемах, которое, как мы надеемся, привлекательно и ти­пично для его идей, резюмировано в следующей цитате:

«Гуманистическая религия... сосредоточена вокруг человека и его до­стоинств. Человек должен развить свою способность рассуждать, для того чтобы понять себя, свои взаимоотношения с друзьями и свое положение в мироздании. Он должен различать правду, относящуюся как к его ограни­чениям, так и возможностям. Он должен развить способность любить дру­гих, а также себя, и переживать общность со всеми живыми существами. Он должен иметь принципы и нормы, руководящие им в его действиях. Религиозный опыт в этом смысле есть переживание единства со всем, основанное на связи человека с миром, как оно постигается в размышле­ниях и любви. Согласно гуманистической религии, целью человека является достижение величайшей силы, а не величайшего бессилия; достоин­ством является самореализация, а не смирение. Вера — это, несомненно, убеждение, основанное на собственном опыте размышлений и пережива­ний, а не разрешение на суждение за счет создателя теории. Преобладаю­щее настроение — радость, тогда как преобладающее настроение в автори­тарных религиях — скорбь и вина.

Ввиду того, что гуманистическая религия теистична, Бог — это символ собственного могущества человека, которое он стремится реализовать в жиз­ни, а не символ силы и господства, имеющего власть над человеком (курсив наш. - Л. Б. и Э. Ш.)» [117, р. 37].

Фромм указывает в другом источнике:

«Есть только одно решение его проблем: посмотреть в лицо правде, понять его базисное одиночество и изоляцию в мироздании, равнодушном к его судьбе, признать, что нет силы, превосходящей его, которая может решить проблемы за него.... Если он смотрит в лицо правде без паники, он сможет понять, что нет другого смысла в жизни, кроме значимости челове­ка, дарующего жизнь посредством раскрытия способностей, посредством плодотворного образа жизни» [115, р. 44—45].

Важным положением гуманистической позиции является то, что человек живет в неупорядоченной социальной ситуации. Он должен примириться с несовместимостью в социальной обста­новке, прилагая собственные усилия. Он должен раскрыть внут­ри себя собственные ценности и найти прочную опору в согласии и культурных нормах. Его возможности и сложности, в основном, вызваны им самим.

Есть много людей, пытающихся построить «мост» между двумя основными позициями человеческой ситуации в мироздании. Кл­иенты часто выражают тревогу по поводу таких проблем, и те­рапевтическому психологу надлежитзнать основные философские предположения, лежащие в основе различных систем убеждений. Консультант может помочь клиенту увидеть несоответствия и п-ротиворечия в его системе, помочь в более ясном определении жи­зненных ценностей. Лифтон, например, использует три критерия оценки эффективности работы консультанта в помощи клиенту прояснить взгляды в области религиозных убеждений:

«1) чувства клиента по отношению к достижению удовлетворяющего решения своих проблем; 2) чувства консультанта по отношению к тому, что действия клиента в наибольшей степени согласованы с представлениями консультанта; 3) степень соответствия решений клиента одобряемому поведению сточки зрения общественных норм» [185, р. 367].

Мы в большей степени согласны с первым критерием. Су­ществует большая потенциальная опасность, что консультант может проецировать в обсуждение многое из собственных цен­ностей, когда речь идет о втором критерии. Третий критерий из перечня Лифтон в основном касается самого клиента и предус­матривает, что применение им религиозных убеждений не угро­жает благополучию других. Вероятно, религиозный консультант из-за своих сектантских взглядов был бы благодарен за принятие позиции, отличающейся отданных критериев.

Экзистенциальные идеи оказывают нарастающее влияние на американское консультирование и психотерапию. Эти идеи, им­портированные из Европы, прорастают, скорее, спонтанно и од­новременно в нескольких центрах. Они не ведут к основанию но­вой школы или новой серии теорий, а скорее прокладывают но­вый путь во взглядах на человеческое бытие. Двумя основными проблемами понимания экзистенциального движения являются: разнообразие идей, иногда противоречивых, скрывающихся под семантическим покровом, и сложности английского языка в оп­ределении переживаний и концептов, разработанных в экзистен­циальной системе.

Существенно, что экзистенциальный подход стремится избе­жать обычных субъект-объектных подходов к исследованию по­ведения человека, в которых человек разделяется на сегментар­ные «сущности» для поиска характеризующих их основ [198]. Это является попыткой понять сущность природы конкретного чело­века в дополнение к обычным объективным научным подходам. Например, в психотерапии предпринимались попытки помочь клиенту пережить свое сущностное бытие или человечность. Опыт консультирования и психотерапии особенно соответствует дан­ной задаче, так как в этом опыте в периоды кризисов и душевных страданий обнаруживается сущностное бытие, которое характе­ризует клиента в ходе психотерапевтических отношений. Факти­чески, экзистенциализм является представлением о человеке как персоне в непрестанном процессе становления, постоянно прохо­дящем через кризисы.

Поскольку экзистенциализм является не философией или спо­собом жизни с осязаемыми целями и опознаваемыми аксиомами, а попыткой овладеть реальностью, читатель может получить удов­летворение в исследовании некоторых оригинальных источников, написанных, например, Кьеркегором, Ясперсом, Хайдеггером,

Тиллихом, Бинсвангером и Бубером. Мэй [198] написал несколь­ко работ по экзистенциализму и терапии, которые будут служить читателю введением в эту теорию.

Роль консультанта и психотерапевта и вопросы убеждений. Что может консультант, как консультант, сделать при вопросе клиента о религиозных убеждениях? Во-первых, он может оп­ределить значимость религиозных чувств и убеждений для лич­ностного развития конкретного клиента. Во-вторых, консуль­танту следует знать, как справляться с собственными религи­озными проблемами, которые могут быть выявлены при решении проблем клиента. Ему следует проработать их до со­стояния, когда они не будут проецироваться и отражаться на отношениях с клиентом. Ему также следует достаточно хорошо осознавать собственное вероисповедание, чтобы он восприни­мал чужие убеждения без риска для своей веры, следуя по пути эмпатии. В-третьих, он может рассматривать проблемы религи­озных убеждений таким образом, каким он обращается с любой другой связанной с аффектом проблемой, например касающейся брака, работы, детей или секса.

Консультанту следует поинтересоваться источником религи­озных убеждений клиента. Произошли они в связи с воскресной школой, кино или семейными наставлениями? Было бы хорошо отметить социальные предпосылки клиента, такие как убежде­ния родителей и влияние церкви, атакже их влияние нарелигиоз-ные убеждения и практику клиента. Наконец, если консультант находит, что его техники и взаимоотношения не соответствуют потребностям клиента, тогда может потребоваться что-то допол­нительное, в форме религиозного консультирования специалис­том, но только после исчерпывающей дискуссии по важным фи­лософским взглядам.

Проблемы привязанности

Чувствовать себя как дома в мироздании, быть ценимым как личность и чувствовать чью-то близость — все это глубокие лич­ностные потребности. Консультанты поражаются этой непреодо­лимой потребности в привязанности или, рассматривая шире, любви. Проблема предложения и получения любви уже была об­суждена на страницах этой книги. Целью включения темы вдан-ный раздел книги служит рассмотрение гироскопического эф­фекта привязанности и любви на человеческую жизнь.

Одной из притягательных сторон членства и идентификации с широкими социальными, политическими и религиозными дви­жениями является чувство близкой принадлежности и состоя­ние важности для значимых дел. В таких случаях присоедине­ние человека к группе играет существенную роль в развитии чувства привязанности. Следует подчеркнуть, что привязан­ность должна включать высокую степень интимности — близ­кую дружбу, товарищество, рабочую организацию или брак. Из этого перечня лишь брак обеспечивает величайшее удовле­творение потребности в привязанности, так как в браке есть, по крайней мере, еще один человек, который заботится о само­сти другого.

Работа обеспечивает еще одну возможность для таких чувств, но она в некоторых отношениях является парадоксом. Несмотря нато, что работа дает удовлетворение в привязанности, оначасто вызывает у человека чувство, что им манипулируют и относятся к нему как к «товарному продукту». Например, признак «человека компании» пугает многих чувствительных людей.

Второй проблемой, связанной с рабочей привязанностью, яв­ляется обычная картина бизнесмена или профессионала, полу­чающего большое удовлетворение от чувства привязанности к работе. Часто такой человек получает мало удовлетворения от семьи или посвящает ей мало времени. Консультанты и тера­певты часто наблюдают феномен «порочного круга» у человека, получающего все меньшее удовлетворение от семейной жизни и наращивающего поиски удовлетворения от работы. Такой цикл может приводить к другим признакам личностного спада, таким как алкоголизм или измена. Шобен [276] тщательно про­анализировал проблему при менее тяжелых случаях, когда кли­енты искали чувство самоценности в профессиональных заня­тиях или отклоняющейся социальной или сексуальной актив­ности.

Многие мужчины и женщины чувствуют, что они должны сде­лать выбор между семьей и работой. Баланс этих двух составляю­щих личной жизни является личным делом клиента, которое долж­но исключать диктат консультанта. Однако нужно, как кажется, подчеркнуть необходимость оптимальной пропорциональности между работой и домом, ведущей к максимальному удовлетворе­нию и продуктивности всех участвующих. Считается, что Фрейд имел ответ на вопрос, что человек должен делать, чтобы стать зрелым человеком, вреплике: «Любить и работать». Зрелый, хорошо функционирующий человек нашего общества должен быть спо­собен как любить, так и работать.

Главное применение терапии связано с нахождением оптималь­ного баланса между работой, семьей, развлечениями и граждан­ским участием. В дальнейшем такие клиенты не склонны искать необходимое удовлетворение в привязанности и самоценности за счет деятельности, которую выполняют. Клиент может просить консультанта помочь найти человека или группу, с которыми он может установить связь. Такая претензия нуждается в оценке и интерпретации в свете возможного усиления зависимости, а так­же степени, в которой, как чувствует консультант, он может поз­волить быть ведомым в роли «агента» клиента. Терапевт может помочь клиенту очень точно понять его глубокие потребности в безопасности и самоценности, которые достижимы в процессе более удовлетворяющих человеческих взаимоотношений.

Существуют условия, при которых терапевт испытывает по­требность помочь клиенту принять ограничения его настоящей ситуации, применяя методы достижения инсайта и оказывая под­держку. Примерами таких ситуаций может быть низкая вероят­ность брака у хронических инвалидов или одиночество, испыты­ваемое недавно потерявшими супруга или разведенными. Такие люди нуждаются вразвитии внутренних ресурсов, для того чтобы совладать с недостатком близких отношений. Иногда такие кли­енты могут найти компенсацию за счет отношений в малых груп­пах в церкви, школе или общине.

Тесно связанной с проблемами привязанности и одиночества оказывается проблема деперсонализации. Мы можем лишь на­помнить о механизмах отделения или расщепления аффекта и когнициях, имеющихся у психотиков, а также о чувствах нор­мальных людей, оказывающихся «объектами» манипулирования, купли и продажи, торговли, соблазнения или использования. Фромм [116] предупреждает об опасности, грозящей человеку, когда его принуждают чувствовать себя «вещью», биржевым то­варом, а не личностью.

Консультант может помочь таким клиентам путем формиро­вания состояния привязанности к людям. Основным способом являются терапевтические взаимоотношения, в которых клиент может более ясно видеть свои психологические защиты, особен­но те, которые отчуждают его от других людей. Он также будет менее склонен рассматривать других людей в качестве «вещей» для манипулирования, использования или эксплуатации, когда раскроет защитные искажения в своей личности.





Дата публикования: 2015-11-01; Прочитано: 207 | Нарушение авторского права страницы | Заказать написание работы



studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.008 с)...Наверх